Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

7 мая 2014

«АРЛЕКИН» — ЭТО СКАЗКА КАКАЯ-ТО

Одиннадцатый Всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин» в Санкт-Петербурге

— У этого принца сразу две лысины! Где вы видели лысых принцев? — возмущалась после спектакля, открывшего «Арлекин» 2014 , одна из гранд-дам жюри.
— А английский Уильям?
— Это в жизни! А в сказке лысых принцев не бывает!

Справедливости ради надо заметить, что составивший конкурсную афишу одиннадцатого «Арлекина» экспертный совет во главе с мудрейшей Екатериной Романовной Дмитриевской никакой ответственности за состояние головы сахалинского принца не несет. В записи мы (я тоже входил в этот совет) видели спектакль с другим актером в роли принца, очень обаятельным и совершенно не лысым. Выйти на сцену петербургского ТЮЗа он не смог, потому что за несколько месяцев до этого умер. Скоропостижно, совсем молодым. В сказках так не бывает, а в жизни, увы, случается.

Но с фестивальным показом спектакля Сахалинского международного театрального центра имени А. П. Чехова «Чудное представление, или Что-то будет» по мотивам сценария Е. Шварца к кинофильму «Золушка» в постановке Полины Стружковой (молодой режиссер — едва ли не главная надежда российского театра для детей) что-то явно не заладилось не только из-за этой актерской замены. В огромном, агрессивно-неуютном пространстве ТЮЗа веселый стеб, шутки и актерские розыгрыши по канве вечного сюжета вдруг зазвучали вымученно и натужно, раскованность обернулась пережимом, свобода импровизации — малохудожественным усердием. Из спектакля ушли легкость, кураж, хотя затейливость режиссерского рисунка и актерские старания все же можно было оценить даже в этом варианте.

«». Сцена из спектакля.
Фото — архив Красноярского ТЮЗа.

«Арлекин» по праву считается младшим братом «Золотой Маски»: тот же национальный размах, только в сфере внимания — не весь театр, а лишь тот, чьи главные зрители — дети. Как и у «Маски», программа «Арлекина» удивительно многообразна: конкурс и off, лаборатория «Молодые режиссеры — детям», лекции, просветительские и информационные проекты, «круглые столы» и неформальное общение… Как и у «Маски», вопросы порой вызывает разделение на конкурсную и неконкурсную программы. В прошлом году, например, многие недоумевали, почему вне конкурса были сыграны два явно лучших спектакля фестиваля: «Конек-Горбунок» Красноярской драмы в постановке Олега Рыбкина и «Сказка о мертвой царевне» Красноярского ТЮЗа в режиссуре Романа Феодори. На «Арлекине» 2014, как мне показалось, подобных вопросов не возникало: кроме двух особенных спектаклей для особых зрителей («Майская ночь» Московского театра кукол и «Штуковины и финтифлюшки» Нижегородского театра «Пиано» — о них ПТЖ уже написал) внеконкурсная программа подарила несколько спектаклей, проходящих по разряду «домашних радостей», — эстетический вкус они не оскорбляли (ну, почти), но и особого интереса не вызвали.

Поэтому о конкурсной программе. Бесспорным лидером (премия за лучший спектакль) оказалась «Снежная королева» Красноярского ТЮЗа, увы, так и не доехавшая до Санкт-Петербурга. Жюри «Арлекина» посмотрело спектакль Романа Феодори в Москве, где красноярцы играли его на фестивале «Золотая Маска» (номинация «Драма/Большая форма» и еще несколько). Размах, визуальные аттракционы в духе Цирка дю Солей (премия «Арлекина» художнику Даниилу Ахмедову), виртуозная пластическая партитура хореографа Натальи Шургановой, музыкальная вьюга, а, быть может, целая лавина композитора Евгении Терехиной (премия «Арлекина»), режиссерская воля Романа Феодори, объединяющего в единое целое сиюминутную актуальность картинки и вечность темы: Феодори восстанавливает купюры, сделанные в сказке Андерсена после революции, и становится ясно, что спасло Герду посреди ледяной пустыни. Разумеется, Божий промысел. Герду играет Наталья Розанова — душа и сердце этого спектакля, чей голос воистину способен растопить льды (премия «Арлекина» за лучшую женскую роль).

Если бы «Арлекин», как «Золотая Маска», делил свои спектакли на большую и малую формы, то в первом случае не было бы конкурентов у «Снежной королевы», а во втором — у маленького изящного спектакля Кемеровского театра для детей и молодежи «Что случилось с крокодилом» по пьесе М. Москвиной (премия «Арлекина» в номинации «Лучшая работа режиссера» Ирине Латынниковой, специальная премия театральных журналистов и критиков, приз зрительских симпатий, приз лучшему актерскому ансамблю). Просто длинный стол, просто песка («песок» театральный, тот, что не грозит ни актерам, ни зрителям). Просто желтая бумажка, обернувшаяся птичкой, вылупившейся из яйца, которое сторожит крокодил. Изумленный «папаша» явно ожидал чего-то иного. Крокодил Сергея Синицына (премия «Арлекина» за лучшую мужскую роль) — обыкновенное актерское чудо. Никаких внешних приспособлений: просто длинный торс, длинные руки и вполне себе мужская голова с удивленными глазами — на  песка. И из всего этого вдруг материализуется самый настоящий крокодил: недоумевающий, страдающий, влюбляющийся в такое неожиданное «дитя», трогательный, заботливый и даже способный к полету. Роль, сделанная почти без слов, на пластике и междометиях. Спектакль кемеровчан делает попытку интерактива, так что в его финале все маленькие зрители (и несколько стареньких) оказались в той же куче песка.

«Соловей». Сцена из спектакля.
Фото — архив Свердловского театра драмы.

Два этих лучших спектакля «Арлекина» 2014 — два способа диалога с сегодняшним юным зрителем: завораживающая феерия большой сцены и разговор глаза в глаза в камерном пространстве. Варианты этих диалогов могут быть самыми разными, что и подтвердил фестиваль. Мне жаль, что жюри сочло возможным отметить лишь поощрительными призами второго ряда два спектакля, которые, на мой взгляд, явно заслуживали большего. Это «Элион. Version 2.0» Санкт-Петербургского кукольного театра сказки (премия «Арлекина» художнику по костюмам Филиппу Игнатьеву) и «Соловей» Свердловской драмы, проект «Молодой театр» (премия «Арлекина» хореографу Александру Тихонову). «Элион» режиссера Игоря Игнатьева поражает размахом фантазии (придуман целый мир со своей системой смыслов и визуальных образов) и тем, как театр бесстрашно идет туда, где давно и безраздельно царят современная массовая культура, кино, индустрия компьютерных игр, романов и комиксов в стиле фэнтези. Именно там зависают современные подростки, казалось бы, безнадежно потерянные для театра. Но иногда они возвращаются. Я видел переполненный зал, который три с лишним часа не выключался из сценического действа (орки, эльфы, тролли, дриады, некроманты и люди этого «Элиона» не оставляют зрителей в покое даже в антрактах, а в финале вместе с ними танцуют что-то вроде джиги в фойе), воспринимая это как нечто знакомое, но и совершенно новое, открытое именно театральными ключами. Живому, ищущему театру для детей нужны поиски на такой эстетической территории, хотя, несомненно, они будут сопровождаться упреками традиционалистов, обвинениями в китче, непониманием и т. д. Но искать надо.

А «Соловей» в режиссуре Дмитрия Касимова и сценографии Владимира Кравцева пленяет изяществом формы и неожиданностью содержания: Касимов ставит не столько про конфликт художника и власти, Императора и Соловья (именно для разговора об этом андерсеновскую сказку в свое время переносили на сцену, к примеру, режиссеры Валерий Вольховский или Генриетта Яновская), сколько про истинное и имитационное, уникальное и тиражное. Есть живой Соловей (оперная певица Ольга Пешкова проявляет себя и как интересная драматическая актриса, но все же главное — ее живой голос), всегда разный, а есть — механическая игрушка (Полина Саверченко) с одним и тем же пластическим рисунком и одной и той же виртуозной арией Олимпии из «Сказок Гофмана», звучащей, разумеется, в записи. Я видел этот спектакль год назад, и надо признать, что он подразболтался — поистрепались чудные красные веера его китайских героев, он стал идти формальнее, — но все равно это значительная работа.

«Что случилось с крокодилом». Сцена из спектакля.
Фото — архив Кемеровского театра для детей и молодежи.

Скороговоркой о том, что по разным причинам не стало событием фестиваля. «Федорино горе» по Корнею Чуковскому Озерского театра кукол «Золотой петушок» (режиссер Дмитрий Ерохин) интриговало изначально заявленным замыслом: опрокинуть все действо в визуальный и звуковой мир 20-х годов прошлого века с их джазом, живописным авангардом, «Окнами РОСТА» и «Синей блузой». Замысел любопытный, но сценического развития не получивший, а только демонстрация замысла может сильно утомить даже всего за 40 минут. Смотреть спектакль театра «Et Cetera» «Звездный мальчик» (режиссер Гурам Брегадзе) жюри ездило в Москву и отметило премией «Арлекина» работу художника по свету Арсению Сафиуллину. Увы, в последний момент отменил свой приезд на «Арлекин» Алтайский молодежный театр со спектаклем «Гадкий утенок». Посмотреть его на другой площадке жюри уже не успевало, и незаурядная работа режиссера Екатерины Гороховской осталась и без благодарных фестивальных зрителей, и без наград.

Два слова о лаборатории «Молодые режиссеры — детям» (совместный проект «Арлекина» и РАМТа). Из шести показанных на нем эскизов (утверждается, что это шесть лучших из 49 заявок, каковы же тогда худшие?) сколь-либо профессионально состоятельным показался только один — «А дедушка в костюме?» режиссера и актрисы театра кукол Светланы Дорожко (кукольная история о том, как ребенок переживает смерть близкого человека). Остальные пять демонстрировали какие-то очень приблизительные познания в профессии, хотя все их авторы были не студентами, а уже дипломированными выпускниками таких педагогов, как А. Праудин, В. Фильштинский, Н. Наумов…

«Арлекин» −2014 вручил награду «За великое служение театру для детей» театральному педагогу и автору Роксане Николаевне Сац и премию «За весомый вклад в развитие детского театра России» — Вологодскому ТЮЗу. Обладатель Гран-при Красноярский ТЮЗ кроме скульптурной статуэтки Арлекина работы художника-ювелира Андрея Ананова получил еще 300 000 рублей на новую постановку, которую должен увидеть «Арлекин» 2015. Чем удивит Роман Феодори? Наверное, сказкой — обнаруживаешь вдруг, что в афише «Арлекина» приживаются только сказки (и замечу, в лонг-листе экспертного совета из 70 заявок почти все были сказочными). Другой театр для детей, наверное, имеет смысл искать на других фестивалях.

Комментарии 2 комментария

  1. Алексей Пасуев

    Стоит упомянуть ещё один спектакль фестиваля – “Аленький цветочек” Национального театра Карелии в постановке Полины Неведомской. Представленный во внеконкурсной программе он, тем не менее, связан с “Арлекином” крепко – ибо вырос из заявки, показанной в рамках фестивальной лаборатории “Молодые режиссёры – детям”. “Вырос” во всех смыслах – так, что не потерялся даже на огромной сцене ТЮЗа, которая больше родной сцены коллектива раза в два. Эффектные мобильные декорации Анны Маркус стали ещё эффектнее и мобильнее в соединении со сложными и разнообразными видеопроекциями Константина Щепановского (что, согласитесь, в спектакле о дальних путешествиях и волшебных превращениях дело далеко не последнее). Очень оживила спектакль и пластичная массовка, изображающая то морские волны, то жителей далёких стран, то зачарованных слуг Чудища (в роли массовки – ведущие актёры театра, включая заслуженного артиста Карелии Вячеслава Полякова). В главной роли Насти как всегда обаятельна и убедительна Юлия Куйкка – особенно удалась сцена пробуждения героини во дворце Чудища, решённая как танец волшебного преображения закомплексованной “серой мышки” в сказочную принцессу (замечательная работа ассистента режиссёра по пластике Андрея Харина). Самое слабое место постановки – сделанная самим режиссёром стихотворная инсценировка сказки Аксакова: думается, для этой цели можно было бы позвать кого-то более профессионального – и в отношении драматургии, и (особенно!!!) в отношении стихосложения.

  2. Нина Урванцева

    Зрители разных возрастов любят “Элион”.Так сложилась судьба спектакля, что он стал понятен детям от 7 лет до 105…(хотя мы сами поставили на премьерной афише 16+). Приходят семьями, приходят второй раз и приводят с собой друзей, приезжают на спектакль зрители из ближних городов: за красотой и неповторимостью праздника театрального искусства . Это те, ради кого мы работаем, живем! Любители сказок (иных миров,иллюзий), любители театра, любители Театра сказки! Спасибо большое нашим зрителям, и Вам, уважаемый Владимир, за Ваше понимание театра!!!! За добрые слова и веру!

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога