Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

9 июня 2014

АНГЕЛ МИТЯ

«Митина любовь». И. Бунин.
Театр на Литейном.
Режиссер Андрей Сидельников, сценография Марии Плаксиной, режиссер по пластике Ирина Ляховская.

Нынешний сезон был отмечен рядом бунинских премьер. Из того, что знаю — «Солнечный удар» Ирины Керученко на Малой сцене Александринского театра и «Любовь, любви, любовью, о любви» (композиция из рассказов «Темных аллей») в ярославском Театре им. Ф. Волкова. Наконец — «Митина любовь» в Театре на Литейном. Обычно Бунин очень тяжело переводится на сценический язык. Те 1000 оттенков любви, которые возникают в его рассказах, театр утяжеляет, опредмечивает, закрепляет телесно.

Такое впечатление, что в спектакле Андрея Сидельникова телесностью, наоборот, пренебрегают. Это сквозит во всем, начиная с оформления, — среда спектакля образована двухъярусной конструкцией, расчерченной квадратами полупрозрачно-пластиковых окон, — и заканчивая пластическим рисунком, переводом жизни персонажей в хореографический план. Хотя, казалось бы, какое движение без тела?

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Лирическая стихия спектакля поддержана и музыкальным рядом — настоящий пианист вживую аккомпанирует действию. Помимо того главным героям «аккомпанирует» ряд второстепенных персонажей (своего рода небольшой хор), сыгранных молодыми актерами театра.

Все, что происходит с героями, — и чувства, и сюжетный план, — оформлено пластически (хореограф Ирина Ляховская). Многое получается иллюстративно, заострено до карикатуры, например, сцена экзамена в драматической студии Кати. Чувствуется желание изобличить Катино богемное окружение. Ее одноклассницы поют, выглядят и двигаются так, словно они шансонетки в дешевом варьете, а экзамен — так, словно это кабаре в саду «Эрмитаж» (а между тем, у Бунина угадывается, что описанная им студия близка МХТ). Холеный, скучающего вида директор, Катин будущий развратитель (Александр Майоров), плотоядно посматривает на героиню, едва не облизываясь, как кот на сметану. Мама Кати (Наталья Тройницкая) исполняет песню Вертинского в надрывно-обличительной манере. На всем печать мещанской претенциозности, словно в описаниии не Бунина, а, к примеру, Аверченко.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

При виде Кати и Мити в голову легко приходит фраза: и жить торопятся, и чувствовать спешат. Рисунок движения героев, подхваченных весной любви, стремителен. Текст, в том числе и авторский, от третьего лица, проговаривается торопливо, взахлеб. Минимум оценок, пауз, рефлексии. Ладно, Катя (Варвара Щербакова) — мы все-таки отчасти видим ее — изящную, длинноногую, как жеребенок, невинно-порочную — глазами Мити. Но рефлексии нет и там, где ее не может не быть. Внутренний монолог Мити, выражающий дихотомию любовного чувства, режиссер переводит в диалог… с соседом по комнате в студенческом общежитии. От чего потаенные интимные сомнения автоматом переводятся в типичный пацанский «базар» про баб.

А хореография не оставляет артистам пространства ни для душевного маневра, ни для подлинной телесной жизни.

Постоянно чувствуется стремление режиссера обозначить отношения. Причем обозначить условно-отвлеченно, не привязывая к психологии конкретного персонажа. Из полудетской Катиной прически, кос «корзиночкой», свисает говорящая деталь — белая шелковая лента. За нее директор в конце концов поймает Катю, будто накинет лассо на необъезженную еще лошадь, и будет притягивать — наматывать на кулак.

С. Азеев (Митя).
Фото — архив театра.

Печать неестественности лежит и на том, как показана сельская жизнь, — теми же самыми актерами, что играли окружение героев в первой, городской, части. Сколько бы молодые актрисы ни давили капусту, ни подтыкали юбки, ни говорили нарочито грубовато, они все равно остаются ряжеными, пейзанками. То, что Аленку играет та же самая Варвара Щербакова, заставляет зрителей видеть в этом персонаже (хотя бы внешне) двойника Кати. Но Митя то не реагирует на нее, как на двойника! Телесная жизнь Мити, ужас неконтролируемого телесного влечения (Бунин и продолжает тему, и полемизирует с рассказом Льва Толстого «Дьявол») вовсе оставлены за кадром. Как и тема того, что толкает Митю к Аленке, когда все его помыслы поначалу устремлены к Кате, закручиваются в водоворот ожидания письма от нее… Короткое бурное соитие Мити с Аленкой тоже стыдливо решено как хореографический номер, что сейчас в театре, как мне кажется, и вовсе дурной тон. Потому что низкая проза жизни, безлюбовной «случки» подменяется красивостью.

Вторая, деревенская, часть сжата. Вполне естественно, что театру не удается воплотить тему бунинского рассказа: одухотворения природы любовью; божественного, пронизанного любовью бытия, рая, который Митя теряет, — это слишком тонкая, едва ли драматическая материя.

Естество по-весеннему трепетного, полупрозрачного как молодой стебель Мити — первая большая роль Сергея Азеева в Театре на Литейном — как будто еще не проснулось. Чувство его — нежное, уязвимое, беспокойное — акварельно, лишено тяжелых и плотных «мужских» тонов. И все его благоговейное отношение к Кате выражено одним говорящим жестом — тем, как нежно он пропускает через пальцы ее белую девичью ленту. Неслучайно в одной из сцен белые створки дверей-окон обозначатся за спиной Мити как два ангельских крыла. Причиной гибели Мити станет не предательство Кати, а ужас их общего (пусть и по отдельности) падения, измена самому себе. Так — у Бунина. Спектакль же не дает Мите паузы, передышки для того, чтобы это осознать и отстрадать; он спешит после сцены в шалаше и письма к финальному выстрелу.

Комментарии (1)

  1. Аркадий Счастливцев

    Митина любовь – слава Богу, не кино!

    Премьера спектакля «Митина любовь» режиссера А. Сидельникова по рассказу И. Бунина состоялась в театре на Литейном 29 мая 2014 г. Этот спектакль логически продолжил репертуарную политику театра, направленную на популяризацию темы первой любви по мотивам произведений классической литературы. Недавно был выпущен спектакль по произведениям А. Пушкина «Роман в письмах». Теперь вот И. Бунин. Для завершения трилогии можно предложить, например, «Алые паруса».
    Целевая аудитория таких спектаклей благодарная молодежь, которой в популярном стиле «короткого пересказа» доносят классические сюжеты. Эти спектакли легко воспроизводить на сцене клубов Ленинградской области во время гастролей. Таким образом, театр на Литейном полностью выполняет свои уставные задачи как областное учреждение культуры.
    Сценография спектакля (М. Плаксина) лаконична и подчинена будущим гастролям. Декорации легко разбираются. Причем, это начинают делать примерно в начале последней трети спектакля, чтобы сразу погрузить их в машину – и в следующий клуб.
    На сцене в два яруса сооружена конструкция из стеклопакетов, которая делит все пространство на две части. Действие попеременно происходит то перед стеклопакетами, то за ними. Когда артисты поднимаются на второй ярус и начинают играть за стеклопакетами, открывая их, то начинаешь опасаться – как бы не выпали… Всё же работа на высоте без страховки….
    Слева в углу сцены стоит бочка с водой, не бутафорской, настоящей. На первом ярусе в одной из секций смонтирован душ. Настоящий. По ходу действия им пользуется главный герой, чтобы остудить своё чувство любви. Так надо.
    Внизу конструкции за стеклопакетами размещены в большом количестве предметы быта: игрушки, книги, чемодан и т.п.
    Состав актеров небольшой. Это понятно, если учитывать гастрольную судьбу спектакля. Четыре мужских роли исполняют трое актеров. Шесть женских ролей – три актрисы. Сэкономили, получается на актрисах. Они исполняют по две роли, а оплатят как за одну…
    Сюжет прост только на первый взгляд. Он имеет глубокий смысл, который понимаешь не сразу. Спектакль условно можно разделить на три части.
    Юноша Митя (Сергей Азеев) полюбил барышню Катю (В. Щербакова). Дело обычное, особенно весной, когда началась эта история. Митя товарищ ревнивый, ревновал Катю к её учителю театрального мастерства (А. Майоров). Этому посвящена первая треть спектакля.
    Наступило лето. Катя собралась на отдых в Крым и договорилась встретиться там с Митей. Митя же поехал в русскую деревню. Был соблазнён сельской красавицей (вторая треть).
    Мук измены Митя не выдержал (последняя треть) – и застрелился (мысли о суициде появились во второй трети).
    Печально, конечно. Если не вспомнить, где должны были встретиться влюблённые. В КРЫМУ!!!
    Если бы Митя поехал в КРЫМ, то была бы ему и любовь, и ласка, и море тёплое с фруктами. А так – печальный финал. Вывод для молодежи должен быть один: отдыхать надо только в КРЫМУ!!! Там всё создано для любви, здоровья и прочих молодёжных радостей. А если вспомнить, что г-н Ларин, главный режиссер театра на Литейном, поставил на сцене Севастопольского театра им. А.В. Луначарского спектакль «Небесный тихоход», то понимаешь, что патриотическое воспитание молодежи в государственном театре на Литейном поставлено правильно и нареканий со стороны учредителя иметь не может.
    Перед началом спектакля, когда зрители начали заполнять зрительный зал, пианист К. Туманов наигрывал на рояле приятную мелодию. Как перед киносеансом на заре кинематографа.
    О кино напомнила и кинокамера в руках друга Мити. Эту роль, Протасова, исполнил Евгений Тележкин. Пытаясь переубедить Митю (весьма, скажем, убедительно и понятно для молодежной аудитории) в том, что молодежная любовь в целом и общем – любовь тела, а не души, Протасов снимал всё это действие на кинокамеру. Потом включал проектор. На заднике сцены мелькали кадры какой то кинохроники. Потом Митя активно стал пользоваться водой из бочки и душа, чтобы остудить вскипевший мозг. Потом в лужу на сцене полетели бумаги (любовные письма). Потом на сцену Митя выехал на шикарном металлическом трехколесном велосипеде.
    Потом в голову пришла мысль. Где то это уже было, причем в районе Литейного пр. Действительно, недалеко от театра на Литейном имеется театр им. Ленсовета. Главный режиссер этого театра Ю. Бутусов использует весьма близкие приемы. Но там спектакли идут и по четыре, и по пять часов. Правда, с тремя антрактами. В спектакле «Митина любовь» антракты не предусмотрены. Спектакль идет примерно полтора часа. И слава Богу, что это не «Макбет – кино».
    В спектакле «Митина любовь» все проще. Love story рассказана понятным языком. Актеры играют спектакль с воодушевлением, и время спектакля летит незаметно. Разочарованных зрителей на этом спектакле не будет, а многим мужчинам очень даже может понравиться. И вот почему..
    P.S. В спектакле имеется немало сцен, в которых молодые актрисы театра демонстрируют свои великолепные ножки. Можно сказать, что театр похвастался своими актрисами. Они действительно красивы: В. Щербакова, Н. Тройницкая, О. Иванова, Н. Зыбенкова. Посмотреть надо обязательно!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога