Петербургский театральный журнал
16+

26 ноября 2017

1400 СТРАНИЦ ЛЕВАНОВА

«Левановка»-3: фестиваль современной драматургии памяти Вадима Леванова в Самаре

Четыре года назад блог ПТЖ писал про первую «Левановку» в Самаре. Фестиваль памяти тольяттинского драматурга и культуртрегера Вадима Леванова тогда только начинался. Планов строили громадье, но и опасения, что первый фестиваль может оказаться единственным, тоже были. Перечитываю теперь — что-то из запланированного получилось, что-то забылось. Спектакли к третьей «Левановке» в программе появились, а конкурс молодых драматургов — нет. Хотя, наверное, фестивалю памяти Вадима Леванова, создателя своей, «тольяттинской школы драматургии», было бы правильно открывать новые имена.

Но главное, что задуманный как биеннале форум прошел уже в третий раз, строго по расписанию. И даже «улучшился», несмотря на все кризисы. Спасибо Самарскому литературному музею, куратору проекта Марии Сизовой, Фонду Потанина и администрации Самары. И еще важно, что раз в два года ученики Леванова Михаил и Вячеслав Дурненковы, Юрий Клавдиев и примкнувшие к ним театроведы и критики (в этом году — Наталья Скороход и Кристина Матвиенко) находят два дня, чтобы приехать в Самару. В общем-то, почти все приглашенные только на «Левановке» здесь и бывают. «Для меня это вопрос непрекращающейся дружбы с Вадимом — быть здесь, я приезжаю к нему», —говорит драматург Михаил Дурненков. Помешать этому могут только серьезные обстоятельства — так, из-за семейных проблем впервые не появился на фестивале Вячеслав Дурненков. Приехали из Тольятти родители Вадима. Поначалу (из скромности) они возражали против названия «Левановка», предлагали просто посвятить фестиваль памяти сына. Но название, придуманное тогда по аналогии с «Любимовкой», прижилось.

Н. Скороход и К. Матвиенко.
Фото — архив фестиваля.

Сосед Вадима по общежитию Литинститута, тольяттинский журналист Вячеслав Смирнов, подготовил к третьей «Левановке» полное собрание сочинений писателя. На стартовой «Левановке», кстати, тоже представляли сборник пьес в мягкой обложке — прижизненные публикации Вадима в журнале «Город». А первый сборник пьес Леванова вышел еще в 2001-м, под редакцией самого Вадима. Теперь же в сигнальных экземплярах предстали две огромные 700-страничные книги с фотографией молодого Леванова на каждой обложке. 99 процентов первого тома — драматургия, во втором — написанное в соавторстве, киносценарии, заявки, инсценировки, наброски и неоконченное. Подготовленные по электронному архиву тексты — это практически все доступное на сегодня наследие Леванова. Тираж, к сожалению, ожидается небольшой, из-за высокой себестоимости — пока Вячеслав Смирнов анонсировал около 100 экземпляров.

Драма на сцене

«Левановка» — это прежде всего встреча друзей, фестиваль «с атмосферой», но не только. Два года назад стало понятно, что нужно развиваться дальше — и вот на третьем фестивале наконец появилась театральная программа. Причем одновременно и привозная (спасибо гранту Фонда Потанина), и местная.

Наталья Скороход в своих выступлениях несколько раз удивлялась, как это непривычно и здорово, что классический музей, который вроде бы по определению должен «пасти священных коров», работает с феноменом современной литературы и «еще живыми авторами». На самом деле Самарский литературный музей теперь работает с ними не раз в два года, а постоянно. Началось все тоже, можно сказать, благодаря «Левановке»: свои первые читки на площадке Литмузея команда бывшей актрисы «Камерной сцены» Татьяны Каррамовой показывала именно на этом фестивале. А два года назад проект стал постоянным. Первый сезон делали «Вечера современной драматургии» по свежим пьесам, во втором в Самару вернулся выпустившийся из магистратуры Сергея Женовача Игорь Катасонов и начал ставить эскизы: «Молока» Екатерины Мавроматис, «Канотье» Николая Коляды, «Шкафа» Вадима Леванова…

Как раз «Шкаф», атмосферную работу с пространством и светом, и показали на этой «Левановке». История, в которой пара вселяется в новую квартиру с загадочным шкафом, происходит в полутьме. Спектакль устроен так, что зрители часто не видят происходящего, наблюдая за действием через дверной проем. Игорь Катасонов использовал конфигурацию помещений так, что комната, в которой сидит публика, как раз и оказывается тем самым шкафом, из которого один за другим на героев вываливаются скелеты — как в образном, так и почти в прямом смысле. Шкаф у Леванова реализует почти весь известный семантический ряд, связанный с этим образом, и влияет на отношения героев, причем в спектакле история оказывается менее бытовой и более мистической.

Другой спектакль этой «Левановки», «Я — пулеметчик» Михаила Смирнова, тоже экспериментирует с формой представления нового текста. Знаменитую монопьесу Юрия Клавдиева часто играют на троих: в тексте отчетливо выделяются голоса деда, воевавшего в Великую Отечественную, внука-братка и женский. В спектакле питерского проекта Drum-n-drama играют три актера в пластической партитуре Алины Юрченко, под живые сеты DJ SHAHASH. Но актеры не становятся персонажами, они даже одеты во что-то примерно одинаковое — светлое и не сковывающее движений, и действие здесь часто не совпадает с голосом, функции разделены между участниками. Текст осваивается не только без бытовой, но и вообще без какой-либо конкретики — как бесконечный рассказ о боли, о «своей войне» нового поколения.

Новая новая драма

По традиции, драматурги привезли на «Левановку» новые пьесы. «Утопию» Михаила Дурненкова в Театре Наций ставит Марат Гацалов, а в Самаре представил Институт культуры, усиленный актером Театра драмы Петром Жуйковым (режиссер читки Наталья Чичерина). Поначалу текст кажется странным, особенно если держать в голове фамилию автора: маргинальная семья, реалии новой драмы начала 2000-х… Но люди с социального дна здесь значат совсем не то, что раньше, пьеса устроена тоньше, чем кажется в первых сценах: ее герои пытаются вырваться из неприглядной жизни, и у них хватает и сил, и способностей — вот только над ними человек, которому удобно, чтобы бар «Утопия» с плохим пивом и не лучшей публикой никогда не стал рестораном. Страшное это чувство — ностальгия.

Ю. Клавдиев.
Фото — архив фестиваля.

«Сегодня холодная ночь. Возьми, там есть твоя горжетка» — чья новая пьеса может начинаться такой репликой? Это Юрий Клавдиев, и он тоже только на первый взгляд не похож сам на себя. Героем его «Сказочного короля» стал король Баварии Людовик II, тот самый, что покровительствовал Вагнеру, строил замки, был объявлен сумасшедшим и погиб при загадочных обстоятельствах. Но, несмотря на не самые типичные для творчества Клавдиева обстоятельства места и времени, на «чрезвычайно приятно иметь с вами дело» и «садитесь, господа», герой его — по-прежнему романтик-одиночка, не понятый филистерами, живущий в своем фантазийном мире. На фестивале пьесу читал сам автор.

Те же и Горький

Третья «Левановка» многим отличалась от первой. Шире стала тематика фестиваля, из-за приуроченности III Самарской литературной биеннале (в программу которой входит «Левановка») к юбилею Горького. Если на первом фестивале и Михаил с Вячеславом Дурненковы, и Кристина Матвиенко больше рассказывали о себе и меняющейся роли своих профессий (драматурга и критика), то на третьей выбирали «современного Горького», сравнивали «буревестника революции» с Чеховым и пытались найти ему место в книжном шкафу. «Наследие бывает экспонатное и ресурсное. Например, Пушкин — экспонатное, мы уже решили, что он „наше все“. А вот Горький — наследие ресурсное, потому что у нас еще не выработалось авторитетного взгляда на эту фигуру, — рассуждала Наталья Скороход, — мы еще не поместили его на ту полку, с которой все бы согласились». Разговоры, надо сказать, получились интересные, и сама идея рассмотреть драму нашего времени через наследие Горького не так странна, как может показаться.

И это еще не вся программа: на фестивале в новой интерпретации прозвучала пьеса Леванова «Настройщик» (читку подготовил «Уместный театр»), показали фильм Александра Вартанова «Дачники», а DJ SHAHASH на мастер-классе рассказал, как «свести» рассказ «Старуха Изергиль» с музыкой.

Имя культуртрегера, при жизни спасавшего тольяттинских подростков от незавидной судьбы («Как верно сказал Мишин брат Слава, кабы не Вадим, давно бы мы все сидели в тюрьме», — не устает напоминать Юрий Клавдиев), теперь собирает его учеников и просто тех, кому интересна и важна современная драматургия. На фестивале меньше говорят о нем самом, но больше и разнообразнее — о новых пьесах и новом театре. И это, наверное, лучшее, что можно придумать в память о Вадиме Леванове.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога