Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

10 мая 2016

ГУСИ, ПУСЬКИ, ДЖАМБЛИ, ДРАКОНЫ, РУСАЛКИ И АЛИСА

XIII Всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин»

…Жизнь во множестве ее проявлений, в том числе таком, как итоги фестиваля «Арлекин» номер 13, бывает порой совсем иной, чем наши ожидания и представления о ней. Ведь почти не было сомнений, что триумфатором нынешнего «Арлекина» станет кто-то из талантливого дуэта сибиряков с горячей греческой и кавказской кровью: Роман Феодори (режиссер «Русалочки» Екатеринбургского ТЮЗа и худрук постановки «Алиsа» Красноярского ТЮЗа) либо Даниил Ахмедов (художник «Русалочки», режиссер и художник «Алиsы»). Либо оба сразу, что еще справедливее, ибо это именно дуэт. Ан нет. Разумеется, красноярская и екатеринбургская феерии, ранее уже с успехом сыгранные на «Золотой Маске», не остались без наград «арлекинского» жюри под председательством Евгения Ибрагимова. «Русалочка» и «Алиsа» «распилили» призы за лучшую работу сценографа и композитора: достойный ответ тем «антикритикам», что не устают клекотать, что Даниил Ахмедов всего лишь эпигон Роберта Уилсона, а композитор Евгения Терехина — Эндрю Ллойда Уэббера. Премию за лучшую работу хореографа вручили Татьяне Багановой («Русалочка»).

«Русалочка».
Фото — архив фестиваля.

Но приз за лучший спектакль остался в Санкт-Петербурге. И, на мой взгляд, это вполне справедливо. «Странствия Нильса» Театра имени Ленсовета напомнили забываемую иногда истину, что главный человек на сцене, даже в таком жанре, как мюзикл (и, быть может, в нем особенно), это актер. В «Странствии…» блестящий ансамбль молодых актеров: пластичных, поющих, азартных, спаянных в единое целое и при этом не теряющих индивидуальности. Надо признать, что жюри явно нелегко было определиться с наградой за лучшую женскую роль. По крайней мере три незаурядных работы. Елена Кайзер в роли повзрослевшей Алисы, оглядывающейся на собственное детство: в ее гибкой и ломкой героине есть стержень незаурядной, по-настоящему глубокой натуры. Мария Викулина, добавившая в роли Русалочки к наследственным пластическому и драматическому дару (ее мама — балерина, а отец — ведущий актер Екатеринбургского ТЮЗа) незаурядный вокал и подлинную лирику. И Тоня Сонина — Акка с Кебнекайзе, вожак гусиной стаи из «Странствий Нильса», сыгранная со страстью и манкостью, которых совершенно не ожидаешь обнаружить в 11 утра у героини спектакля для детей. Просто Марлен Дитрих какая-то! Гусыня Тони Сониной и стала лучшей женской ролью «Арлекина». Лучшую мужскую роль жюри не присудило, хотя в том же ленсоветовском спектакле, на мой вкус, явно было два кандидата: Сергей Волков — Нильс и Александр Крымов — Мартин. Но жюри виднее.

«Странствия Нильса» Марии Романовой (награда за лучшую режиссуру) — зрелище очень гармоничное во всех своих составляющих и выстроенное именно по театральным законам, без излишнего заигрывания с шоу-бизнесом и массовой культурой, что свойственно «поздним» созданиям дуэта Феодори — Ахмедов (в их ранних феериях, «Сказке о мертвой царевне» и «Снежной королеве» Красноярского ТЮЗа, этого было меньше). С внятной драматургией, хорошо рассказанной историей и актерским ансамблем, не «провисающим» ни в одном из звеньев. В конкурсной программе «Арлекина» номер 13 такой спектакль был один.

«Странствия Нильса».
Фото — архив фестиваля.

Конкурсных работ в афише было шесть. Кроме уже названных — «Путешествие в Страну джамблей», где режиссеры Мария Литвинова и Вячеслав Игнатов изобретательно освоили и обыграли пространство Пермской оперы (из-за привязанности к этому пространству «Джамбли» оказались невыездными, «Арлекин» смотрел спектакль в записи), объединили в единое целое оперу и театр кукол, оркестр очень достойно справился с партитурой Петра Поспелова (премия жюри дирижеру Дамиру Максутову), а вот Э. Лир в новых переводах Е. Поспеловой у певцов звучал так, что не было понятно ни единого слова. «Волшебник Страны Оз» Небольшого драматического театра (режиссеры Кирилл Семин и Евгений Карпов), в камерном пространстве превращающийся в увлекательную двойную театральную игру (актеров между собой и актеров с залом), на большой сцене театра «Зазеркалье» как-то потерялся, обернулся зрелищем плоским и просто скучным. И уж совсем потерялся в циклопическом зале «Балтийского дома» спектакль Омского ТЮЗа «У лис длинные носы» (режиссер Полина Стружкова): чем громче орали актеры, тем активнее отключались зрители. У прекрасной Полины в прошлом сезоне, кстати, был гораздо более интересный «Король Матиуш» в театре «Глобус», и странно, что «Арлекин» не предпочел новосибирский спектакль омскому.

Впрочем (и можно сказать, что это уже традиция «Арлекина»), все нехватки конкурсной программы с лихвой компенсировала программа-офф. Если конкурс демонстрировал прежде всего сценические «полотна» большой формы, то внеконкурс по-настоящему радовал замечательными, абсолютно уникальными авторскими работами, где самые изощренные поиски в области театральной формы не отменяли глубины, внятности, сердечности и даже нежности. Говорю прежде всего о трех петербургских спектаклях («Пуськи бятые» Новой сцены Александринского театра, «Колино сочинение» продюсерского центра «КонтрАрт» при поддержке театра «Кукольный формат», «Илиада Одиссея» Театра Музея городской скульптуры «Мастерская Аникушина) и одном московском («Энциклопедия драконов» театра «Тень»). Каждый вообще-то заслуживает отдельного разговора. Везде есть уникальное пространство для игры, делающее тебя, зрителя, не просто сторонним наблюдателем, но активным — иногда радостным, иногда испуганным, иногда озадаченным — участником театрального действа.

В «Пуськах бятых» (спектакль Антона Оконешникова по сказкам Людмилы Петрушевской получил награду жюри в номинации «Эксперимент» и диплом Ассоциации театральных критиков России — первый в истории АТК, замечу, с формулировкой «За успешный творческий поиск на территории тотального театра для детей») 12 зрителей отправляют в путешествие на трех столах на колесиках, испытывают темнотой, тишиной, ожиданием, ищут и находят именно театральный эквивалент сказочному новоязу Петрушевской. В этом спектакле чувствуешь себя порой необыкновенно уютно, как будто ты внутри какой-нибудь мультипликационной «Сказки сказок», а порой… Когда на фразе «А без пятнадцати девять будильник совершенно неожиданно для себя женился на подушке» меня обернули каким-то куском мягкой ткани, я тоже совершенно неожиданно пережил ощущения, которые рискую назвать эротическими. Воистину тотальный театр.

«Энциклопедия драконов».
Фото — архив фестиваля.

«Колино сочинение» (спектакль Яны Туминой по мотивам книги Сергея Голышева «Мой сын — даун» и текстам и стихам Коли Голышева, премия жюри в номинации «Событие») — зрелище редкой гармонии. Не сентиментальность, но именно нежность. Проза, поэзия, музыка, куклы, мультипликация, драматическая игра редкого актерского дуэта Анны Сомкиной и Александра Балсанова здесь сливаются в историю о бесценности и уникальности каждой человеческой индивидуальности, о любви, которая не бывает напрасной, и которая всегда — счастье.

В «Илиаде Одиссея» (пьеса Аси Волошиной, режиссура Виталия Дьяченко), сыгранной в пространстве театра «Цехъ», маленьких зрителей (таковых нашлось четверо) отделили от пап, мам и деятелей театра детской радости, вооружили копьями, объявили троянцами и завели в недра того самого коня, где рассказывали историю с помощью не только слова, но и теневого театра. Взрослые наблюдали за этим, я бы сказал, постмодернистским аттракционом по видеотрансляции. Интересно было первые 15 минут и в финале, когда у детей, казалось бы, уже все знающих про прекрасную Елену, Менелая, Париса и прочих, начали выяснять: за что воюем? Ответа долго не было. Потом нашелся один из мальчиков: «Мы воюем, чтобы всех победить!» Устами младенца…

В как всегда короткой, камерной (на трех зрителей), легкомысленной и познавательной «Энциклопедии драконов» Майи Краснопольской и Ильи Эпельбаума, которую театр «Тень» играл в машине «Скорая театральная помощь» во дворе «Зазеркалья» для беспрерывно сменяющихся зрителей, радовали не только куклы, но и новая роль Левиафана, обернувшегося существом исключительно для игры (Бог играет с ним во время, свободное от изучения Торы и занятий людскими делами). А Звягинцев-то не знает!

И все это, пожалуй, еще лишь половина (но все-таки главная) программы 13-го «Арлекина», бывшего, как никогда, насыщенным и разнообразным (петербургский фестиваль принято называть «детской „Золотой Маской“», в многообразии своих программ он и его директор-распорядитель Марина Корнакова не уступают «Маске» взрослой). Подробно и даже вкратце обо всем не расскажешь, но хотя бы в телеграфном стиле.

«Колино сочинение».
Фото — архив фестиваля.

Несколько своих спектаклей сыграл вне конкурса театр-хозяин «Зазеркалье». Детская опера Б. Бриттена «Ноев ковчег» по Честерскому мираклю XVI века в постановке Александра Петрова открыла фестиваль и продемонстрировала незаурядные возможности не только труппы и оркестра театра, но и его детской студии. А послесловием к гоголевской дилогии «Зазеркалья» «От Петербурга до Миргорода» стал разговор с юными зрителями, который вела известный театральный педагог Александра Никитина. Театр Ohne Worte из Кельна привез спектакль «Снежная королева», в котором играют глухонемые подростки, дети эмигрантов. Послесловием к этой постановке режиссера Натальи Плехановой стал круглый стол «Театр равных возможностей». О современном бельгийском театре для детей и в особенности о Театре Ля Каскет рассказал продюсер Яник Будо.

Особый сюжет фестиваля — лаборатория немецкоязычной драматургии для подростков «ШАГ 11+» (совместный проект «Арлекина» и Российского государственного института сценических искусств при поддержке Гёте-института). Четыре эскиза спектаклей, обращенные к достаточно непривычной для «Арлекина» аудитории — подросткам (обычно фестиваль занимается зрителями до 12 лет). Четыре будущих режиссера с курсов Ю. Красовского и В. Фильштинского и будущие актеры с курсов С. Черкасского, Ю. Красовского и Л. Грачевой. Все курсы выпускные, а ощущение, что перед тобой первокурсники. Несомненная природная одаренность и старание на разрыв аорты все-таки не компенсировали явную режиссерскую беспомощность и неспособность юных актеров к самостоятельной работе. В эскизе «Без монет нет конфет» по пьесе Йорга Изермайера запомнилась Любовь Константинова в роли Юли. Для упоминания имен других участников лаборатории имеет смысл подождать более удачных работ. Но все четыре пьесы (кроме сочинения Изермайера это «Хочу быть волком» Беттины Вегенаст, «Первый урок» Йорге Менке-Пайцмайера и «Временно недоступен» Петра Вюлленвебера), несомненно, могут быть материалом для тюзовских спектаклей, обращенных к подростковой аудитории, пока наименее «охваченной» современным российским театральным процессом.

Под занавес еще о двух наградах 13-го «Арлекина», которые нельзя забыть. В номинации «За великое служение театру для детей» — Станислав Бенедиктов, главный художник Российского академического молодежного театра (Москва). В номинации «За весомый вклад в развитие детского театра России» — Красноярский ТЮЗ. Так что без серебряного Арлекина от ювелира Андрея Ананова красноярцы все-таки не остались.

Комментарии (4)

  1. Юлия

    Не соглашусь с хлестким вердиктом, вынесенным режиссерской лаборатории. У каждого из четырех эскизов было внятное режиссерское – образное, не иллюстративное – решение. Сложно было это не заметить, если автор текста был на всех показах и читал пьесы. Что до качества актерских работ, то не надо забывать, что у ребят было очень мало репетиций (как раз потому, что они студенты старших курсов, активно занятые в репертуаре Учебного театра), и им есть, куда расти, они и сами это понимают. И будут продолжать работать над постановками, если обретут поддержку. Но автор текста им этого, очевидно, не желает. Легко хвалить многобюджетного Феодори и затаптывать самостоятельные ростки, сделанные без всякой помощи извне на свой страх и риск.

  2. Viktor Platonov

    Я тоже. посмотрев "Алису", сразу подумал о Роберте Уилсоне. Но дело оказалось куда интереснее, после того как мне попался в сети Лондонский Королевский Балет "Путешествие Алисы в Страну Чудес". Очень рекоменду посмотреть. (очередной "антикритик" В. Платонов со своим неуместным клёкотом, извините)

  3. Марина Корнакова

    Я тоже посмотрела лондонскую "Алису". Опечалена… Есть просто цитатные совпадения.

  4. Даша

    Совершенно согласна с Юлией и категорически не согласна с автором обзора фестиваля “Арлекин” по поводу режиссерской лаборатории. Я видела еще “черновики” эскизов, которые ребята показывали на малой сцене РГИСИ. И даже на этих показах уже было видно внятное режиссерское решение и высказывание. Да, конечно, были и ошибки/промахи (а куда без них и кто может без них?), но самое ценное, что эти ошибки (пусть не до конца, но в большинстве) были исправлены/доработаны. Действительно, написать о “явной режиссерской беспомощности” ребятам, которые в этом году получают дипломы и отправляются в “открытое плаванье” легко, но это звучит безответственно со стороны автора обзора. Хотелось бы не вердиктов, в стиле “имеет смысл подождать более удачных работ”, а критического разбора каждого в отдельности эскиза, который был бы полезен ребятам.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога