Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

В КОМНАТЕ С ЧЕРНЫМ ПОТОЛКОМ, С ПРАВОМ НА НАДЕЖДУ…

Театр имени Ленсовета представил премьерную «Комнату Шекспира» — сложный спектакль, вызывающий у зрителей уважение к самим себе

«Зрителю должно быть трудно», — сказал в одном из интервью главный режиссер Театра имени Ленсовета Юрий Бутусов. В своем новом спектакле, поставленном совместно с актером и режиссером Романом Кочержевским по пьесе Шекспира «Сон в летнюю ночь», Бутусов этому принципу не изменил — зрителю, пришедшему на премьеру постановки, получившей название «Комната Шекспира», будет трудно. Но при этом, если он поймет и прочувствует то, что хотели сказать создатели спектакля, возникнет редкое для сегодняшнего театра чувство — уважения к самому себе.

Зимний сон

Спектакли Юрия Бутусова тем и отличаются — он не идет на поводу у среднестатистического зрителя, не пытается угодить всем, а наоборот, хочет вывести публику на другой, более высокий уровень. Для этого у него есть не только талант, но и компания единомышленников. Вот и актер Театра Ленсовета Роман Кочержевский так проникся идеями главного режиссера, что сам стал ставить спектакли в бутусовском стиле. Пока в тандеме с мастером.

А еще есть группа молодых актеров, выращенных Бутусовым, которые и составляют костяк его спектаклей. В «Комнате Шекспира» они предстают во всей красе. Именно красе. Потому что бутусовская молодежь исключительно красива — редко в каком театре увидишь на одной сцене сразу столько красивых людей.

Ну а у красивых актеров должно быть красивое «обрамление». С этим тоже проблем нет: стильность и какая-то высокохудожественная красота — отличительные черты всех спектаклей Бутусова. В «Комнате Шекспира» оба режиссера даже стали художниками по свету, чтобы добиться желаемого эффекта. Художники-постановщики Александр Мохов и Мария Лукка тоже внесли свою лепту. В результате получилась завораживающая живая «картинка», в которую погружаешься как в сон. Тот сон, который у Шекспира был в летнюю ночь, а в Театре Ленсовета явно в зимнюю.

Любовь зла…

Белый снег — практически одно из главных действующих лиц спектакля. Он идет часто, падает густыми хлопьями, иногда улетающими в зрительный зал, и покрывает персонажей с головой. Порой кажется, что у них и белые крылья вырастают. И неудивительно, ведь часть из них — феи и эльфы. Снег же делает всё происходящее нереальным, происходящим как будто во сне. Учитывая, что идет он в черной-черной комнате, а персонажи одеты в черные костюмы, контраст получается потрясающий.

Что касается комнаты, то именно в ней и разворачивается все действие объемной пьесы Шекспира, «летний сон» которого происходил в лесах и полях. В спектакле их заменяют голые, совсем не летние ветки, иногда прорывающиеся в окна и двери. В общем, никаким летом на сцене и не пахнет — темно, снежно и голые деревья. «Не пахнет» здесь и комедией, коей является пьеса «Сон в летнюю ночь». В черной комнате разворачивается настоящая драма любви.

Правда, в первом действии разобраться, что к чему, непросто. Слишком много уводящих в сторону, путающих моментов. Особенно для тех зрителей, кто не знаком ни с пьесой Шекспира, ни с творчеством Бутусова. Им остается только выключить мозг и включить зрение — красиво очень, непонятно тоже очень. Но ко второму действию, когда создатели спектакля выруливают собственно к сюжету пьесы, пазл начинает складываться. Любовная путаница, произошедшая по воле царя эльфов Оберона (Иван Батарев) и с помощью эльфа Пака (Сергей Волков), нарастает и дорастает до шекспировских трагедий, когда страсти в клочья. Но в конце концов все разрешается к всеобщему удовольствию. Хотя натворили эльфы немало — кое-кто даже полюбил человека с головой осла. Не отсюда ли — любовь зла, полюбишь и козла? В данном случае — осла. Но все эти любовные недоразумения будут забыты как сон, всё покроет снегом забвения. Было — не было станет уже не важно.

С надеждой на понимание

Интересно, что еще в начала ХХ века публика стала высказывать недовольство излишне масштабными спектаклями, поставленными по пьесе, написанной Шекспиром в конце 1500-х. То есть уже в прошлом веке народ хотел в театре поменьше напрягаться. Поэтому начались различные «сократительные» эксперименты, вплоть до комиксов.

В Театре имени Ленсовета по пути наименьшего сопротивления не пошли — здесь не только заменили «леса и поля» на черную комнату, комедию на драму, но и добавили к «масштабному» Шекспиру тексты Достоевского, Кортасара, Бердяева, Кафки. И, например, внезапный рассказ о суровой жизни дельфинов у некоторых зрителей вызывал просто шок. Смех в зале тоже был — когда актеры вдруг начинали выдавать все шекспировские цитаты о любви, вдруг добавив к ним цитату Довлатова. Или когда актер Александр Новиков читает как бы свой монолог — о том, что пьесы Шекспира вызывают у него недоумение, скуку и отвращение. А потом оказывается, что это Лев Толстой сказал.

И всё это в одном спектакле, в одной «Комнате Шекспира», создатели которой просто поверили в зрителя, в то, что он со всем этим справиться, поймет и оценит. Да, будет непросто. Но кто сказал, что зрителю должно быть легко?

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*