Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО

Александринский театр сыграл премьеру шекспировской комедии «Укрощение строптивой» — актеры зажигали на сцене, а зрительный зал несколько раз окутывал плотный театральный дым. После знаменитого фильма Франко Дзеффирелли 60-х годов прошлого века время поменяло во взаимоотношениях главных героев практически все. Все, кроме знаменитых пикировок Катарины и Петруччо.

Накал страстей в новом спектакле Александринки весьма велик. Действие разворачивается как будто за кулисами. Тот, кто хоть когда-либо попадал в огромные «карманы» сцены, тут же идентифицирует изнанку театра. Актеры то прячутся за манекены, замирая, как куклы, то «оживают», а в конце действия облачаются в исторические костюмы. Но главное в постановке все же взаимоотношения Катарины и Петруччо, поиски ответа на вопрос, как в любви сохранить свою свободу, собственное независимое пространство.

Все, что придумал режиссер Оскарас Коршуновас, разрушает театральные каноны. Петруччо (Дмитрий Лысенков) отнюдь не традиционный мачо. (Вспомним красавца Ричарда Бартона, укрощавшего пышнотелую Элизабет Тейлор.) Он — современный харизматичный парень, умеющий затеять и великолепно провести саркастичную игру, втянув в нее всех и вся. Появление Петруччо сопровождается исключительно тяжелым роком. А Катарина (Александра Большакова) не просто колкая злючка, а топ-модель, самодостаточная и независимая от обывательской морали. К тому же оба молоды и совершенно безбашенны. Тем интереснее на¬блюдать их бесконечную дуэль.

Кто победил? Игра, талант, умение понять друг друга, найти точки соприкосновения в этой игре, любовь наконец! Вы спросите, а как же пафосный монолог укрощенной Катарины: «Муж, повелитель твой…»? Неужели это сегодня можно произносить серьезно?

Еще гениальный Дзеффирелли в своем фильме позволил после монолога Элизабет Тейлор подмигнуть зрителям, находящимся по ту сторону экрана. Мол, ясно, кто и кем будет рулить. У Коршуноваса Катарина — Большакова произносит знаменитый монолог в образе английской королевы, с державой и скипетром в руках. Она проникновенно призывает женщин смирить перед мужьями свою гордыню. Однако шлейф за удаляющейся королевой несет… коленопреклоненный Петруччо. Вот ведь как вывернули: женщина — на пьедестале, а мужчина — у ее ног.

Впрочем, зачем же все рассказывать? В концовке кроется замысел Оскараса Коршуноваса. Если хотите, чтобы режиссер им с вами поделился, запаситесь терпением — спектакль длится три с половиной часа. А это для жителя мегаполиса почти испытание.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*