Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ТОЛСТОГО НЕТ, НО ЕСТЬ ГРАФИНЯ

Ольга Антонова отметит свой юбилей премьерой, сыграв жену великого русского писателя

В разных концах зрительного зала расположились с ноутбуками композитор Виталий Истомин и видеохудожник Наталья Наумова. Любопытно, что музыка и видеоряд к спектаклю создаются прямо в процессе репетиций, которые идут в декабре в театре «Приют комедианта» практически ежедневно. Драму «Толстого нет» по одноименной пьесе Ольги Погодиной-Кузьминой ставит режиссер Денис Хуснияров.

«Они предпочитают работать именно так, в режиме „здесь и сейчас“, — комментирует он компьютерное колдовство своих коллег. — Мы уже не первую постановку так готовим: создаем спектакль вместе, синхронно».

Недавно Хуснияров выпустил «Утиную охоту» в театре «На Васильевском», где музыка Истомина и видео Наумовой также рождались «на ходу». Наталье как режиссеру мультимедиа нужно видеть живую картинку, происходящую на сцене. Выпускница актерского факультета ГИТИСа, увлекшаяся компьютерной графикой, во время репетиции рисует и монтирует фрагменты мультипликации. Сейчас она использует прием реверсной съемки (на профессиональном сленге это называется «бумеранг») на основе обработанных кадров кинохроники: вот Лев Толстой гуляет по Ясной поляне, а вот он приезжает в Москву, где его встречает восторженная толпа… Подобные визуальные приемы придают действию определенный эмоциональный колорит, создают момент эксцентрики, что очень нравится режиссеру и очевидно вдохновляет его.

Так и Виталий не приносит готовую партитуру, а пишет, наблюдая, исходя из того, что видит на сцене или слышит на текстовых репетициях. Там, казалось бы, ничего интересного: актеры просто сидят в комнате за столом и начитывают текст, но композитор внимательно прислушивается к интонациям, старается уловить настроение персонажей и состояние исполнителей. А в зале для него важен каждый звуковой переход, ведь его оригинальная музыка максимально точно встроена в ткань мизансцен. Он и хронометраж тщательно высчитывает, поэтому в саундтреке музыкального оформления, озвучивающего каждый нюанс, все выверено до доли секунды.

Собственно Льва Николаевича Толстого ни в пьесе, ни в спектакле действительно нет. Действующие лица — его жена, дети и прочие чада и домочадцы и друзья семьи. Основа — исторические документы, воспоминания современников, письма и дневники. Изюминка — авторский вымысел (Погодина-Кузьмина знает в этом толк: по ее сценариям сняты, например, последняя картина Веры Глаголевой «Глиняная яма» и фильм «Герой» с Димой Биланом) и художественные допущения режиссера. Здесь горничная Катя — это некий собирательный образ незаконнорожденных детей Толстого, а означенный в программке «доктор Сергей Иванович» — это объединенные в одного персонажа два близких друга семьи Толстых: врач Душан Петрович Маковицкий и композитор Сергей Иванович Танеев.

В главной роли Софьи Андреевны Толстой — легенда ленинградской сцены Ольга Сергеевна Антонова. Пьеса была написана специально для ее бенефиса, а сам спектакль станет четвертой работой актрисы на сцене «Приюта комедианта».

Осенью всей командой погружались в материал: много читали, смотрели фильмы и даже совершили паломничество в Тульскую область в музей-усадьбу «Ясная поляна» (а Хуснияров побывал и в московском мемориальном доме Толстого в Хамовниках), чтобы «добрать» впечатлений и проникнуться атмосферой. «На многие вещи я теперь взглянула другими глазами, — рассказывает Антонова. — Это было восхитительно: бродить по этим тропиночкам, обживать эту мебель, брать в руки эти книги, садиться за швейную машинку, на которой моя героиня шила пресловутые рубашки из льна…».

Актриса восхищается стойкостью Софьи, ее терпением, смирением, талантами, невероятной преданностью мужу и любовью к детям. Она физически ощущает растерянность и нервное потрясение, которые многострадальная жена гения испытывала в конце жизни, узнав о предательстве Толстого, ее полубезумное состояние, в котором она пребывала, когда семья погрязла в долгах, ее сильнейшую эмоциональную зависимость от мужа, ее мучительную ревность — не только к женщинам, но и к поклонникам, и к творчеству, на которое она пыталась влиять, вычеркивая из дневников писателя то, что казалось ей несправедливым…

В сценографии использовано любимое сочетание цветов Льва Толстого: голубой и коричневый (чаще всего они упоминаются в «Войне и мире» и в «Севастопольских рассказах»). На эскизах художника-постановщика Эмиля Капелюша это густой, лощеный ультрамарин, а в готовых декорациях дощатый пол усадьбы и садовая скамейка словно выкрашены выгоревшей на солнце синькой. С ними контрастируют ржаво-коричневые листья и того же оттенка доски, напоминающие огромные ламели вертикальных жалюзи.

На финальном этапе репетиций все внимание сосредоточено на шлифовке текста, поиске верной смысловой нагрузки и правильной манеры речи. А главное — на выстраивании четкой траектории движения. На площадке возведен чуть приподнятый помост, на краю которого артисты рискуют невзначай оступиться. Или шагнуть в яму, из которой прямо посреди сцены «растет» дерево. Или споткнуться о рельсы, по которым вдоль авансцены движется то длинный стол, то настоящая дрезина. Кроме того, в углу спрятаны коварные ступеньки, а часть действия происходит за кулисами, и реплики, произнесенные оттуда, должны быть слышны даже на галерке. Тем более, что премьерные показы 22 и 23 декабря пройдут в Каменноостровском театре, где, в отличие от «Приюта», есть и ярусы, и ложи.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.