Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

МУЖЧИНА НА ГРАНИ

Место и действующее лицо определяют характер события. Публика почти сплошь поклонники артиста, его жанра и подведомственного его художественному руководству театра. Однако театру (даже если это театр легкого жанра) свойственно удивлять, обманывать и разочаровывать. Чем и характерна нынешняя премьера.

Начнем с того, что перед нами не шоу, а драматический спектакль. Продвинутая публика должна была обратить внимание хотя бы на имена драматургов. Анна Матисон — известная сценаристка (вспомним хотя бы «Елки») и кинорежиссер. Евгений Гришковец — писатель и исполнитель собственных текстов, выступающий в жанре стенд-ап. Но театр, как видно, не решился резко менять курс, отклоняясь от развлекательного формата. Драматическое действо драматический режиссер Олег Куликов закамуфлировал песенками, танцами, шутками под аккомпанемент музыканта в лицедейском прикиде…

А сюжет спектакля не столь уж жизнерадостен. Главный герой, отоларинголог среднего возраста (под полтинник) и среднего же достатка, затеял покупку собственного дома. У него симпатичная жена (Татьяна Калашникова из Театра на Васильевском), взрослые дети и невыплаченный кредит за квартиру, в которой живет его семья, но мечта о доме стала вдруг навязчивой идеей. Взвешивая все «за» и многочисленные «против», он мечется по друзьям и знакомым в поисках денег. Такова фабула. Но речь, конечно, идет о человеке, который свой путь прошел до середины и подводит некие итоги. Заодно итоги подводят и его близкие, друзья, коллеги — так что рамки моноспектакля невольно преодолеваются. Из сцен-клипов, встреч с разными людьми, и состоит спектакль. Узнаваемые ситуации с участием гастарбайтеров в национальных халатах, дальнобойщиков, едва стоящих на ногах, пациентов и врачей — судьбы-аргументы в пользу и в опровержение мечты о доме. У ближайшего друга (Андрей Зибров) есть дом, но теперь он мечтает о том, как бы от него избавиться. Недаром его монолог — типичная для Гришковца стилизация по мотивам гоголевской птицы-тройки — срывает сочувственные аплодисменты.

Тронула зрителей и история преуспевающей красавицы, не знающей, о чем мечтать… И трудно сказать, кому в этом случае аплодировали — актрисе Алене Кухоткиной, героине или режиссеру, наполнившему эту, казалось бы, сатирическую сценку нежданным драматизмом.

Перед режиссером, конечно, стояла трудная задача: принудить публику, привыкшую в театре смеяться, хлопать и вслух комментировать происходящее, к тишине, паузам, серьезным темам. Отринуть все атрибуты «Аншлага» до конца не осмелились, эстрадные вкрапления в пьесу вроде бы ироничны, но завсегдатаи все равно рады передышкам.

Если кто и не делает уступок зрителям, так это герой дня. Юрий Гальцев стопроцентно выдерживает экзамен драмой. В нем почти невозможно узнать любимца публики, клоуна, выдают разве что красные ботинки. Он играет мужчину критического возраста, на грани нервного срыва, сопротивляющегося обстоятельствам, вот-вот готового сдаться… Похоже, и как артист, и как художественный руководитель, он переживает аналогичные проблемы. За успехом ни Гальцеву, ни театру на Большой Конюшенной гоняться не надо, полные залы им обеспечены. «Концерты для своих» в рекламе не нуждаются. Но амбиции простираются дальше. Подобную «ломку» до Гальцева уже переживали его старшие коллеги: и Геннадий Хазанов, и Ефим Шифрин пытались менять амплуа, участвовать в серьезных театральных проектах. Нельзя сказать, что они полноценно вписались в другой уровень. И все же история с «Домом» обнадеживает. Планка жанра преодолена, грань вкуса соблюдена… И поскольку работает Юрий Гальцев в своем ДОМЕ (хоть и с печатью «эстрада»), да еще и начальником, то ему и карты в руки.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.