Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

Невское время. 01.04.2011
СМИ:

МИХАИЛ ШОЛОХОВ ВЕРНУЛСЯ НА ИТАЛЬЯНСКУЮ

Тридцать шесть лет назад драматурги Кирилл Васильев и Михаил Пляцковский вместе с композитором Евгением Птичкиным создали произведение о конфликте жен и мужей на бытовой почве и к чему это привело. Шел спектакль в нашей Музкомедии десять лет — цифра неплохая. А ныне режиссер народный артист России Юрий Лаптев и дирижер заслуженный артист России Андрей Алексеев, «подсовременив» либретто, вернулись к нему. Что-то удалось, а что-то не совсем.

Казачий хутор на Дону. Декорации (художник Игорь Нежный) не блещет изобретательностью: холмик, поросший подсолнухом, и весьма условная река. Не очень интересны и костюмы (Татьяна Тулубьева): с первого раза трудно разобраться, кто есть кто.

В умах и сердцах хуторян разброд. Люди осмысляют новые понятия — свобода и равенство. Казаки в грязноватых рубахах пьянствуют, бездельничают, сплетничают про жен. Развлекает их дед Захар, неугомонный креативный старик, одержимый разными идеями. Играет его Иван Корытов. Играет смешно и с подтекстом: дед Захар у него — прирожденный актер, наслаждающийся своим умением забавлять и радовать, сразу вызывающий симпатии и добрый смех публики.

А жены тем временем изнемогают под бременем домашних дел. Революция там или нет, а семью без обеда не оставишь. Что с ними делать? Ну, не читали бабы ни древнего грека Аристофана, ни Михаила Шолохова, в разное время занимавшихся аналогичной проблемой.

Но, вернулась на родной хутор из города Настя: в красной косынке, кожанке, высоких сапогах, во всеоружии единственно правильной идеологии — некая новая аристофановская Лисистрата. Надежа Славинская показывает ее суровой представительницей нового поколения, презирающей брак и мужчин; у Валентины Михайловой радикальный настрой мягче, берет верх женское начало. Настя объяснит бабам основы женской эмансипации и подобьет их обосноваться в свой лагерь, строго охраняемый от вторжения мужчин. Начинается новая жизнь.

Обе стороны переживают разлуку трудно. Казаки под руководством того же деда Захара варят на костре суп Бог весть из чего; женщины на реке печально стирают белье. Впрочем, по реке можно и переплыть на другой берег для тайного свидания с женой… Конечно, такой лубочно-балаганный сюжет должен играться в соответствующем стиле. И тут характер зрелища приходит в столкновение со структурой спектакля. Трехактная форма уже выглядит архаизмом. Невероятно длинный и статичный первый акт (1 час 15 минут), в котором практически ничего не происходит, кроме бесконечных сцен пьянства, навевает скуку. А ей тут и вовсе не место. Сократить бы минут на 40 — 45. Веселому, озорному зрелищу пристали компактность и динамичность.

Второй и третий акты — короче и живее. Всем хуторянам стало невмоготу. И то, что предпринимают стосковавшиеся казаки, поистине делает честь им — и театру. Финал — ярок и ликующ. Мир! Супруги бросаются друг другу в объятия. Настя, наконец, дарит взаимность давно добивавшемуся ее Николке (Александр Трофимов), великолепно спевшему не менее великолепную цыганскую песню. Песня эта увенчивает и «извиняет» довольно среднюю в целом музыку.

Хотелось бы более четкой дикции хора. И опять (в который раз!) приходится посетовать на содержание программки, упорно игнорирующей балет. А танцы, поставленные Владимиром Романовским и прекрасно исполняемые, увлекательны и интересны сплавом народных движений с акробатическим роком…

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.