Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

Санкт-Петербургский Курьер. №17. 13-19.09.2012
СМИ:

«ЛЕС» КАК ЗЕРКАЛО ЭПОХИ

«Театр-Буфф», который многие считают «театром легкого жанра», открыл 30-й сезон постановкой классической пьесы Александра Островского «Лес».

Если говорить о бессознательном, то явление на петербургской сцене третьего (и второго за минувший сезон) спектакля по Островскому закономерно. Постановка Исаака Штокбанта (хочется отдать дань иронии, с которой режиссер подарил постановке название «Все тот же лес») об отношении социума к его культурной составляющей сегодня куда более современна, чем отхвативший в 90-е годы госпремию спектакль Григория Козлова в театре «На Литейном» или новаторски перегруженный «Лес» Кирилла Вытоптова в театре им. Ленсовета.

В «Театре-Буфф» прошитый короедами многослойный «Лес» художника Владимира Фирера (романтики, конечно, могут усмотреть в декорации и ажурный просвет листвы, но истолковать суть фанерных кружев можно и по-иному, руководствуясь эпиграфом спектакля «Злато, злато! Сколько через тебя зла-то») напрямую стыкуется со странными происшествиями текущего года в городской культуре. Череда нелепых попыток властей показать культуре кузькину мать или, напротив, определить своих фаворитов, недодать денег или профинансировать кого-то избыточно, нанесла солидный моральный урон разбалансированному творческому сообществу. Его выводы оказались сродни выводам героини моэмовского «Театра» — Джулии Ламберт или главного героя «Леса», актера Несчастливцева: истинно высокие страсти существуют лишь в самом театре, прочее — притворство и самоутверждение, которым искусство было и останется чуждо. Хотя это личный взгляд автора статьи на постановку, в которой все очень традиционно и абсолютно аполитично…

Итак, в гости к тетушке-помещице завернул племянник — актер Несчастливцев, но, чтобы не расстраивать благородную родственницу, тешащую свое увядание влюбленностью в гимназиста и постоянно продающую за бесценок лес, актер назвался военным, за что получил почет и уважение. Но только зашла речь о материальной составляющей, да об истинном положении племянника, как расположение тетушки как рукой сняло… На сцене сменяющие друг друга фурки с интерьерами (а всех-то интерьеров — гостиная с венскими стульями да веранда с плетеными креслами) дома помещицы Гурмыжской, заурядные костюмы (вроде бы и «в эпоху», а вроде бы и безвременные), музыка, столь верно подобранная, что ее словно и не замечаешь… Об ансамбле спектакля говорить сложно — слишком неровными оказались «партии», но актерские акценты Штокбант расставляет безупречно. Блистателен приглашенный Владимир Матвеев — Карп, играющий этакого Фирса «от Островского», старика, по возрасту уже ступающего нетвердо, но твердо уверенного в своей главенствующей роли в доме. Глубок и подлинен Евгений Александров — Несчастливцев (игра Александрова с «двойным дном»: играть ему приходится актера, в свою очередь играющего военного в отставке). Верно избран на роль фаворита Гурмыжской Андрей Подберезский: хорошенький кудрявый самовлюбленный гимназист удался ему на славу. Помещик Милонов в исполнении Вадима Бурлакова — душка-симпампушка, обвязывающая на спицах всех соседей…

Несколько «выпадает» из спектакля Гурмыжская — Анна Коршук, которая форсирует голос, изображая даму в возрасте, искусственно сутулится, пытаясь состарить свою героиню, и эту наигранность не получается истолковать как нарочитую, заданную режиссером. Не назовешь удачей и Аксюшу (Надежда Страшко), ее суженого Петра Восьмибратова (Евгений Березкин) Улиту (Татьяна Кулакова)… Однако спектакль смотрится легко, «на одном дыхании», публика внимает актерам и живо реагирует на реплики. Финальная сцена Несчастливцева, сыгранная Александровым в лучших традициях московского Малого театра, зрителя определенно «пробивает»: аплодисментам нет конца, и актеров вызывают на поклон не раз и не два, а даже четыре или пять раз.

…Кстати, вы обращали внимание, в чем нынче люди ходят в уважаемые драматические театры, находящиеся в центре Петербурга? Свитера, джинсы, повседневные одежды. В «Буфф», который живет в спальном районе, дамы приходят в выходных платьях. А мужчины при галстуках. Такой вот силой обладает «легкий жанр», берущийся за классику. Пусть даже и решающий ее традиционно.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.