Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

INFOSKOP. № 245. Февраль 2018
СМИ:

И НИКАКОГО МОШЕННИЧЕСТВА

В центре детективно-комедийной истории «Святое семейство» — премьерной постановки Татьяны Казаковой по одноименной пьесе Альдо Николаи — попытка похищения человека с целью получить выкуп и сорвать крупный куш. Забавные коллизии в духе «голь на выдумки хитра» (мать, отец, сын и невестка — представители еще какой предприимчивой бедноты) наводят на подозрения: нужда — нуждой, но героям так хочется верить, что они умнее и хитрее всех…

Автор сотен пьес, монологов и киносценариев, Николаи умеет находить в трагическом — комическое, в пессимистичном — ироническое, в эксцентричном — неформальное. Он рисует столь трогательных жуликов, что искренне переживаешь за успех их криминального предприятия, а вовсе не за логичное и законное разоблачение преступников. Здесь простота не хуже, а лучше и честнее воровства. Впрочем, детектив не был бы детективом, если бы все происходящее несколько раз круто не обернулось бы неожиданным боком и не развивалось самым парадоксальным образом. За такие вот фортели с сюжетом и с характерами великий комедиограф, наверное, и удостоился титула «самого популярного за рубежом итальянского драматурга».

Тема воровства, увы, близка и любому российскому городу, крупному или провинциальному. И недаром считается, что громогласный итальянский темперамент понятнее всего и роднее прочих нашему. В пьесе есть реплика под стать всем временам и нравам: «Если воруют члены правительства, почему бы не воровать и нам?»

Тема тюрьмы и сумы прослеживается и в сценографии Михаила Бархина, и в костюмах Стефании Граурогкайте. Семейство обитает среди казенных полосатых матрасов и случайной, чужой мебели. Мать (резкая, шустрая, гомерически смешная Елена Мелешкова) носит украденную на распродажах одежду с бирками и ценниками. Отец (Сергей Кузнецов) сдержан и тих, как и подобает почтенному сеньору: по контрасту с взбалмошной супругой, он берет взглядом, позой, поступком, но уж как скажет свое веское слово, как поведет бровью, так и сразит наповал.

У сына (Александр Матвеев) — образ крутого мачо, отсылающий к имиджу Челентано. Он может быть грозным и сосредоточенным, дерзким и порывистым, бравурно-сексуальным — и, внезапно, растерянным как дитя: супермен-недотепа вот-вот расплачется… Его подружка (Елизавета Александрова) обладает громогласным тембром, пышной накладной «пятой точкой» размера XXL, манерой безостановочно тараторить и оглушительно грохотать браслетами.

Большой простор для фантазии оставляет образ соседа, что докучает всей компании. Игорь Лепихин делает из своего героя сначала не то китайского болванчика с приторно-вежливой улыбкой, не то простодушного гастарбайтера из ближнего зарубежья, путающего падежи, чтобы затем — ловкость и никакого мошенничества! — превратить в хитроумного гангстера, теневого воротилу с повадками Аль Капоне. А у Валерия Никитенко, который занят в другом составе и в один из премьерных дней был скромным зрителем в зале, в этой роли получился несколько иной «колор»: коварный сосед в его исполнении похож на волка в овечьей шкуре.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.