Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КОММУНАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Вот уже второй спектакль театра «На Литейном» адресован тем, кто знаком с питерским андеграундом 1960 — 1970-х. Хит прошлого сезона — «Квартирник» — поставлен по стихам и песням Алексея Хвостенко. Нынешняя премьера названа «Тень города». Здесь режиссер Роман Смирнов (создавать сценарий ему помогали Александр Безруков и Екатерина Строганова) замахнулся на нечто более масштабное — миф о Петербурге.

Длинный список тех, кто так или иначе причастен к созданию мифа о городе с непростой судьбой, открывает Федор Достоевский, а завершает «парень, поющий „Подмогу“ в переходе у Гостинки» (так написано в программке). Компания оппонентов и единомышленников весьма разношерстна: Иосиф Бродский и Татьяна Москвина, Петр Чайковский и Наташа Пивоварова, Эдуард Кочергин и Имре Кальман, Майк Науменко и Рейнгольд Глиэр, Даниил Хармс и Виктор Цой, Лена Шварц и Саша Баширов… Преобладают, конечно, представители альтернативной культуры, но и классикам рот не затыкают. Смешение голосов и жанров вполне реальное, но впечатление от него отдает фантастическим реализмом. Тут не только Гоголя, но и Кафку помянешь. Особенно если обитатели огромной коммуналки вдруг перестанут пить и браниться и грянут стройным хором арию мистера Икса: «Устал я греться у чужого огня».

Любителей посудачить о Питере — пруд пруди, и спектакль мог бы, наверное, вылиться в скучную и бессмысленную дискуссию, каких мы вдоволь насмотрелись по телевизору, если бы не его музыкальная основа. Дмитрий Федоров так искусно выстроил звукоряд, что публика не успевает опомниться: песня за песней накатываются на зал, испытывая нас на эрудицию и чувство юмора. Автор аранжировок и сам участвует в спектакле, составляя с Андреем Васильевым (гитара) настоящий оркестр — весь этот джаз. Не всякая труппа способна справиться со столь сложной и полновесной партитурой. Но «На Литейном» собрались весьма одаренные и подготовленные артисты: здесь есть и своя Ванесса Мей (Ася Ширшина), и свой Петр Дранга (Сергей Колос); Любовь Завадская не только поет прекрасно (романс из «Пиковой дамы» просто завораживает), но и партию баяна ведет вполне профессионально…

В спектакле полтора десятка участников, и отдельных похвал заслуживает каждый. Не только музыкальностью радуют, но и драматизмом, темпераментом, разнообразием человеческих индивидуальностей. Трудно сказать, в ком — хрупкой ли Полине Воронове или ренессансной красавице Татьяне Тузовой — больший заряд энергии. Пугливый интеллигент (Александр Безруков) и наглый мент (Вадим Бочанов) поначалу предстают антагонистами, но затем раскрываются как грани одного характера, составляющие одной судьбы. Рядом с ними существуют персонажи Достоевского, и нельзя утверждать, что это тени прошлого. Чиновник Мармеладов, Катерина Ивановна, Сонечка — люди той же коммуналки.

Кажется, актеры сами нашли все эти тексты, ноты, сами переболели бедами города Питера, знают все его топкие места и не раз расшибали лбы о гранит его твердого нрава. Коллективный портрет горожан, датированный 1970-ми, они пишут не только частушками и прибаутками, но и слезами с кровью пополам. Картина складывается невеселая, противоречивая. Она не всем придется по вкусу. Создатели спектакля, однако, не скрывают субъективности взгляда на Санкт-Петербург. Он видится им тенью. Но тени бывают тоже разные: мрачные, тяжелые, устрашающие и прозрачные, летучие, словно облака. Постепенно мрак сгущается — того гляди, сбудется пророчество «Петербургу быть пусту». Но молодая энергия артистов сметает на своем пути все мифы и попирает предрассудки. Финальный хор вселяет надежду если не на светлое будущее измышленного города, то на собственные перспективы. А пока не иссякли их творческие силы, для места их обитания и вдохновения тоже не все потеряно.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.