Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

13 ноября 2017

ЖИВОЕ ПРОСТРАНСТВО ЭСКИЗА

В Тверском театре юного зрителя прошла лаборатория спектаклей для детей и подростков

Сегодня вряд ли кому-то нужно объяснять ценность и пользу подобных лабораторий для актеров, режиссеров и драматургов. К тому же мало найдется театров, где подобные акции не проводятся, включая маленькие коллективы в самых отдаленных уголках страны. В Тверском ТЮЗе, кстати, подобная лаборатория прошла уже в третий раз, правда, по словам директора театра Александра Бахарева, впервые состоялась на профессиональном уровне (ранее в нее включались и студенческие спектакли), благодаря помощи в ее организации и проведении режиссера Натальи Лапиной, не раз сотрудничавшей с этим театром. Да и сам ТЮЗ в последние годы вышел на достаточно высокий профессиональный и стратегический уровень. В нем ставили спектакли такие признанные, несмотря на молодость, мастера, как Роман Феодори, Наталья Лапина, Талгат Баталов. Именно спектакль Баталова «Пустота» по пьесе Максима Черныша Тверской ТЮЗ в минувшем сезоне номинировался на Национальную театральную премию «Золотая Маска».

В этом году, по словам организаторов, на лабораторию пришло около ста заявок от молодых режиссеров, отобрали только шесть. К тому же она получила статус международной, ведь в ней принимали участие режиссер из Беларуси Наталья Слащёва («Кентервильское привидение» Оскара Уайльда) и Вероника Вигг из Великобритании — «Мыши. Волшебство» стали ее первой работой в российском театре. Кроме них свои эскизы представили петербургские режиссеры Виталий Любский («Кабаре Чуковский») и Роман Каганович («Вдох — выдох» Юлии Тупикиной), а также москвичи Василий Герасимов («Детские страшилки») и Артем Устинов («Ганди молчал по субботам» Анастасии Букреевой).

Ну а дальше все было как положено: неделя на знакомство с режиссерами и текстами, репетиции, которые порой затягивались за полночь, и, наконец, показ эскизов зрителям, которых собралось в большом зале ТЮЗа очень много — школьники, студенты и педагоги, актеры, родители с детьми и просто интересующиеся театром. Эскизы, шедшие нон-стоп в течение целого дня, оказались, как и водится, очень разными: по жанрам, стилям, возрастным категориям, длительности (можно было увидеть как 20-минутный набросок, так и практически полноценный спектакль). И конечно, руководители лаборатории наблюдали за тем, настолько тот или иной режиссер способен в течение короткого сценического времени продемонстрировать полноценную заявку на спектакль. Последнее подчас оказывалось едва ли не самым сложным. Причем программа лаборатории была выстроена, что называется, от простого к сложному, от детских спектаклей к историям для подростков.

Открывало лабораторию «Кабаре Чуковский» Виталия Любского, который продемонстрировал лишь одну часть («Муха-Цокотуха») из предполагавшейся кабаре-программы по произведениям знаменитого детского писателя. Популярный жанр сближался в эскизе с не менее популярным жанром мюзикла, для исполнения которого, правда, требуется виртуозное владение голосом, пластикой и игрой на музыкальных инструментах. С этим пока еще есть проблемы, но они, вероятно, решаемы. В целом же эскиз оказался вполне современным, бодрым, музыкальным, с использованием мультимедийных средств и громадной долей юмора. А потому любителям красочных и праздничных представлений он пришелся по вкусу.

«Детские страшилки».
Фото — архив театра.

А вот Василий Герасимов, заявивший не менее популярный у юного зрителя жанр «детских страшилок», полноценный эскиз представить не смог. Нам была продемонстрирована завязка некого представления, начинавшегося вполне по-бытовому, в обычной комнате, с участием семьи из великовозрастных «детей», но на самом интересном моменте внезапного появления из шкафа и из люка в полу этих непонятных пока «страшилок» действие было прервано, и зрители остались в недоумении по поводу того, что могло бы произойти дальше.

Призраки фигурировали и в следующем эскизе: Наталья Слащёва пофантазировала вместе с актерами на темы «Кентервильского привидения». И это заявочное действо было очень стильным, грамотным, красивым, по-актерски слаженным, представившим весь возможный будущий спектакль в одном коротком фрагменте. Эскиз был полностью опрокинут в игровую стихию, насыщен фантазийными моментами и «рукотворными» чудесами. Так, например, пятно крови на полу изображалось бросанием в центр сцены красной перчатки. Само привидение складывалось из групповой актерской комбинации, укрытой белым прозрачным покрывалом, длинного шеста и ведра на его вершине. При этом в эскизе Слащёвой были замечательные актерские работы, много юмора, а то, что тайны театра приоткрывались юной публике, оказалось очень и очень интересно.

Вероника Вигг из Великобритании продемонстрировала прежде всего стиль и манеру постановки, отразившиеся в том числе и в актерском исполнении, отличные от тех, к которым мы привыкли. Здесь работало все: предложенные режиссером необычные мизансцены, загадочное музыкальное оформление, прекрасно поставленный свет, игра с предметами. Сказывалась и тайна истории, которую никто из присутствующих не знал. Впрочем, как сказала сама Вероника, предложенная ею сказка не была инсценирована, эскиз же представлял собой чистой воды актерско-режиссерскую фантазию на темы этой неведомой нам сказки про няню, ставшую ведьмой. Но из всех этих заготовок мог бы получиться отличный спектакль для камерной сцены, знакомящий публику не только с историей, но и с иной театральной школой.

«Мыши. Волшебство».
Фото — архив театра.

Два же последних эскиза представляли собой практически готовые спектакли, разве что одноактные пьесы были совсем немного сокращены. Причем обе эти пьесы написаны современными молодыми авторами —Анастасией Букреевой и Юлией Тупикиной, творчество которых сегодня весьма востребовано не только на драматургических конкурсах, но и в театрах для молодежи. Работа Артема Устинова по пьесе Букреевой «Ганди молчал по субботам» оказалась более мягкой, лиричной, даже комичной в отдельные моменты, и скорее представила текст, нежели его сценическую интерпретацию. А вот спектакль Романа Кагановича по пьесе Юлии Тупикиной «Вдох — выдох» стал, наверное, самой интересной работой лаборатории. В тексте молодого драматурга, вероятно, во многом основанном на автобиографических моментах, есть современный ритм, острота, жесткость вкупе с сентиментальностью. Он прекрасно «попадал» как в подростков с их на самом деле вечными проблемами, так и в их родителей. При этом в пьесе присутствуют и отдельные остросовременные проблемы, обострившиеся именно сегодня. Но и режиссер не просто доверил артистам донести смыслы до зрителей, а создал яркую, жесткую, игровую форму, используя своеобразный интерактив — с выходами актера из зала и едва ли не из здания театра в отворенную в реальность дверь. Кстати, устроители лаборатории говорили о том, что, вероятно, оба этих недлинных спектакля можно играть в один вечер.

При этом лаборатория не была закрытой от публики. Зрители не только смотрели эскизы, но и в финале открыто высказывали свое мнение об увиденном, где, конечно же, было больше позитива, но прозвучал и ряд весьма ценных замечаний. Теперь же устроители лаборатории, учитывая и зрительское голосование, должны определиться, какие спектакли со временем войдут в репертуар Тверского ТЮЗа, а также — с какими режиссерами можно продолжить сотрудничество уже независимо от этой лаборатории.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога