Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

16 октября 2015

«ЗАБАВНЫЕ» ИСКУШЕНИЯ

VII Международный фестиваль театров кукол «Белгородская Забава» поставил на серьезную драматургию

Когда в афише фестиваля представлено 20 спектаклей, разноплановых и разножанровых, написать обо всех невозможно. Приходится выбирать ракурс. Недавно завершившийся VII Международный фестиваль театров кукол «Белгородская Забава» в лучших своих проявлениях предстал совсем не забавным, да и в его названии на самом деле нет и намека на развлечение. Свое имя смотр получил от традиционной куклы-закрутки. У Забавы нет лица, и она только во вторую очередь детская игрушка, а в первую — создана как помощница взрослым в сохранении дома в мире и спокойствии. Но театральная кукла преследует иные цели. Одна из них — дать зрителю поразмышлять на непростые темы. Приехавшие коллективы добивались этого, обратившись к серьезной литературе. Пусть она и станет ракурсом. В афише фестиваля были спектакли по произведениям Голдинга, Ибсена, Чехова, де Гельдероде.

Курский театр кукол стал первым, кто решился поставить «Повелителя мух». Замечательный выбор, ведь подростки редко ходят в театр кукол и почти никогда не бывают вовлечены его средствами в разговор о ровесниках. Режиссер Валерий Бугаев сразу дает понять, кто из героев встал на сторону Вельзевула. Это ясно не только из цитат в программке. Мизансцена напоминает театр бунраку: справа и слева от сцены сидят два актера, комментирующие происходящее, задающие тон. Это взрослые протагонисты, и у каждого свой взгляд на события. Предметы, их окружающие, красноречиво представляют персонажей. У домашнего Ральфа — семейное фото и рог. У маргинала Джека — очки Хрюши, бутылка виски и, разумеется, нож. Ангелу и бесу позволено помочь себе в прошлом. Джек вмешивается в действие в середине, водружая на кол кабанью голову. Ральф проявляется в финале «богом из машины» в капитанской фуражке даже не спасателя, а спасителя. Ход сам по себе эффектен, но режиссер при этом не дает ответа на вопрос «кто же спас детей тогда, в том числе и маленького Ральфа?».

«Повелитель мух». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Актеры своими фигурами в балахонах цвета экзотической природы выстраивают горы и ложбины, выступая в роли препятствий для небольших планшетных кукол. Атмосферу необитаемого острова дополняет видеоряд, проецирующий на задник идеальные пейзажи из телевизионных программ про счастливые путешествия. Визуальная сторона — не самая сильная в постановке. Куда интереснее следить за куклами, в том числе и потому, что лица актеров скрыты капюшонами, все внимание — к персонажам, особенно к дуэту Ральфа (Игорь Семяновский) и Хрюши (Наталия Бугаева), точно разыгранному по законам психологического театра.

«Гедда Габлер» в Гомельском театре кукол приобрела жанр «остросюжетной драмы в четырех углах», позволив актерам экспериментировать. Куклами в спектакле можно с натяжкой назвать огромные кегли, которые с добавлением к ним младенческих сосок или закрученных усов то предстают неродившимися детьми заглавной героини, то выстраиваются в похоронную процессию тетушки Тесмана. Спектакль начинается с многообещающего концептуального пролога. На экране сначала появляется титр Das Ende, а потом зрителям представляют создателей «фильма». Режиссером, художником и даже редактором выступает сама Гедда Габлер, многократно и единолично упомянутая в проплывающем списке. Эта Гедда старше своего супруга, она любит и умеет дерзить, и даже фен в ее руках выглядит опаснее пистолета. Огнестрельное генеральское наследство на сцене не появится и не выстрелит, вернее — в его роли выступит черный шар для боулинга, что в мире кеглей, конечно, опаснее.

Прямые углы в элементах сценографии находят свое отражение в трактовке характеров и актерской игре. Попытка создать уютный уголок приводит к загнанности в угол. Молодой режиссер Наталья Слащева увлекается яркими деталями, среди которых попадаются довольно остроумные, вроде первого выхода персонажей, увлеченно погруженных в модную книгу Левборга (L на ее обложке — еще один угол). Последний герой, кстати, на сцене не появится. Всю свою роль актер сыграет крупным планом на экране. Правда, закрадывается сомнение в художественной необходимости этого хода, кажется, что так технически легче назначить на роль исполнителя, который впоследствии не сможет работать на каждом спектакле. Речь о режиссере Слащевой, а не о режиссере Габлер.

«Гедда Габлер». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Слащева подчеркивает, что каждое действие спектакля начинается утром. В первый раз все не выспались после переезда, второй — из-за вечеринки. Но все эти предлагаемые обстоятельства не поддержаны актерским мастерством, а в финале неожиданные идеи и яркие детали и вовсе тонут в банальности дыма и красного света софитов. Das Ende.

Спектакль Витебского театра «Лялька» по чеховскому «Черному монаху» называется «Искушение» (режиссер Виктор Климчук). Коврин в исполнении Михася Климчука с упорством искушает сам себя. Он старательно что-то ищет в стопке книг, а найдя нужный том, внимательно вчитывается в каждое слово. «Тысячу лет назад…», — настойчиво повторяет герой, словно это заклинание способно вызвать призрак с пожелтевших страниц. И оно способно. Говоря о персонажах в третьем лице, актеры вдумчиво следуют слову автора, привнося в него своей интонацией новые акценты. Так обиженно-озлобленные нотки у Татьяны превращают яблони и груши в антипод вишневого сада, здесь нелюбимого, но требующего любви.

Куклы появляются не сразу, они довольно маленькие, так что художник Наталья Бурнос даже лиц им детально не прописывала. Спокойные куклы и эмоциональные актеры — первые редко жестикулируют, вторые быстро рассекают пространство сцены, не разделенное на интерьер и экстерьер, продолжая диалоги даже за кулисами. У «людей» свои навязчивые идеи, и менее расторопным, не успевающим за актерами куклам их остается только подслушивать. Черный монах здесь — точная копия главного героя, кукла-двойник, но это не демоническое отражение Коврина, а близкий собеседник, друг.

«Черный монах». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

«Он звал Таню, звал большой сад с роскошными цветами, обрызганными росой, звал парк, сосны с мохнатыми корнями, ржаное поле, свою чудесную науку, свою молодость, смелость, радость, звал жизнь, которая была так прекрасна» — на этих словах Коврин соберет всех кукол в чемодан. Это не финал его жизни, это новый путь к новой легенде.

Говорят, что де Гельдероде при написании «Эскориала» вдохновлялся портретами Эль Греко. Команда болгарского театра Hand, создавая кукол, это знала. Планшетные, чуть меньше человеческого роста, Король и Шут цветом и пластикой напоминают уставших немолодых моделей испанского гения. В «Эскориале» играют фактурами как кукол, так и актеров. Если куклы похожи друг на друга вздернутой бровью и потухшим взглядом на землистого цвета лице, то актеры различны и внешне, и по темпераменту. Когда они садятся спиной друг к другу, то субтильный седой исполнитель роли Короля Димитр Николов буквально сжимается на фоне рослого Добрина Добрева, играющего Фолиаля. Но актеры отпускают кукол буквально на минуту. Все остальное время первый помогает больному королю справиться со старостью, второй заставляет шута суетиться на полусогнутых, гибкостью выдавая куклу за горбуна. Его персонаж — это маска для актера, тот отводит взгляд, когда куклы смотрят в глаза, а лишившись своего персонажа, чувствует себя неуютно, словно обнаженный.

«Проникнуть в душу — овладеть телом», — так рассуждают главные герои о королеве. И эти слова на сцене театра кукол обретают иной смысл. Они описывают не только и не столько отношения двух мужчин к женщине. Их произносят существа, сами не владеющие собственным телом, собой. Заявленная драматургом смена социальных ролей зрима и конкретна, исполнители меняются куклами. Разумеется, Шут заигрывается и проигрывает мудрому правителю. Актер тихо уходит за кулисы, и прыткий в его руках остроумец лишится движений и уже никуда не денется со сцены.

Театр кукол работает на территории драматического театра, когда во главу угла ставится пьеса или текст. В этом случае театр кукол открывает что-то неожиданное в литературе, а не наоборот. Куклы играют роли, о которых мечтают драматические актеры. Многие недоуменно пожимают плечами, мол, зачем они этим занимаются, что потеряется, если сыграть спектакль без них. Исчезнут некоторые смыслы, решения и зачастую ирония. Это немало, и такой театр кукол сегодня в наших краях развивается интереснее, чем театр предмета или визуальный театр.

Комментарии (3)

  1. Анна

    Любопытные выводы, любопытные поиски…
    Есть надежда, что среди “несерьезных” тем на фестивале также наблюдались какие-нибудь удачные варианты))

  2. Наталья Кашенина

    драме-драму- куклам- кукол

  3. Слащёва Наталья

    Рады, что не оставили своего зрителя равнодушными.
    Жаль, что не прозвучала финальная сцена. Красный цвет и свет, звучащий в спектакле с самого начала, побеждает пространство, катаются ядра, гремят выстрелы и взрывы, война непрерывно идущая внутри Гедды, визуализируется снаружи и кончается воссоединением её (Гедды) с Левборгом в другом измерении. В помощью экрана хотелось подчеркнуть масштаб одарённой личности и поместить ибсеновские суициды в область иного ухода, как альтернативы отчаянию, пожирающему сердца людей, не умеющих прижиться в мире тапочек и кефира, стать “кегелькой” – “человеком без острых и вообще каких либо углов”.
    По поводу кукол. Хочется выйти за рамки куклы-человечка. Ну чем мусорное ведро, которое растёт на глазах у зрителя, пожирающее обручальные кольца, людей, шедевд Левборга в конце концов, чем оно – не кукла?
    А главной куклой в спектакле был дом. Тот дом, который всё никак не мог построится, будучи постоянно разрушаемым от сцены к сцене по разным причинам. Тот самый маленький домик, который в дыму отгремевших страстей сооружают Тесман и Теа.
    Конечно, режиссёры не оправдываются. Их высказывание уместно только после третьего звонка… Но что поделаешь… Не удержалась.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога