Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

10 февраля 2015

Я — ТАЛГАТ

На прошлой неделе в «Эрарте» показали «Узбека». Этим спектаклем в Петербурге начались гастроли несгибаемого «Театра. doc».

Минувшим летом, в день независимости Украины, шла я по нашим улицам в ярко-желтом пиджаке и голубой рубашке, изображая одиночное гуляние. Как бы «играя» надетыми одеждами исключительно «тихо сам[а]с собою», так как ни один рядом идущий горожанин не обращал на меня никакого внимания.

Шла и по улице Рубинштейна.

За тротуарным столиком у порога собственного кафе сидела широко известная в театрально-богемных кругах музыкант Варвара Турова, а рядом с ней парнишка.

«Это Баталов», — представила его Варя с такой интонацией, будто за столиком сидел совсем другой Баталов. Так, мимоходом, случилось знакомство с Талгатом, худым брюнетом отчасти восточного типа, который, к слову сказать, политический акцент в моем прикиде и увидел сразу, и заценил)).

Второго же дня встретилась с ним же, но уже на полных два часа, в строгом, серо-холодном, с металлическим привкусом зале «Эрарты». В столице моноспектакль Баталова «Узбек» (номинант «Золотой Маски» 2012) идет аж четвертый год. Немногочисленным увидевшим это высказывание петербуржцам (зал «Эрарты», как известно, невелик, шел спектакль два раза) определенно стоит сказать: «Лучше поздно, чем никогда».

Т. Баталов в сцене из спектакля.
Фото — архив «Театра.doc».

Жанр — «документальный стендап», что верно лишь от самой малой части. Да, да, несколько раз между публикой и артистом возникает прямой контакт — зрителю предлагается подержать в руках взаправдашние документы: паспорт, военный билет, регистрационно-миграционные бумаженции. Зритель вертит их в руках, передает рядом сидящему. Но ничего стендапно-развлекающего, шоуподобного, беззаботно-веселого не происходит.

…Молодой человек в спортивном костюме «Адидас» и кожаных туфлях (у ташкентских парней «на районе» так принято), по национальности — полурусский, полутатарин, по профессии — актер, родившийся в Ташкенте в интеллигентной семье (папа — художник, мама — инженер), а нынче живущий в столице России, — рассказывает нам реальные истории из собственной жизни, жизни «понаехавшего». Талгат Баталов после убийства исламистами своего учителя Марка Вайля, руководителя театра «Ильхом», перестал хотеть жить на Родине.

В Москву, в Москву….

И он в нее приехал.

Свободно перемещаться в двадцатилетнем возрасте по миру, искать новые жизненные смыслы, искать себя в ином пространстве — нормальное, традиционное общепланетарное желание юных созданий.

Однако мировой опыт стране с загадочной душой — не указ. Ее бюрократические структуры вкупе с народом, для которого «чурка» — нормальное, естественным образом летящее в лицо «понаехавшему» слово, — устраивают любому узбеку/таджику/киргизу ту еще житуху.

Да, непроста и неказиста жизнь иноземца. Никто из российских жителей не стремится снять шоры — ни в мегаполисах, ни в крохотных городках. Учиться трудно. Ведь если не каждый представитель местного населения знает, к примеру, чей это там памятник стоит перед Русским музеем, то где уж ему напрягаться, вникать в чужую культуру, различать «восточных людей» по национальности… а уж уважение к ним испытывать… куда там. У нас и вообще-то с уважением неважно. Даже к своим. Даже к себе. Бояться умеем. Злобиться. Жалеть иногда. А вот с уважением не выходит пока. Но это так, к слову.

Лично я за ликбез, посвященный толерантности. Ежедневный, на всех возможных уровнях.

Пример одного из вариантов ликбеза блестяще продемонстрировал «Узбек» Талгата Баталова.

Перемещаясь по периметру зала, становясь то на одну приступочку (чтобы повыше и отовсюду было его видно), то на другую, Талгат — тихим, ровным, спокойным голосом, ни разу не прибегая к крещендо, не раскрашивая слова, не предпринимая никаких актерских спецусилий, чтобы понравиться, — повествовал о том, как менял узбекский военный билет на российский, как обзаводился регистрацией в Тверской области, рассказывал про дистанционное волнение мамы, бесконечные ее смс и телефонные звонки, зачитывал одно из мудрых и одновременно наивных напутственных писем отца, не пользующегося гаджетами, написанное от руки, посланное не по почте, а переданное через живые руки живых людей (летящих самолетами, едущих поездами).

Удивительным образом артист дал почувствовать, что энергично-темпераментная, самозабвенно любящая сына мама Баталова и его немногословный, мужественный отец не в далеком Ташкенте, а рядом, на соседнем с тобой стуле, еще и еще раз слушают сына, ловят каждый поворот его головы.

Зарисовки Баталова написаны емко, точнейшим, часто остроумным языком (взять, хотя бы, к примеру, обширный корпус дам, встречающих на своих рабочих местах военнообязанного Талгата, или мужика из области, с которым герою ради очередной справки пришлось неделю хлестать водку, в перерывах лежа у него на печи).

Стилистическая невнятица, нагромождение слов, вязкость возникает всего лишь трижды.

Встреча Баталова с правозащитником узбеков Бахромом Хамроевым дается зрителю не влет. Тяжелый, длинный, беспросветный монолог Хамроева об узбекско-российских отношениях как отношениях обреченных явно просит редакторского шлифовального инструмента. Эпизод расположен во второй части действия, и, как бы ни был естественен и по-восточному мягок актер, — внимание ослабевает.

Равнодушной оставили еще две главки. Аутентичную статью В. Путина из «Независимой газеты» (о межнациональных отношениях) Талгат читает, не отрываясь от листа бумаги, расположившись по центру зала. Он — на высоком стуле, мы — вокруг. Но на четвертой фразе становится скучно, «стеклянеешь» (лично я быстро-быстро стала прикидывать количество печатных знаков, отведенных президенту на полосе). Есть еще и документальная речь Каромата Шарипова — главы организации «Таджикские трудовые мигранты», у которого Баталов брал интервью. Создается впечатление, что озвучивать броско и жестко реальный (!) свинцовый шариповский бред о жуткой вине евреев и американцев во всех бедах планеты и среднеазиатских народов в частности, о Путине как спасителе этих и заодно остальных народов Земли — артисту физически противно. Слова застревают, зажевываются, от нас же — отскакивают.

Негромкий голос «узбека», монолог глаза в глаза слышит зритель, приглашенный в камерное пространство. Казалось бы, как правило, посетители моноспектаклей — люди, не наделенные пещерным ксенофобским сознанием. Не дергаются в презрительной гримасе их лицевые нервы от вида продавца шаурмы. То есть, месседж Баталова, грубо говоря, не для них.

Ан нет.

Телефонный звонок в моем доме. Слышу голос человека с верхним гуманитарным, в ясном уме, голос, знакомый мне с 17 лет:

— Все, все против нас. Мы им покажем. Всем. Европе этой безмозглой, Америке тупой, тупой от основания! Будем терпеть. Мы правы, правы, правы! — переходя на крик: — Мы, Россия, правы! Всегда!!!

— Как же мы правы всегда?! — вклиниваюсь я. — Ты любила когда-то театр. Вспомни! Мейерхольда били, били, били ни за что. И расстреляли просто так, ни за что! Вспомни хотя бы это…

— Оставь в покое эту перестроечную банальщину, — без паузы, — ты можешь ходить по улицам, как почти по чужой стране? Они что, не накрыли своими среднеазиатскими лицами наш город? Ты что, можешь спросить в большом сетевом магазине у них, обслуживающих овощной отдел, где лежит орегано? Они поймут это слово?

— Но и ты же его не знала еще недавно!

— Русский — мой родной. Незнакомые слова я выучиваю сразу. А они — вообще не могут разговаривать. Видеть их не могу!

Вот и думаю… Если такую речь слышу я от человека как бы собственного круга, то, может быть, Талгату Баталову стоит сменить площадку? С камерной на стадион?

Включить динамики, взять в руки мощный микрофон, посмотреть в глаза тысячной аудитории и начать: "Меня зовут Талгат…

И далее по тексту.

В именном указателе:

• 

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (6)

  1. Leila Tastanova

    Отличный текст, Лен. Это – и про меня, уроженку Москвы с азиатской внешностью, всю жизнь стремившейся сохранить остатки русской культуры, которой, как невесело пошутил мой приятель, приходится отдуваться за весь Советский Союз.

  2. Карина Зурабова

    Интересно это всё. Одно меня смутило – сочетание "Мы покажем этой Америке тупой!" с "понаехали тут!" и уж совсем неожиданной страстью к орегано. К Америке, честно говоря, я тоже не испытываю теплых чувств – ну вот совсем. Но до "понаехали!" не дошла – и надеюсь, никогда не дойду. Орегано, полагаю, лежит там же, где петрушка – если это поможет делу. В общем – за "Узбека"!

  3. Алена Палатченко

    Не перестаю думать об этом спектакле. Действительно, тот самый случай, когда лучше увидеть поздно, потому что такое никогда не бывает поздно. Еще один открытый разговор на стыдную, болезненную тему.
    Но ощущения от этого разговора странные. С одной стороны, я сидела в Эрарте, слушала этот рассказ, такой простой и непафосный, наполненный иронией не только над российскими реалиями, но и над узбекскими, смеялась (по-моему, элемент эстрадного комикования все-таки имел место), – а по спине бегал мороз. Было стыдно. Ужасно стыдно за происходящее в стране, за ксенофобию, за себя, которая все это допускает.
    А с другой стороны, я не могу отделаться от ощущения некоторой однобокости. Поскольку говорится исключительно об отрицательном отношении к мигрантам в России, у меня от этого высказывания остается ощущение «русские, живущие в России, плохо относятся к мигрантам, хотя те хорошие». И несмотря на то, что на уровне общества в целом это так, я не могу отказаться от того, что знаю немало обратных примеров и с той, и с другой стороны и не в состоянии их не учитывать.
    В общем, надо побольше следить за собой, видимо.

  4. Юдифь Зислин

    Молодец, Лена.

  5. Елена Вольгуст

    Карин, ну мы же НЕ японцы, ну что нам сделала Америка плохого? Японцы до второго пришествия вправе помнить трагедию и не испытывать теплых…)

  6. Natasha Alexeeva

    Спасибо, Лена! Прекрасная рецензия- рассказ. Очень захотелось посмотреть этот моноспектакль. Теперь уже не пропущу, если окажусь со спектаклем в одном городе ( одной стране).

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога