Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

1 октября 2018

«ХРАНИТЬ ВЕЧНО» — ПРОДЛИТЬ ДОЛЬШЕ!

В Манеже — замечательный музейно-театральный проект Андрея Могучего, Веры Мартынов и Владимира Раннева «Хранить вечно!». Почему-то очень ненадолго, только на три недели, только до 8 октября, хотя проект крайне дорогостоящий, успешный и посещаемый. Может, все же продлить?..

Театр в музее — сложная и разнообразная в своих вариациях тема. Моделей — множество.

Музей как театр — тоже тема, и, например, более сильного и вполне театрального впечатления, чем концептуально развивающееся пространство в Еврейском музее Берлина, — в моей жизни не было.

А в нынешних спорах про «театр — не театр», про то, является ли театром прогулка в наушниках и чем она отличается от аудиогида в музее, проект «Хранить вечно!» — просто важный аргумент и предмет для театрального анализа.

Фотография из выставки.
Фото — М. Дмитревская.

«Хранить вечно!» — о судьбе царских дворцов, но сделано здесь все средствами театра. Музеи как бы дарят театру свою драматическую судьбу, театр оживляет «музейность» драматургией и исполнением. Через золотой занавес мы входим на территорию огромной декорации, в золотую анфиладу Павловска-Пушкина-Петергофа-Гатчины, на «историческую сцену», в лабиринтах которой сто лет назад Временным правительством было принято решение сделать царские дворцы музеями. Вы можете ходить из комнаты в комнату медленно, не дослушивая то, что звучит в наушниках, — и в каждом новом пространстве вас будет ждать новый поворот «дворцовой судьбы». Можете вернуться назад — и включится предыдущая история.

Но не дослушать этот голос в наушниках невозможно! Потому что это голос Алисы Фрейндлих, читающей некий дневник некой Оли — девочки-дочки управляющего Александровским дворцом, когда там еще жил царь. Сперва Оля маленькая и доверяет дневнику в основном — «Папа сказал». Идут годы, а все еще — «Папа сказал», но опустим эту драматургическую неточность в имитации детского дневника.

В этом голосе, конечно, Могучий собрал многое.

Здесь звучат интонации Оскара из «Оскара и Розовой дамы» писавшего свои письма Богу: «Дорогой Бог!» Теперь это: «Дорогой дневник!» — но мы-то помним, как играла Фрейндлих умиравшего мальчика, проживавшего в этих письмах восемьдесят лет не отпущенной ему взрослой жизни — с верой в жизнь вечную. Хранить вечно или жить вечно — какая разница? Оскар в нашем сознании создает маленькую Олю. Мы можем представить ее, тем более что не знаем ни ее судьбы, ни сколько отпущено ей было в ХХ российском веке революций и репрессий.

Фотография из выставки.
Фото — М. Дмитревская.

Через этот голос в декорацию и историю войн и мира легко входит и маленькая библиотекарша Наталья Ильинична — хранительница из «Войны и мира», спектакля Виктора Рыжакова. Ее, хранителя и рассказчика, тоже играла Фрейндлих, и потому ставшая музейным хранителем Оля, дочь репрессированного отца, переживающая как свою жизнь историю дворцов и вместе с нею аресты, гонения, смерти, восстановление, — тоже почти знакомый нам человек, знакомый персонаж в блузке и кофточке…

Здесь есть и сама Алиса Бруновна. И кому, как не ей, блокадной девочке, рассказывать о блокаде, бомбежках, эвакуации? Мы слышали ее собственные рассказы — поэтому доверие рассказам взрослой Оли стопроцентно. На рассказе о блокаде мы стоим в темной комнате перед столом, уставленным яствами. Это то, что снится Оле, доверяющий дневнику скупые сообщения, как у Тани Савичевой: «Умер… умерла…» У знающих этот стол ассоциируется еще и с блокадными банкетами партийного начальства посреди умиравшего города, рядом с теми, кто откачивал, как Оля и ее коллеги, воду из Исаакия, закапывал перед отступлением статуи в Павловске, хоронил близких — как Оля сына Петю. Но об этом только одна строчка, а что стало с ее мужем — мы так и не узнаем. Зато список репрессированных коллег, уволенных. Погибших…

Компиляция разных дневников и документов в имитированный дневник явно удалась Светлане Щагиной. Тем более что параллельно действию у каждого ленинградца встает собственная судьба взаимоотношений с музеями и парками. Например, мой папа был царскосел, и на место его разбомбленного дома мы ездили каждый его день рождения. И я помню то впечатление, которое произвела на него новость перестроечных лет: Екатерининский дворец разбомбили не фашисты, его взорвали наши при отступлении. (В спектакле сказано сухо: взорван…) А моя двоюродная сестра восстанавливала как реставратор Павловск, а я совсем не знала до спектакля, что Павловский дворец сгорел уже после того, как немцы ушли, и наши музейщики выдохнули: все живо и подлежит восстановлению…

Итак, неповторимый голос Алисы Бруновны.

А что вокруг? А вокруг замечательные инсталляции Веры Мартынов.

И сперва — золотая анфилада всех дворцов сразу. Тех, в которых еще живут великие князья и царь, которого скоро придется называть «гражданин Романов». Тех, куда являются Керенский, Лукомский и Луначарский, во власти которых оказывается судьба исторических резиденций. Вещи пакуются (странным образом в одной из первых комнат вместо исторических изданий сложена советская БСЭ 1950-х годов издания, но этого никто не замечает…). Они изымаются комиссиями, сдаются в антиквариат, инвентаризируются. В каждой из комнат мелькают видеоинсталляции Бориса Казакова (для всех искусств для нас важнейшим…), и в каждой стоит маленький театрик. Сначала на его сценке — традиционный Пульчинелла, а потом… игрушечный мавзолей Ленина.

Фотография выставки.
Фото — М.Дмитревская.

Тут есть что разглядывать, что вспоминать, о чем думать. Олин дневник безоценочен. Она просто хранитель, вымирающий вид. Она рассказывает, как дворцы становятся музеями для народа — и мы попадаем в ротонду (или диораму), на экранах которой бесконечно осваивают дворцы и парки однотипные советские люди, размноженный вид одного парня и одной девушки. Их популяция — герои «новой жизни дворцов и парков»: они пьют, бьют, танцуют, ходят строем и играют спектакли. А в наушниках звучит потрясающая кантата Владимира Раннева из указов и докладных, приказов и статей тридцатых годов, протоколов и приговоров… А потом этот шум времени утыкается в безмолвие огромной стены, на которой — инвентарные этикетки: предметы и люди, судьбы культуры, материальной и человеческой.

В финале — руины Павловского дворца, которые разбирают Оля и ее сотрудники, кладбище истории. И Олина гордость за то, что советский человек преодолеет трудности восстановления.

И ведь правда преодолели. И восстановили. Восстановили эти самые советско-дореволюционные Оли. Не разделить этот пафос нельзя, тем более мы в курсе текущего момента и мартиролога исторических памятников, утраченных в последние годы. Тех, которые следовало бы хранить вечно.

Не понимаю, почему эта прекрасная выставка-спектакль дана городу только на три недели, когда именно сюда лежит путь настоящего просвещения для петербургских школьников и студентов. А. Могучий и здесь находится, в общем, на поле детского театра, адрес проекта — люди мало знающие, он адаптирован к широкому зрителю и юному зрителю. Выставку, будем надеяться — продлят. А потом сохранят это произведение искусства в каком-нибудь из городских ангаров и будут хранить вечно.

Комментарии (4)

  1. Бахтина Марина

    Потрясающий проект! Огромное спасибо всем его создателям и участникам! Я тоже очень надеюсь, что выставку продлят, а потом будут “хранить вечно”. Спасибо Марине Дмитревской за прекрасную статью!

  2. Ольга

    К сожалению, не смогла посетить. В выходные дни билетов не было, а в будни- не успела. Очень надеюсь, что будет продление.

  3. Игорь Каневский

    Отличная идея! Надо выставку сделать постоянной в другом помещении! Она стоит того… и можно водить студентов-режиссеров и художников РГИСИ как на пример работы с пространством и внутренней композицией произведения…

  4. галина

    а почему выставка только три недели- такие выставки нужно показывать не один месяц даже! Я так и не успела посмотреть и многие мои знакомые, да и когда? всю неделю на работе, а в выходные нереально попасть- даже обидно- живем в Петербурге и не можем попасть

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога