Петербургский театральный журнал
16+

18 апреля 2015

В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ ОТКРЫЛСЯ XIII ФЕСТИВАЛЬ «ЦАРЬ-СКАЗКА»

С 17 по 21 апреля в рамках Международного театрального фестиваля Царь-Сказка/Kingfestival будут представлены спектакли для детей и взрослых из России, Австрии, Финляндии, Франции, Италии, Латвии и Германии. За пять дней зрители встретятся с фантастическими историями по северным сказкам и библейским мифам, увидят театральные работы по мотивам Гете и современной драматургии. Хозяином фестиваля выступил Новгородский театр для детей и молодежи «Малый». В рамках спецпрограммы фестиваля можно увидеть выставку «Театральный плакат Польши». Творческая лаборатория «Молодая критика — театральное будущее» соберет молодых театроведов из Москвы, Санкт-Петербурга, Риги (Латвия), Вильнюса (Литва), Тарту (Эстония) с целью обсуждения и анализа фестивальных спектаклей. Состоится встреча директоров театральных фестивалей из Швейцарии, Великобритании, Испании, Италии, Австрии и Армении. В Новгородском университете имени Ярослава Мудрого пройдет лекция театрального педагога Беаты Бриден (Германия) и состоится театральная дискуссия с актерами после спектакля «Страдания юного Вертера». Российский центр АССИТЕЖ проводит на «Царь-Сказке» резиденцию «Новые лица АССИТЕЖ», в которую пригласил молодых специалистов детского театра России. Фестиваль проходит при поддержке программы государственной и общественной поддержки театров для детей и подростков под патронатом Президента Российской Федерации при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, Союза театральных деятелей Российской Федерации, Российского национального центра АССИТЕЖ, Администрации Великого Новгорода, Комитета культуры и молодежной политики Администрации Великого Новгорода и Новгородского театра для детей и молодежи «Малый». Партнеры фестиваля — Итальянский Институт Культуры в Санкт-Петербурге, Генеральное Консульство Финляндии в Санкт-Петербурге, TINFO — Theatre Info Finland (Savotta—Zavod theatre project), Генеральное Консульство Швейцарии в Санкт-Петербурге, Муниципалитет города Нантера (Франция), Институт Адама Мицкевича CULTURE. PL (Польша), Новгородский Государственный Университет имени Ярослава Мудрого и Центр развития туризма «Красная Изба».

Подробно со спектаклями и событиями «Царь-Cказки» будет знакомить наш корреспондент Анна Константинова в ежедневных комментариях.

Афишу фестиваля можно увидеть здесь.

Комментарии (3)

  1. Анна

    17 апреля – открылся фестиваль спектаклем хозяев, новгородского театра для детей и юношества “Малый”.
    Так случилось в моей театроведческой жизни, что за творчеством режиссера Надежды Алексеевой и команды приходилось следить преимущественно по рецензиям. Знакомство состоялось когда-то, благодаря “Арлекину” и спектаклю “Принц и Дочь великана”. Это было весело, изобретательно, очень живо и в чем-то просто нахально… Запомнилось, заинтриговало. Потом удалось посмотреть “Спам” – который был убедительно профессионален, хотя и не настолько интригующе…
    “Вдребезги” (на стихи поэтов Серебряного века) очень зрелая работа, убедительно красивая. Зрелая как в плане режиссуры, так и в плане всех без исключения своих компонентов… Сценография, музыка, ансамбль актеров, драматургия, речь, пластика (при парадоксально противоположной семантике названия) сложены и притерты как шестеренки в неумолимом часовом механизме…
    Лирическая поэзия на сцене – несомненно сложная задача построения композиционных связей. Здесь “завязаны” символизм с конструктивизмом, футуризмом и прочими “измами” хитроумно-свободными, но прочными узлами, разрубить которые суждено будет самой истории… На сцене, осененные красно-оранжевыми непараллельными конструктивистскими штрихами, действуют (декламируют, мелодекламируют, читают, танцуют, застывают, бегут, дышат, кричат, поют, открывают и закрывают несуществующие двери…)пятеро в черно-белом, с набеленными лицами. Не поэты, но маски их лирических героев, предводительствуемые их музой-виолончелисткой. И Серебряный век. вместе со всеми узнаваемыми стихами, предстают неожиданно неузнаваемыми, что уже само по себе серьезная театральная удача.
    А прежде всего – это очень красиво.

  2. Анна

    Впечатления второго дня – очень теплые.
    Среди них приятным удивлением стали “Песочные сказки” Рижского театра кукол. Прием песочной анимации, модный, но творчески редко состятельный в театральных постановках, здесь оказался оправданным и мастерским. А еще – очень органичным для избранной задачи (отчасти педагогической, отчасти терапевтической. при это реализованной безусловно художественно). Особого внимания стоит то, что трое артистов не просто освоили эту непростую технику (весь анимационный процесс происходит вживую), но и смогли обрести индивидуальный стиль исполнения, и привнести действенное начало в визуальный ряд наивных сказочных историй.
    Безусловно трогательным предстал итальянский “Домик” (театр La Baracca – Testoni ragazzi), незамысловато-игровое “эссе” на темы личного пространства и взаимоотношений взрослого и ребенка, этот микрокосм создающих и в нем сосуществующих…
    “Шепот из банки” (Австрия) – в чем-то продолжает тему коммуникации, реализовать которую в самой рутинной среде могут помочь даже самые рутинные предметы (в данном случае – консервные банки, оживающие на полках супермаркета).
    Спектакль “Золоченые лбы” – вполне ветеран репертуара петрозаводского Театра кукол республики Карелия – публика приняла чрезвычайно тепло. Темперамента он не растерял (в чем очевидная заслуга актрисы Любови Бирюковой, получившей Золотую маску -2007 именно за роль в этом спектакле). Тем не менее, налет автоматичности наряду с некоторой нечеткостью в работе с куклами явно говорят о том, что взгляд режиссера-постановщика давненько в сторону “Лбов” пристально не смотрел. Хочется надеяться. что это дело поправимое, обаятельный (хотя и не без спорных постановочных моментов) некоторых спектакль вполне заслуживает сценического долгожительства.

  3. Анна

    За три прошедших дня – три спектакля в формате “беби-театра”, все безусловно перформативного плана. Помимо уже упомянутых “Домика” и “Шепота из банки” посмотрели еще и “Брум” (согласно аннотации – это ничего не значащее и все значащее слово некоего “первоязыка”).
    Заявка представления с маркировкой “2+” была подчеркнуто эстетской: зрелых лет актер и актриса в черном, свиток белой бумаги, прозрачный стакан с водой, морская раковина, медитативный ритм звуков-капель… Вода из стакана лужицами проливается на почти зеркально гладкую пластину, лежащую на планшете – их отражения отбрасываются на белую бумагу свитка, в ход прускаются краски и кисти, лужицы-амебы обрастают “лапками”, растекаются под опустившейся сверху бумагой, оставляя на ней акварельные пятна. Следующий эпизод – из раковины на зеркальную пластину сыплется манка, в центре “манного” круга рисуется очень условный, похожий на петроглиф, хвостатый ящер… Затем на сцену выносят запеленатую во флизелиновую “пеленку” безлицую белую куколку – ей рисуют черные глазки и улыбку. Именно от лица этого персонажа впервые звучит этот самый “брум”. Затем на сцене появлется игрушечный рояльчик, в свитке прорезают отверстия, в разрезах появляются бумажные же силуэты ручек и ножек, отбрасывают изящные тени… Потом в верхней части свитка делают рваную дыру, из которой летят шары скомканой бумаги – развернув их, исполнители обнаруживают внутри схематично нарисованные черным фломастером цветы, птицу, кошку, собаку… Потом бумажные мини-комочки раздают зрителям, и каждый становится обладателем собственного цветка, птички, кошки. Финал.
    Весь этот сценический сюжет, не лишенный своеобразного, вполне наивного шарма, отражает характерную тенденцию, наметившуюся в спектаклях “бэби-жанра”: зрителям в диапазоне “0 – 6 +” все чаще и чаще предлагают именно перформансы. Т. е. – вид “контемпорари арта”, базирующийся на восприятии практически любого процесса, происходящего в присутствии зрителя, как самоценного (вне зависимости от критериев художественной ценности или драматургической целостности).
    Само по себе это, вероятно, ни хорошо и ни плохо. Насколько интересно для адресной аудитории – еще ждет систематического исследования. Но одну проблему хочется отметить уже сейчас, как несомненно проявленную: это проблема существования исполнителей такого рода представления. В девяти случаях из десяти они существуют, пытаясь совместить роли и приемы играющего актера, перформера, аниматора, порой – актера театра кукол… Подобный микс предсказуемо редко дает какой-либо целостный результат.
    Принять такой результат как закон жанра довольно убедительно мешают такие образцы, как, например, уже упомянутые рижские “Песочные сказки” или “Где живет ветер?” (новогородский театр “Малый”), где тщательно осмысленые и добросовестно освоенные возможности материала (песка в первом случае, полиэтилена во втором) становятся основой для вполне убедительного драматургически визуального сюжета.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога