Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

24 марта 2016

В СТОРОНУ «СВАНа»

«СВАН». По пьесе А. Родионова и Е. Троепольской.
Мастерская Дмитрия Брусникина.
Режиссер Юрий Квятковский.

Несмотря на очевидное созвучие, к роману Марселя Пруста новая постановка Юрия Квятковского, казалось бы, не имеет никакого отношения. В основе — оригинальный текст, написанный Андреем Родионовым и Екатериной Троепольской. Да еще не просто текст — пьеса в стихах.

С чем «СВАН» напрямую соотносится, так это с историей черных лебедей как представителей высшей избранной расы времен гитлеровской Германии. Об этом свидетельствует и устрашающая символика — над сценой висит пара зловеще мерцающих лебедей, и всякого рода атрибутика — заградительные ленты, нашивки на костюмах артистов, обилие видеокамер. Полное ощущение, будто мы не то чтобы на зоне, но в наверняка прекрасно просматриваемо-прослушиваемом пространстве.

Итак, дело происходит в Лебедянии — условной стране победившей поэзии. «Проект ‘’СВАН‘’» — принятая на государственном уровне установка по отсеиванию должных и способных граждан от недолжных, неспособных, а, стало быть, и ненужных. Критерий отбора — владение искусством стихосложения. Умеешь рифмовать — добро пожаловать в Рай, и вот тебе гражданство, и печати УФМС, и лицензии на всякого рода деятельность. Не умеешь соединять «любовь» и «кровь», не способен связно рассказать о русских березках и тропках лесных — ждут тебя презренье, изгнанье и чиновничий крик.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Юрий Квятковский поставил смешной до идиотизма и до идиотизма же страшный — по степени абсурдности происходящего — спектакль. Все герои здесь четко делятся на два типа: экзаменаторы и экзаменуемые. Первые — работницы УФМС, которых уже тошнит от бесконечных метафор и поэтических изысканий, они буквально сходят с ума, убивая ненароком приходящих на испытания псевдопоэтов. Вторые — уроженцы не титульной нации, узбеки и таджики, страждущие поведать о родном саксауле, сравнить неказистое это дерево с белой стройной красавицей березой.

Однако и те и другие, как выясняется позже, одинаково несвободны. И те и другие не находят себе места, ибо «в стране победившей поэзии не нужен поэт». Но главное — и те и другие одинаково хотят счастья. Хотят выражать свои чувства просто, прозаично, буднично, без красивостей и затей.

Потому что суть одна — все мы люди: и непреклонная, по-советски кондовая, с косой, уложенной на манер Тимошенко, Клава в блестящем исполнении Анастасии Великородной; и учитель гармонии, поэт, впадающий временами в сильный запой, Слава (Петр Скворцов/ Василий Буткевич); и страстно жаждущий гражданства Молдакул (Игорь Титов); и слепая цыганка, поэт-самоучка Октавиа (Гладстон Махиб).

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Стоит внимательнее приглядеться, и стеганые пальто надзирателей кажутся похожими на расшитые халаты гастеров. Еще немного, и все сольются в экстазе безумного свадебного чаепития, отдавая предпочтение не чашкам в крупный горох — бело-синим пиалам. И Клава выйдет замуж за Славу, а главными приглашенными станут потомки тех, кто когда-то не прошел поэтическое испытание. И все бы хорошо, и вроде happy end: черные лебеди так и остались всего лишь лебедями, не эволюционировав в жутких фюрерских орлов. Но только когда все утихнет, одинокий, босой, полуголый человек аккуратно пройдет по авансцене, зачитывая стихи про кривые русские дорожки, про грязь и отбросы, что лежат там и гниют не годами — веками… И прольется на него с рампы чернильный дождь, такой дождь, холодный, колючий, каким мы омываемся почти каждое утро в нашем бесприютном городе, и такая тоска вдруг нападет, такая безысходность подступит, что хоть вой.

Собственно, спектакль — это только третья часть зрелища, подготовленного выпускниками Мастерской Дмитрия Брусникина. Но движение в сторону «СВАНа» начинается задолго до самого представления. И в ЦИМе, где традиционно идет работа, и на Новой сцене Александринского театра, где она была показана в рамках гастролей, зрелище начинается за три часа до непосредственного показа.

Сцена из спектакля.
Фото — Anastasia Blur.

Первая часть — читки. И здесь все вполне обыкновенно: выходят артисты, садятся напротив зрителей и читают с листа по ролям текст пьесы.

Вторая часть — импровизации на заданные пьесой темы, когда артисты воплощают написанное посредством физических действий. Они разбиваются на пары или небольшие группки, подстраиваются, изучают партнера, его реакцию, нащупывают собственный характер.

Зрители становятся свидетелями того, как рождается спектакль. Но даже не это здесь важно. Принципиально другое: нам наглядно показывают процесс развития общества в миниатюре. Сначала все равны, и все обладают равной возможностью высказывания — сидящие в тренировочной одежде актеры просто озвучивают созданный Родионовым и Троепольской текст. Затем, постепенно, артисты — каждый по-своему — обрастают характерностью, происходит расщепление на главных и второстепенных, но система еще не закреплена, еще возможны подвижки.

Сцена из спектакля.
Фото — Anastasia Blur.

И вот, наконец, он — спектакль «СВАН», утрамбованная режиссером и устоявшаяся модель, где все четко, отлаженно, и никаких миграций быть не может. Шли мы к нему по-прустовски долго, прослушав один и тот же текст в разных вариациях, повторив, вопреки гегелевскому высказыванию, историю не дважды — трижды. И, кажется, все время как фарс. А где же необходимое подлинно трагическое начало? Куда ушло оно? Или оно осталось там, в далеком 1945-м, когда пали гитлеровские орлы?.. Или воплощено здесь в бесприютном русском мужичке, уходящем в финале в темноту?.. А может, сокрыто в нас самих, улыбающихся и вроде бы довольных жизнью, натужно веселящихся при виде выбеленных лиц Клавы и Славы, не желающих думать о чем-то более серьезном, прогоняющих любые мысли прочь? Не дает прямого ответа Квятковский. Не дает, и слава Богу, чай, мы не в Лебедянии. Во всяком случае, пока.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога