Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

15 ноября 2019

В СТАРЫХ РИТМАХ

«Карусель». По мотивам пьесы «Лилиом» Ференца Мольнара и одноименного фильма Фрица Ланга. Театр Буландра (Бухарест, Румыния) в рамках Театральной олимпиады.
Режиссер Андрей Щербан, драматург и соавтор Даниэла Дима, сценография — Октавиан Некулаи.

Самая известная пьеса венгерского драматурга Ференца Мольнара «Лилиом», написанная в 1909 году, отечественному зрителю знакома мало и до недавнего времени сценической истории в России не имела (единственная заметная постановка — одноименный спектакль 2017 года Аттилы Виднянского-младшего с актерами «Июльансамбля»). В Европе же и США трагикомическая история беспутного карусельного зазывалы Лилиома, продолжившаяся в ином мире после его самоубийства, на протяжении многих лет использовалась широко и разнообразно. Пьеса была неоднократно экранизирована, в частности, в 1934 году ее сюжет лег в основу единственного французского фильма классика немецкого киноэкспрессионизма Фрица Ланга с Шарлем Буайе в заглавной и Антоненом Арто в эпизодической роли. В 1945 году Ричард Роджерс и Оскар Хаммерстайн создали американскую музыкальную адаптацию пьесы — один из самых успешных бродвейских мюзиклов «Карусель», экранизированный в Голливуде в 1956 году, а в 2011 году Гамбургский балет представил премьеру балета «Лилиом» Джона Ноймайера на музыку Мишеля Леграна. Пьеса часто ставится в драматических театрах, особенно популярна в Венгрии и германоязычных странах, одна из последних премьер — спектакль Корнеля Мундруцо «Лилиом» в гамбургском театре «Талия» (совместный проект с Зальцбургским театральным фестивалем), вышедший в августе этого года.

Пресс-служба Театральной олимпиады 2019 / Интерпресс

В программке спектакля Андрея Щербана «Карусель», поставленного им в 2015 году в бухарестском театре «Буландра» и недавно показанного на Театральной олимпиаде в Петербурге, в качестве литературной основы указаны пьеса Мольнара и фильм Ланга. Для Щербана и его соавтора Даниэлы Димы определяющим в судьбе аниматора на карусели стало его восприятие себя как артиста. Если Лилиом — артист, то весь мир вокруг него — пестрая театрализованная ярмарка с каруселью в центре.

Представление начинается еще в театральном фойе. Сперва среди публики появляются аккордеонист и актеры в нарочито-театральных костюмах по моде первой половины XX века и с ярким гримом на лице, по-итальянски экспрессивно анонсирующие скорое прибытие какой-то очень важной персоны (Щербан здесь и далее эксплуатирует феллиниевскую эстетику, подуставшую от частого использования, но, тем не менее, продолжающую работать). Свита играет короля — и вот, наконец, он появляется. Исполняющий легкие итальянские и французские песенки Лилиом (Влад Иванов), не очень молодой мужчина малопримечательной внешности с набеленным лицом-маской, едва поднявшись на свой барабан-помост, покоряет зал своим сценическим обаянием и становится центром притяжения этого театрально-площадного мира.

Пресс-служба Театральной олимпиады 2019 / Интерпресс

Когда подготовленные прологом зрители заполняют зал, любимец публики появляется на сцене у своей карусели, выстроенной на поворотном круге. Вращающаяся конструкция воспроизводит схему жизни Лилиома: сверкающие зеркала, глянцевые лошадки и ностальгические портреты циркачей с лицевой стороны, а с изнанки — убогая клетушка, отмеченная печатью нищеты, с единственным матрасом на полу. Игровое пространство расширяется почти во всю площадь зрительного зала за счет пересекающихся помостов, идущих через зал параллельно и перпендикулярно рампе. На создание атмосферы цирка и мюзик-холла работает свет, активно задействующий цветные фильтры и резкие световые пятна прожектора (свет — Александру Дарие и Андрей Щербан).

По сравнению с многими спектаклями Олимпиады, мотивирующими зрителя к театральной аскезе, «Карусель» «Буландры» выглядит настоящим рогом изобилия гипертеатральности. Румынский спектакль крепко держится за традиции музыкального и эстетизированного площадного театра и не стесняется своего стремления понравиться самому широкому кругу публики.

Пресс-служба Театральной олимпиады 2019 / Интерпресс

На основе пьесы режиссер создает свой ностальгический мюзикл, к бродвейской «Карусели» Роджерса и Хаммерстайна отношения не имеющий. Герои спектакля танцуют и много поют, как соло, так и в дуэтах. Музыкальный материал — итальянское ретро и близкие ему американские итальянизированные композиции, лейтмотив — «That’s Amorе» Дина Мартина. Временами вокальные номера звучат лирично, временами в них слышен напор брехтовских зонгов. Все действие сопровождает пианист-тапер (Рауль Кусак), заставляя его вертеться с легкостью карусели.

Каждый выход Лилиома — отдельный номер, отсылающий то к ранней киноклассике (к Чаплину, в первую очередь), то к номерам кабаре, то к цирковой клоунаде и иллюзии. Лилиом — артист, и он свободен. Из-за этого стремления к свободе он вынужден покинуть свою карусель, когда ее владелица мадам Мускат начинает его ревновать к случайно присевшей рядом юной прачке Юлии. Действуя по привычному шаблону соблазнителя горничных, он влюбляет в себя наивную Юлию, а затем сам увлекается и ею, и открывшейся перспективой сыграть в новом для него романтическом амплуа. Известие об усовершенствовании любимой карусели, его центра мироздания, на которой появились зебры, а скоро будут и — о, боже! — автомобили, не может не поколебать его верности Юлии, и только их будущий ребенок заставляет его остаться рядом с ней.

Пресс-служба Театральной олимпиады 2019 / Интерпресс

Хрупкая и стойкая Юлия (Александра Фасола), лирическая героиня, выделяется среди окружающих ее масочных персонажей. Мелкий жулик Альберт (Кэтэлин Баблиук), подбивающий Лилиома на участие в грабеже, с его нарисованной на набеленном лице пугающей гримасой — совершенно экспрессионистский инфернальный персонаж. Колоритна тетушка-фотограф (Мирела Гореа), экстравагантная женщина-вамп элегантного возраста. Звездой мюзик-холла смотрится femme fatale паркового масштаба мадам Мускат (Родика Лазэр). Все более гротескными по ходу действия становятся обуржуазивающиеся подруга Юлии Мария (Сильвана Негрутиу) и ее муж Вольф (Раду Якобан).

Предощущение нависших над миром катастроф XX века проступает неявно в упоминаниях о еврейском происхождении героя, в неожиданном появлении похожих, как близнецы, кафкианских полицейских агентов в шляпах-котелках, в мистической фигуре вездесущего точильщика ножей. Лилиому не находится места на земле, но нет его и выше: в отделе самоубийц небесной канцелярии, куда его препровождают такие же полицейские агенты, но с крыльями, царят те же абсурдные бюрократические порядки и та же гротескная стилистика, что и в земном полицейском участке.

С небесными стражниками у Лилиома возникают стилистические разногласия: после сцены раскаяния одного из самоубийц, сыгранной из рук вон плохо, но вознагражденной, тем не менее, прощением свыше, ему демонстрируют киносъемку их ссоры с Юлией, в конце которой Лилиом наносит ей удар, а в качестве закадрового текста звучат его мысли. И хотя психологическая мотивировка могла бы служить в какой-то мере его оправданием, Лилиом требует прекратить просмотр: подобное проговаривание идет вразрез с масочной природой нашего героя и разрушает действие. А этого он вынести не может — ни на этом свете, ни на том.

Пресс-служба Театральной олимпиады 2019 / Интерпресс

После 16 лет чистилища Лилиом является на встречу с женой и подросшей дочерью Луизой (Адела Бенгеску). Вновь, как и с Юлией, от досады он не удерживается от физического удара. И в этих ударах, нанесенных матери и дочери, которые любящие женщины воспринимают «как будто погладил» — самое уязвимое место спектакля. Но режиссер компенсирует эту досадную выходку маленьким чудом. «Доброе дело», которое Лилиому надлежит сделать для дочери, он понимает по-своему и показывает ей фокус: красный лоскуток волшебным образом исчезает из его раскрытой ладони, а затем, дунув в кулак, герой возвращает его дочери.

И вот за эту чудесную радость обмана зрители готовы ему все простить. А за все остальное, непрощенное небесной бюрократией, герой отправляется обратно в чистилище. Через люк, окутанный театральным дымом и подсвеченный красным прожектором.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 
• 

Комментарии (1)

  1. Jutaxe

    Не понятно

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога