Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

24 ноября 2020

УСРЕДНЕННОЕ МЕСТО

«Площадь необъятных перспектив». Спектакль-променад.
Национальный музей Республики Карелия, проектное бюро ART NORDEN (г. Петрозаводск).
Режиссер Леонид Прокофьев, драматург Алина Журина.

Каждый житель нашей необъятной родины хотя бы раз в жизни оставлял след от своего башмака на проспекте Ленина, ну, если не на проспекте, то хотя бы на улице. Кому повезло побольше, тот слышал название станции с именем Ленина в объявлениях метрополитена, кому поменьше — тот, неспешно идя с работы, озирал сонным взглядом сквер, названный в честь вождя мирового пролетариата.

Сцена из спектакля.
Фото — архив музея.

В Петрозаводске, например, есть площадь Ленина, она же, говоря языком местных, Круглая. Для кого-то это наверняка любимое место встреч с друзьями, для оригиналов — место первого свидания или, напротив, ненавистная картинка, символизирующая бесконечный «день сурка». Словом, место живое, говорящее всевозможными флешбэками. А для случайного гостя города — это чистое, ничем не заслоненное пространство, хотя до боли знакомый памятник сами понимаете кому и ставит под сомнение эту наивную попытку объективного взгляда на действительность.

Предмет взаимодействия музея и театра почти всегда — документ. Это обращение к реальности путем единственно возможного инструмента ее фиксации. Променад Леонида Прокофьева в этом случае — осмысление места как документа. И пусть театр сам по себе уже тысячи лет исходит из реальности, настоящая неметафизическая встреча с ней возможна едва ли не только в сайт-специфике. Самое любопытное, что может испытать зритель на подобного рода спектаклях, это пограничное состояние между условным и безусловным, в котором второе, бытийное (вдруг!) становится более ощутимым. И тогда прямо на площади Ленина в Петрозаводске чувствуешь себя живым не симулякром, в моменте, который так подробно исследуется его создателями.

На улице холодно и сыро, но голос в наушниках настраивает на смирение. В этом есть что-то гипнотическое, или, выражаясь современно, что-то от АСМР (при необходимости расшифровки аббревиатура достойна отдельного гугл-поиска). Еще напрашивается сравнение с йогой. Пусть это не прозвучит чересчур иронично: при большом энтузиазме можно было бы разобрать спектакль как комплекс асан. Чудесная бы, наверное, вышла рецензия. Но здесь приветствуют осознанность без шуток: Голос нарекает ходьбу медитацией, а девушку с фонарем — проводником между осязаемым и неосязаемым миром, очевидно не скрывая экстатических мотивов нашей прогулки.

Фото — архив музея.

И вот мы идем, слушая былины — так их обозначили авторы проекта. В этих историях нет ничего общего с древнерусским эпосом, но в своем желании вырваться за пределы будничного содержания, стать экзистенциально настроенной драмой они, конечно, исконно русские. И эта рефлексия вполне себе может считаться русской народной песней. По крайней мере, тянутся они примерно одинаково.

И вот мы идем. Луч фонаря высвечивает важное, то, про что нам сейчас рассказывают, или просто выхватывает детали городского ландшафта, обратить внимание на которые способен только третий глаз. В темном дворе за освещенной площадью мелькают тени деревьев. Величественные и прекрасные растения стоят не только на проспектах Ленина, но вдумчиво вглядеться в их красоту подвластно лишь йогам с большим стажем или по-настоящему одаренным «зрячим».

И вот мы идем. Голос рассказывает нам о своем восприятии площади и вообще о восприятии человеком места, постоянно лавируя между частным и общим. Между объективной действительностью и заданной условностью. На одном из перекрестков нет пешеходного перехода, голос объявляет: «Здесь небезопасно». За десять минут пребывания в Петрозаводске этот факт из реалий города становится твоим единственным контекстом, когда местный житель, отвечая на вопрос об особенностях своего существования в этом пространстве, указывает на отсутствие зебры на дороге как на проблему.

И вот мы идем. Не подумайте, что прогулка затянулась, на самом деле она длится меньше тридцати минут. Просто площадь круглая, и мы идем по кругу. Цикличность жизни здесь осмысляется движением и словом. Вот Ленин — в детстве ты видел памятник, а сейчас просто груду камней. А на следующем переходе голос иронично констатирует уже безопасность.

Сцена из спектакля.
Фото — архив музея.

И вот мы идем. Не отменить просветительскую функцию променада, проходящего в особом месте. Здесь, конечно, можно увидеть если не любимую тропинку города, то новую неизведанную территорию и, познав ее социокультурный контекст, ориентироваться во вселенной немного больше прежнего. Но закрывать музейные гештальты не так приятно, как оказаться в самом странном месте на Земле — в себе самом. Как на какой-нибудь из многочисленных улиц Ленина нашей необъятной родины оставить след от своего башмака. И вдавить еще так, посильней, чтобы просто был.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога