Петербургский театральный журнал
16+

20 сентября 2013

ТРУДОВЫЕ АРТ-МИГРАНТЫ

С 10 по 15 сентября Москву в районе ТЦ на Страстном наводнили хипстерского вида мигранты, призванные сюда совершать бархатную театральную революцию. Их девизами стали «мобильность», «информированность», «выход из зоны комфорта». А если формальнее, здесь прошел Молодежный театральный форум-фестиваль «АРТмиграция»: шесть спектаклей молодых столичных режиссеров, поставленных в провинции, и мощная информационная программа, позволяющая расширить представления о  возможностях театра.

Идея собрать театральную молодежь из регионов для обмена опытом родилась около года назад в недрах Союза театральных деятелей, с подачи Молодежного совета СТД. Арт-мигрировали в столицу не только коллективы региональных театров и члены Молодежного совета, но и молодые критики из лаборатории Павла Руднева, и театральная молодежь по специальному гранту.

О. Лоевский и  Б.  Павлович.
Фото — Е. Сердечный.

Главной темой «АРТмиграции» стало осмысление возможностей театра как явления мобильного и всеохватного, как социального института, как способа многовекторного взаимодействия с культурной средой — то есть все то, чего очень не хватает образу театра в провинции. Да и не только в ней.

Практики театра, вовлеченные в программу форума, на протяжении шести дней нарисовали фантастическую — и, что самое удивительное, реальную — картину возможностей развития театра. Олег Лоевский рассказал о «тотальном театре» — так была обозначена совокупность путей, ведущих за пределы репертуарного «слоеного пирога»: читки, лабораторные эскизы, уличный театр, театр в школах — театр везде. Борис Павлович поделился опытом семилетней работы в Кирове, где ему удалось создать культурное пространство, включающее самые различные явления: от художественной галереи до фестиваля современной хореографии и буккроссинга. Дмитрий Мозговой познакомил с предоставляемыми СТД возможностями, которыми театры пользуются прискорбно мало: гранты, творческие командировки, образовательные проекты. Свой опыт по раздвижению границ театра и определению стратегии его развития осветили «Школа театрального лидера» и «Институт театра» (М. Бейлина, Е. Ковальская, А. Янкелевич). О сложностях и радостях творческого пути поведали представители независимых театральных коллективов «Цирк Шарля ля Танна», Liquid Theatre, «Огненные люди», а также проекта vottebe, Театра. doc и независимой площадки «Скороход» в Санкт-Петербурге. Кроме того, был представлен опыт американской театральной педагогики от Манонван де Вотер, обзор Авиньонского фестиваля, презентации, концерты, встречи…

«Чук и Гек». Сцена из спектакля.
Фото — Е. Сердечный.

Изобилие идей, сведений и примеров, кинутое на благодарную почву провинциальной театральной молоди, должно принести свои плоды, подтачивая замкнутую на себе систему государственных академических театров, провоцируя ее к расширению.

Фестивальную программу «АРТмиграции» составили спектакли, поставленные молодыми режиссерами в регионах. Из более чем сотни постановок экспертный совет отобрал шесть. Что интересно, в программе не оказалось спектаклей случайных. Даже те, к которым у критиков остались серьезные вопросы, закономерны в том смысле, что отражают тенденции экспансии молодой режиссуры в провинцию.

Интересным опытом осмысления иной ментальности стала поставленная Павловичем в Городском драматическом театре Шарыпово «Потрясенная Татьяна». Скрытая в мини-пьесах Лаши Бугадзе энергия смыслов высвобождается яркой, гротескной игрой, а тексты Лермонтова неожиданно вовлекаются в объяснение того, почему так. Почему мужчина, в этой ментальности, должен погибнуть на войне, а не вернуться. Почему война проникает всюду, и женщины уже неотличимы от мужчин. Печальное и драматическое размышление обрывается полетом над Грузией Демона-вертолета. Есть определенное спорное движение сценографии от крайнего минимализма к китчевому изобилию, и все же это один из самых интересных спектаклей фестиваля.

Еще один спектакль, выросший из лабораторного эскиза, — поставленная Кириллом Вытоптовым в Новошахтинском драматическом театре «Ночь Гельвера» по пьесе И. Вилквиста. Намеренное отстранение режиссера от выражения своей позиции позволило сделать максимально актерский спектакль. Михаил Сопов с впечатляющей подробностью воссоздает образ неполноценного парня. Перепады поведения персонажей выдают их амбивалентную принадлежность к тоталитарной модели мышления, так или иначе уничтожающей все нестандартное: так Гельвер легко примеряет роль командира. Продуманная лаконичность сценографии с расставленными символическими акцентами (наклонный пол из старых дверей) придает истории о фашизме, предательстве и спасении универсальное звучание.

«Облако-рай». Сцена из спектакля.
Фото — Е. Сердечный.

Спектакль «Бесприданница», поставленный Артемием Николаевым в Каменск-Уральском театре драмы «Драма N3», наиболее заметно выбивался из программы. Во всех отношениях полноформатный — по времени, сценическому пространству, изобилию декораций, — он оказался и наиболее спорным. Не предлагая принципиально нового прочтения классической истории Островского (можно отметить только яркий образ Робинзона —Владимира Скрябина, а также Кнурова — работу Геннадия Ильина), режиссер и художник увлеклись накоплением деталей сценографии и музыкальным оформлением, что не способствовало ясности выражения мысли и, кажется, не помогало актерам.

Спектакль «Облако-рай» (по пьесе Георгия Николаева), поставленный Владиславом Тыщуком в Лысьвенском театре драмы им. А. А. Савина, стал настоящим праздником театрального освоения неслабого текста. Притчевая история, возвышающая Колю от деревенского дурачка до трагического героя, точно поставлена и отлично сыграна. Дух гротеска и уныния как нельзя лучше передает грамотная сценография Екатерины Галактионовой: серо-желтый колорит; сцена усыпана барханами пшена (песок Кин-дза-дзы? желтый снег? манна небесная?); местные авторитеты — в кальсонах и оренбургских пуховых кепках… И цитата, которая могла бы стать девизом «АРТмиграции»: «Без чемодана человек как дерево — всю жизнь на одном месте».

Главным изобретением по форме стал спектакль Полины Стружковой «Чук и Гек», поставленный в Новосибирском академическом молодежном театре «Глобус». Единственный на фестивале театр большого города, единственный детский, и единственный спектакль-технология, предлагающий новый принцип построения детского театра. Формулировка «радиоспектакль» обманчива, но здесь работает отлично: на сцене воссоздана радиостудия во всем блеске советского стимпанка, и трогательные персонажи спектакля увлеченно извлекают звуки, иллюстрируя строки рассказа о счастье, написанного в 1939 году. Это очень умный и смелый театр для детей, который не только раскрывает законы художественной условности, но и представляет экскурс в историю советской вещной повседневности.

«Осенняя скука». Сцена из спектакля.
Фото — Е. Сердечный.

И — the last, but not the least — «Осенняя скука» в постановке Артема Терехина (Мотыгинский районный драматический театр). Пьеса Некрасова, ставшая уже жертвой антрепризы, реабилитирована молодым режиссером: он помещает историю о барстве диком, о скуке и самодурстве в стены психиатрической лечебницы. И история о тиранстве становится рассказом о внутренней тирании. Крайне малый бюджет спектакля, 5000 рублей, не сковывает, а стимулирует режиссерскую фантазию — и на сцене невидимо появляются и исчезают персонажи, плывут тапочки без человека, приходит кентавр-блондин… Одним словом, это необходимо видеть. А Мотыгино — это от Красноярска всего три парома.

Кратко — о результатах. Первое. Немало постановок фестивального уровня рождается в рамках лабораторий: мощно высвобождаемая театральная энергия, остраняя процесс вживания в роль, приводит к ярким и интересным результатам.

Второе. Фестиваль молодой режиссуры стал почти тотально фестивалем малых городов России. В малом городе молодому режиссеру ставить проще, чем в академическом театре краевого центра. Немалую роль играет и поддержка театров малых городов со стороны Театра Наций. А тот факт, что из шести отобранных спектаклей два привезены из Красноярского края (Мотыгино и Шарыпово), стал прямым следствием краевой поддержки культуры.

И третье. Сочетание энергии режиссерской молодежи и творческого потенциала провинциальных трупп способно рождать спектакли яркие, нешаблонные, побуждающие к диалогу.

«АРТмиграция» — удачный пример «горизонтальной» информационной и смысловой интервенции в театральную систему провинции. Ведь глобальная проблема самовоспроизведения регионального театра коренится не только в том, что, по выражению Лоевского, «репертуарный театр как система борется за право работать плохо», — дело еще и в несформированности общего информационного поля. Создание такого всероссийского поля арт-информации, а также горизонтальной структуры театрального общения стало важнейшей задачей первой «АРТмиграции».

Первой — поскольку мероприятие получилось крайне полезным и, несомненно, будет продолжено.

Комментарии (2)

  1. Павел Зобнин

    “Хипстерского вида мигранты”, говорите… Павлович, Тыщук, Стружкова, Вытоптов. Хоть узнал, наконец, как выглядят хипстеры. Спасибо, что просветили.

  2. Софья

    Теперь бы унать, что такое советский стимпанк…

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

Предыдущие записи блога