Петербургский театральный журнал
16+

12 октября 2010

«ТРИ СЕСТРЫ» В МДТ — ТЕАТРЕ ЕВРОПЫ

9 октября в «МДТ — Театре Европы» состоялась премьера спектакля «Три сестры» в постановке Льва Додина.

После премьеры театровед Алексей Вадимович Бартошевич поделился со Светланой Щагиной первыми впечатлениями об увиденном и объяснил, почему для него спектакль по пьесе Чехова «не только театральное, но и жизненное событие».

Мы публикуем этот текст в блоге «Петербургского театрального журнала».

Очень современное и глубокое прочтение чеховского текста. Именно прочтение, поскольку читать авторский текст наш театр почти разучился. А здесь, как бы это банально ни звучало, удалось поразительно глубоко проникнуть в историю человеческих судеб.

На сцене — сложнейшее сплетение судеб, прежде всего, женских. История не одиночеств вообще, но история женских одиночеств. История женской, мучительной не только душевной, но и вполне телесной, физической тоски о любви. Все это совсем не похоже на традиционное представление о Чехове, у которого ниже пенсне ничего нет, пусто.

В спектакле развертывается целая цепь несчастий, которые касаются всех, включая Наташу. Знаете, когда в 70-е годы в Англии вышла целая вереница английских «Трех сестер», там по поводу Наташи все очень всполошились. Англичане с их стремлением к fair play, к демократической справедливости обиделись за то, что принято Наташу топтать, мещанкой называть, над ее плохим французским смеяться. Кто-то из рецензентов даже восклицал: «почему это Маше с Вершининым можно, а Наташе с Протопоповым нельзя?» — Критика дружно встала на защиту этой демократки против рафинированных интеллигенток, которые над ней издеваются и обращаются с ней как с последней швалью. Разве не бестактно говорить в лицо девочке, которая в первый раз появилась в доме и сгорает от смущения, что у нее мещанские вкусы: («На вас зеленый пояс! Милая, это не хорошо!»)? Понятно, что она потом за это и мстит, как умеет.

Конечно, безразмерный демократизм британцев смешноват. Но так уж они неправы? Так вот, в спектакле МДТ Наташа ужасно хочет быть в этой компании, она хочет прижиться в доме Прозоровых. Она сестер слушает, пытается быть такой же, как они. Другое дело, что у нее это не получается, что они ее отталкивают. История Наташи — тоже история несчастья. Совсем другого несчастья, чем у трех сестер, но все-таки попадающего в этот общий поток несчастий.

Сцена из спектакля.
Фото — Виктор Васильев

Надо сказать, что в доме Прозоровых абсолютно безжалостны к Кулыгину. Маша с Вершининым даже не пытаются спрятаться от него, чуть ли не у него на глазах целуются. И он делается одним из несчастливцев пьесы. Свое «Маша меня любит» он твердит как заклинание и мольбу.

Принято начинать «Три сестры» так: голубое небо, белые птицы, весенний свет, юная, верящая в будущую жизнь Ирина. Здесь Ирина, которую замечательно играет Боярская, знает с самого начала обо всем, что ее ждет. Я даже подумал: а как дальше будет выстроено развитие действия, если эта Ирина уже в начале, в первой сцене чуть ли не играет последний акт? Напрасные страхи. Логика, с которой выстраивается история души (и тела) неотразима.

Здесь замечательный Чебутыкин. Его «Тарарабумбия», как недавно открыли английские чеховеды — это переделанная на русский лад цитата из английской оперетты. В этом спектакле даже поют кусочек оттуда. В финале пьесы в мечтательную поэзию слов «если бы знать» вторгается мрачно-скептическое чебутыкинское «Тара… ра… бумбия… сижу на тумбе я… »: в прежних постановках эту реплику было принято вычеркивать, чтобы не омрачать оптимизма концовки. Понятно, что в МДТ Чебутыкина пожелали сохранить, — это естественно вытекало из самого строя спектакля. Но, вероятно, Додину все-таки не захотелось вот эту убийственно ироническую «тарарабумбию», эту жутковатую краску финала предъявлять слишком демонстративно. И поэтому сделал он очень просто и элегантно: пустой дом, похожий на барак, черные пустые окна, сестры ушли (последнее «если бы знать» говорить уже некому), а в одном из окон на втором этаже сидит одинокий Чебутыкин. Он достает часы, и они играют эту самую мелодию. И вот эта музыка — последняя точка.

Таких интересных вещей очень много в спектакле. Хотя, мне кажется, есть и крайности. Есть временами ощущение слишком уж радикальных, слишком резких решений (правда, странно, когда идет речь о Додине?). Но постепенно это, наверное, уйдет, смягчится: ведь премьера была только что, 9 октября, и я делюсь самыми первыми впечатлениями.

Конечно, никакой надежды в финале у Додина нет, и «надо жить, надо жить» сестры говорят с чувством абсолютной потерянности. Главное тут не «жить», а «надо». Что поделаешь, надо жить, надо попробовать как-то прожить, раз уж другого выхода нет. «Буду работать, и отдам свою жизнь тем, кому она, быть может, нужна». Сказано так, что не остается сомнений в том, что жертва Ирины не нужна никому, и она это знает. Но ее жертва будет принесена. Трагический спектакль. Жесткий, безжалостный и, вместе с тем полный сострадания, и еще, если уж говорить о свете, который в этом спектакле заключен, то это, как бы выспренно не прозвучало, свет искусства. Потому что если сам трагический исход пьесы сыгран на уровне художественного совершенства, то чувства безысходности не остается. Свет заключен в эстетическом преодолении отчаяния.

У меня к этой пьесе особое отношение. Я же мхатовский человек из мхатовской семьи, я жил в мхатовском доме, что в данном случае важно. Потому что окна нашей комнаты выходили во двор, который соседствовал с двором МХАТ. Тогда спектакли начинались в семь тридцать, а не в семь, как сейчас, и я знал, в какие дни идут «Три сестры», и знал, что они кончаются без пятнадцати одиннадцать. И в этот час выходил на балкон, чтоб еще и еще раз послушать марш. Потому что Немирович придумал так: чтобы у публики было ощущение удаляющегося полка, постепенно уходящей музыки, выводить оркестр во двор. И вот я выходил слушать этот самый финальный, потрясающий и тоскливый, и светлый марш.

Люди моего поколения успели застать, правда, уже в состоянии начала распада первый состав «Трех сестер». Мы застали и Тарасову, и Еланскую, и Степанову, и Ливанова, и Грибова, и Станицына, и потрясающего Василия Орлова в роли Кулыгина… Да, они уже становились староваты и толстоваты, да, они уже доигрывали, но все равно этот спектакль был заделан так мощно, что даже когда они играли вполсилы, в какие-то моменты вдруг вас охватывало чувство того, что вы присутствуете при великом искусстве. Искусстве большем, чем искусство.

Это я все к тому говорю, что «Три сестры» — то, на чем мы росли. И для нас это не просто пьеса, которую еще раз поставили, а то, что прямо связано, опять же, пардон за антидодинскую сентиментальность, с какими-то самыми важными вещами в жизни. У Додина речь идет как раз об этом. Для меня спектакль не только театральное, но и жизненное событие.

В этом месяце «Три сестры» Льва Додина можно увидеть в МДТ 15, 23 и 25 октября

Интересно читать? Поддержи наш журнал!

В именном указателе:

• 

Комментарии (30)

  1. Елена Вольгуст

    Текст Алексея Вадимовича – З А М Е Ч А Т Е Л Ь Н Ы Й!!!

  2. Ким Анастасия

    Прекрасный, содержательный, эмоциональный текст.
    До него – жила в ожидании. Теперь – живу в томительном предвкушении встречи.

  3. Анна

    Сколько можно хвалить спектакли Додина потому, что так принято? Посмотрела “Три сестры”- впечатление отвратное. Ирина похожа на современную провинциалку из неблагополучной семьи, Ольга – карикатурная училка, старая дева. Все при поцелуях заваливаются неприлично на сцену, как пьяные у пивняка. Зачем это? Если бы концепция спектакля была бы поиронизировать над провинциальной серостью и вульгарностью, над желанием лучшей жизни и абсолютном бездействии, то можно было бы оправдать карикатурность и грубость сестер и их неутонченность. Почему только о них говорят, что они необыкновенные? Таких неудовлетворенных жизнью, грубых девиц, как Ирина в исполнении Боярской – пруд пруди.

  4. Ирина Павлова

    Анна, Вы немного отстали от жизни, мне кажется… :) )) Давно уж не принято хвалить спектакли Додина. Скорее – принято их несколько свысока “замечать”! :) ))))
    Однако, если Вы вступили в полемику – это уже несомненный плюс. Значит, есть над чем подумать, правда? То есть, этот спектакль вас не оставил равнодушным. Уже хорошо.
    Я иду на “Три сестры” в пятницу. Непременно оставлю здесь собственное впечатление.

  5. Андрей

    Все познается в сравнении. 8 октября смотрел на репетиции “Три сестры” Додина, а 14 октября “Дядя Ваня” Туминаса в театре Вахтангова. Поцелуи сестер на сцене в редакции Додина по сравнению с поцелуем доктора Астрова на плотницком столе в вахтанговском театре – невинная трактовка Чехова. Цените постановки в МДТ.

  6. Елена Вольгуст

    Если коммент. оставила настоящая Ирина Павлова – с нетерпением жду ее развернутого отклика здесь.

  7. Ирина Павлова

    Я и есть настоящая Ирина Павлова…. Не знала – что так популярна :) )))))

  8. Ирина Павлова

    Ужасно, – но факт… “Настоящая Ирина Павлова” сегодня в театр не пошла, билет пропал, комментарии невозможны. Меня извиняет ( надеюсь, что ДА!) единственное обстоятельство – я должна была быть в школе. Ребенку 14 лет. Думаю, всё понятно.

  9. admin

    Ирины Павловы есть две. Е. Вольгуст! Это не та Ира Павлова с нашего курса это другая…
    М.Дмитревская

  10. Ирина Павлова

    “Нет, я не Байрон, я – другой, еще неведомый избранник….”
    При таком количестве ирин павловых на один квадратный метр ПТЖ есть смысл взять псевдоним.

  11. Виталий

    И тут глупая болтовня, никакого разговора не получается…

    Спектакль замечательный! В своём роде это очень хорошая постановка, по-моему. Цельная, завершённая, невероятно музыкальная.
    Что если ему суждено стать вровень с тем же “Дядей Ваней”, про которого говорят, что это тот самый Чехов, какой он есть? Вполне возможно! Я не стану добавлять слова Алексея Вадимовича о свете искусства, который с пробуждением эстетического чувства в душе зрителя обретает свою полноту. Но эти слова стоит пропустить через себя. Неужели их никто не прочитал, не понял? “ребёнку 14 лет…”

    Что если в этих живых, абсолютно нормальных людях, которые явлены зрителям, можно будет искать ту бесконечность, о которой толкуют те, кто Чехова постигает с мифологической точки зрения? В человеке столько всего есть, что некоторые его порывы, переживания, состояния вполне могут быть тем, что зашифровал Чехов в своей пьесе и чему он дал движение. Но это отдельная история. В разбор влезать не стану.
    Как видите – одни только порывы к сплетению чувств в буквы.

  12. Анна

    Прочитала все положительные высказывания по поводу спектакля”Три сестры” в МДТ и не поняла о чем все-таки идет речь. Все пишут о глубине восприятия, о многогранности человеческих проблем, о великих переживаниях. Но все это есть в пьесе, в самом тексте.

    Напишите, пожалуйста, о постановке.

    В чем увидели особенную глубину прочтения глубокого драматурга Чехова? Мне, действительно, интересно. Какие акценты Вам показались как-то особенно тонко расставлены? Кто из сестер и в какой сцене смог донести что-то до зрителей такое, что зашифровал Чехов, но никто из постановщиков до Л. Додина не расшифровал?

    Я не великий театрал, но видела некоторые постановки Чехова на сцене и в кино. Такой конспективности героинь не видела нигде. Много надрыва, крика, экстаза и мало той самой глубины. Прошу только не писать в общем о творчестве Чехова. Он, действительно, талантливый человек и тексты его глубоки. Никто с этим и не спорит.

  13. Виталий

    Понять авторский текст намного сложнее, чем соорудить мир из собственных переживаний, мыслей, идей. “Глубину прочтения глубокого драматурга Чехова” я увидел в том, что его поняли по-новому, не стали переводить на какой-то космический язык (но и это с Чеховым связывается удачно, возможно, слишком удачно – вспомните постановку “Чайки” К.Люпы или другого недавно вышедшего спектакля “Чайка” П.Карташёва ).

    Принято думать, что только этим, неземным, мифологическим языком можно создать мир Чехова, приблизиться к поэтическому осмыслению жизни, какое оставил нам драматург. Додин взял эту пьесу и поставил как совсем новую, не опираясь ни на чьи выводы, романтические представления о якобы прекрасных персонажах. Получился новый спектакль и новое представление о Чехове, по-моему.

    Возможно, что благодаря самой манере добиваться точности в анализе материала, докапываться до его глубины, Додин и находит что-то новое. Новое – это сам авторский текст, его смысл, это мир драматурга. Во всяком случае, раньше ничего подобного не замечал. А то как спектакль поставлен – это цвета этого мира, это представение об этом мире, это музыка этого мира.

    Ну, может быть и не вся музыка, а только одна из мелодий, но цельных и завершённых.

  14. Анна

    Спасибо, Виталий, за ответ. Но (с дотошностью, достойной иного применения) в чем Вы увидели этот особенный мир? Серые декорации и костюмы-это не Бог весть какое открытие для осмысления мира Чеховских произведений. Не очень-то поэтичное осмысление жизни и героев-тоже общепринятое осмысление.

    Вы вспоминаете постановки “Чайки”, как какое-то космическое обобщение, создание мифологических образов, но это хотя бы можно назвать новым прочтением (неважно, плохим или хорошим), а то, что мы видим на сцене МДТ-очень поверхностное воплощение гениального текста. И Ваши аргументы опять общие слова. Ирина, заваливаясь на подмостки, кричит дурным голосом “В Москву! В Москву” – это что Чеховская музыка?

    Если бы это была комедия, понятно. Мой случайный сосед в партере весь спектакль просмеялся. Я была просто разочарована именно грустным приближением и снижением общей идеи до провинции сегодняшнего дня. Но зачем тогда все одеты в костюмы прошлого века и изображают пусть и не высшее (хотя у сестер раньше и собирались не последние люди в городе), но дореволюционное офицерское общество. Если надо показать эротическую неудовлетворенность барышень, зачем так вульгарно это делать? Они все-таки барышни, а не тетки. По крайней мере, Л.Додин явно этого не хотел

  15. Виталий

    Анна, простите, но откуда вы знаете, чего не хотел Додин? Значит, знаете, чего хотел? Это можно назвать привычкой бежать впереди поезда?
    Ваши слова совсем невозможно опровергнуть. Возможно, тон, каким вы прочитали мои комменты, взывал к полемике, но боже упаси! Если огрубить, то в итоге всё может вылиться в два мнения – спектакль хороший и спектакль чудовищный.

    Почему-то в то самое время, когда я смотрел спектакль, я не помнил о пьесе, не помнил и того, что говорили в школе, в университете, в академии. Не вспоминалось. Мне раньше не приходило в голову, что у этой, казалось бы, не имеющей действия пьесы, таковое имеется. Не приходило мне и в голову (но почему?!), что герои – люди не идеальные. Затёрт Чехов, как мне думается, именно в том месте, где начинается разговор о гибели идеалов, о невозможности воплощения идеального этими прекрасными и чистыми людьми в жизни, которая человеком не управляется, а тихо, за спинами всех, разрушает эти невинные судьбы. Поэтому герои вполне себе могут испытывать страсть, а не эротическое неудовлетворение, могут презрительно относиться к мещанке Наташе вот как раз именно потому, что барышни, потому, что имеют воспитание и свои вкусы, которые так же безапелляционны как и ваши, Анна, требования к Додину и, как я могу понять, к режиссуре вообще.

    Я имею только своё мнение и мне приятно им поделиться, приятно поделиться этим кусочком жизни. Вчитывание в текст, повторяю, далеко не самая лёгкая вещь. Согласен с вами, что он гениален, но он и чертовски сложен для понимания и уж тем более для преобразования его актёрами на сцене. Актёры потрясающие! Ни одного слова не пропадает в пустоту, ни одного действия!

    Так в чём революционность? В простоте, в глубине, в чувстве целого. Понимаю – всё общие слова и крайне субъективные. Я не критик. Я забрёл на территорию “Театрального журнала”, где критиков, наверняка, хватит на “Трёх сестёр”. Поэтому предлагаю им доказать свои собственные и объективные суждения анализом спектакля. А нам – вновь обратиться к тексту Бартошевича.

  16. Андрей

    Полностью согласен с Анной! Сегодня ушел после первого отделения. Не считаю себя театралом, но, по-моему, театр, как и любой другой предмет искусства должен либо нравится либо хотя бы не раздражать! Поразило огромное количество студентов будущих актеров. Чему они научатся, глядя на это..?

  17. Ирина

    Андрей! Если Вы хотите, чтобы в театре Вас окружили чем-то “белым и пушистым”,
    то это явно не к Додину. Да и Чехов довольно жесткий и ироничный драматург.
    Думаю тем, кто воспринимает чеховских героев как идеальных людей, спектаклей Додина не ощутить. Он-то со своими актерами рассказывает о живых людях, со всеми
    их достоинствами и недостатками. Это самые трагичные “Три сестры”, что я видела.
    Согласна с Виталием “ни одного слова не пропадает в пустоту, ни одного действия!”
    А сколько думаешь об этом спектакле, уже 2 недели прошло, а он не отпускает.

    И повторю мысль Алексея Вадимовича, она мне очень близка:
    “Потому что если сам трагический исход пьесы сыгран на уровне художественного совершенства, то чувства безысходности не остается. Свет заключен в эстетическом преодолении отчаяния. “

  18. Анна

    31 октября посмотрела “Дядю Ваню”. Это, действительно, неплохой спектакль. Пишу об этом здесь, т.к., с одной стороны, много общего с “Тремя сестрами”, но как это часто бывает, два человека с похожими чертами лица, только один красавец, а другой – урод. Так и здесь, по-моему. Насколько тонко играют актеры в “Дяде Ване”, настолько топорны их работы в “Трех сестрах”. Актеры те же, режиссер тот же, прочтение похоже, но в первом случае действие приземлено, но не вульгарно, трагично, но не патетично, трогательно, но не слезливо. Очень советую посмотреть, если кто не видел.

  19. Петр

    Эта полемика доказывает, что хороший драматический театр перестают воспринимать. Десятилетия неуважения к слову на драматической сцене приводят к плачевным результатам, я уж не говорю о всех тех визуальных глупостях на “авангардных сценах”, которые преподносят как глубокую метафору и удивительно парадоксальную мысль. В любом театре царствует актер, как главный проводник авторской мысли! “Три сестры” – это блистательный спектакль. Ура-МДТ!

  20. Марина Дмитревская

    Это очень хороший спектакль, по-настоящему депрессивный, обоснованный, с массой точных психологических подробностей, обоснований, с прекрасными актерскими работами (даже Лиза Боярская наконец-то играет превосходно!). Это, конечно, не про МДТ, как придумали некоторые критики, это, увы, о жизни…

  21. Терентий

    Посмотрел “Трёх сестёр” Някрошюса, Фоменко, Сергея Соловьёва. Додинское видение мне ближе. На каком “уровне сумрака” происходит действие, не знаю, но то, что там начинает проявляться сущность, несомненно. Отрадно, что из всей компании только Наташа превращается в “шершавое животное”, да подходит к какому-то иному агрегатному состоянию доктор с его инфернальными репликам (абсолютно по чеховскому тексту). Остальные герои к концу только несколько как бы “обугливаются”, как Блок к 1920-му году (как это видно на фотографиях и как отмечают некоторые современники). Это, конечно, не пожар в городе виноват, это внутренний огонь. Дай бог нам не узнать, как тлеет тоска по любви и уходящей молодости в обстоятельствах, когда “много лишнего” в тебе абсолютно не востребовано ни ближайшим окружением, ни сложившимися обстоятельствами. Или наоборот, дай бог узнать.

    Если говорить о режиссёрском решении, то в данном контексте мне достаточно отсутствия предметов быта, интерьера, архитектурных подробностей дома. Замечательный свет. Крыльцо, которое смотрится гораздо надёжнее всего остального дома, хотя бы объёмнее. То, что герои пьют и это само собой разумеется, и пьют водку… До такой степени упадок не подчёркивал никто. И что, у Чехова Чебутыкин под гармошку пилит “Ухаря-купца”? Нет, уж кто-кто, а Додин над спектаклем поработал.

    Наверное, все мы “право имеем”. Из зала, например, уйти. Но большинству всё-таки “двойка с минусом за поведение”.

  22. Ирина Павлова

    М. Дмитревской и Е. Вольгуст.
    Лена, Марина, “настоящая” Ирина Павлова – одна. Даже если есть еще 150 тысяч полных тезок.
    Согласитесь, девочки, не может же настоящая про себя написать “не знала, что я так популярна”. )))
    Так что ваша собеседница – самозванка.
    Она – “Ирина Павлова” только по паспорту.
    Но я, собственно, зашла сюда случайно, просто, чтоб прочесть статью Бартошевича (хотя спектакля не видела).
    Лен, у А.В. – мысли замечательные, чутье – необычайное, с годами только обостряющееся. А перо… ну, да ладно, как выражает, так и выражает.
    Главное, есть что выражать. Очень захотелось посмотреть спектакль.
    Марин, спасибо, хороший журнал делаешь; стараюсь следить, хотя получается не очень постоянно.
    Ваша Ира Павлова,
    Москва, 16 февраля, 2010. 06.42 (это я еще не ложилась, а не встала спозаранку).

  23. Виктория

    Скучный спектакль. Игра актеров ужасна! Многие зрители уходили домой после окончания первого действия. Впечатлений от просмотра нет.

  24. Никита Деньгин

    Вот те на! Актеры не бегают, рож не корчат, музыка не гремит – уже “скучно”.
    А если каждая реакция персонажей не подается жирно-жирно, чтобы последнему дураку в зале было понятно – то игра актеров уже “ужасна”. Дожили…
    Из зала, как я понимаю, бегут те, кто к такому театру уже не готов. Те, кому нужно пожирнее, поярче и пободрее. Хорошо, что МДТ им в этом не соратник.

  25. Сергей

    Спектакль должен заставить человека сопереживать, волновать, думать, плакать но когда игра актеров не передает ни каких чувств, то я, считаю? что время проведенное в театре просто потеряно. Люди, которые считают данные постановки и игру актеров талантливыми – просто бездельникии и убивают свое время.

  26. Марина Дмитревская

    Видите ли, вот как раз в этом спектакле КАЖДУЮ минуту актеры передают чувства. Вот ровно каждую секунду что-то передают. Но работают такие “микроволны”, которые люди, не понимающие драматизм “скорбного бесчувствия” уловить не могут, у них локаторы на эти волны не настроены. Я вот сейчас пишу об этом спектакле и теряюсь: объем текста не способен вместить всего объема рассказанной за три часа эмоциональной жизни.

  27. Никита Деньгин

    Здрасьте-приехали!
    Можно сколь угодно упрекать театр Додина (и конкретно “Три сестры”) в архаичности. Да пожалуйста.
    Можно говорить о равнодушии режиссера Додина к настроению зрительного зала. Да кто ж запретит.
    Можно лишний раз упрекнуть этот театр в отстутсвии чувства юмора и намеренной замедленности сценической жизни. Да-да-да, в конце концов, театр радости находится не на Рубинштейна.
    Но честное слово, я впервые видел, чтобы за каждым (!) персонажем “Трех сестрер” вставала судьба. Это не так часто бывает, когда каждый актер сосредоточен существом роли и реальным процессом проживания. И сам этот факт уже достоин огромного уважения.
    О вкусах не спорят… но это совсем не тот спектакль, на котором стоит выяснять разницу вкусов и эстетических воззрений.

  28. Федор

    “Гаудемус, Клаустрофобия, Московский хор, Жизнь и судьба, Дядя Ваня”… эти спектакли мне удалось посмотреть у Додина.. всегда было ощущение восхищения режиссером,актерами и зрительным залом, как единым целым. Три Сестры, к сожалению, разочаровали. Отчасти в оценках согласен с Анной, на себе ощутил затянутость спектакля (многочисленные проезды детской коляски чего стоят) во всех(!) сыгранных главных мужских ролях ощущение сильной неприязни к этим героям, ..сплошной негатив в квадрате оставил спектакль

  29. Ольга

    Никита Деньгин! Почему Вы позволяете себе так говорить? (“Актеры не бегают, рож не корчат, музыка не гремит – уже “скучно”) Разные люди, разные мнения. И если кому-то спектакль не понравился, то это не значит, что он – дурак.
    Я посмотрела спектакль вчера и еще не разобралась до конца в своих впечатлениях, но я согласна с тем, что говорит Анна.

  30. Никита Деньгин

    Потому что есть вещи субъективные (нравится – не нравится) – тут все вольны. Вкусы не обсуждаются. А есть вещи ре-аль-ны-е. Игра актеров МДТ в этом спектакле (не скажу, что во всех спектаклях МДТ) – вдумчива и затратна. Это может нравиться или не нравиться, но исходя из того, как играют актеры называть их игру “ужасной” просто подло. Ее можно назвать архаичной, старомодной – по способу переживания. Но уж явно не ужасной. Излишне неторопливой (и то на чей-то вкус) – пожалуй. Понимаете, какое дело… Спектакль МДТ – серьезная, глубокая и вдумчивая работа. А высказывание “Скучный спектакль. Игра актеров ужасна” – скороспело и безосновательно. Оно самой интонацией, быстротой, поспешностью высказывания не соответсвует спектаклю. Иными словами, такое высказывание – халтура. А этот спектакль халтуры не предполагает – ни режиссерской, ни актерской ни сценографической. Подразумевается, что и зритель не будет скороспелым и поверхностным в высказывании своего мнения. Вот это самое несовпадение меня и задело. Надеюсь, ответил на ваш вопрос.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

Предыдущие записи блога