Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

16 ноября 2018

ШИРОКО ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ

«Анна Каренина». Иммерсивный спектакль по роману Л. Толстого.
Фонд поддержки современного искусства «Живой город» (Казань).
Режиссер Диана Сафарова, второй режиссер Регина Саттарова.

«Анну Каренину» играют в особняке середины XIX века, бывшем казанском ЗАГСе, который для этого случая специально отремонтировали — теперь зданию не грозит полный распад. На каждом спектакле бывает примерно 100 зрителей. В этом особняке мало того что красиво, так еще и работает сама семантика места — речь ведь об адюльтере. Широкая лестница приспособлена под бальные танцы, торжественные марши и награждение Каренина орденом. А дальше ты, облаченный при входе в маску, волен бродить по нескольким комнатам на первом и втором этажах. На втором этаже в просторной зале стоит паровоз: здесь происходят две ключевые сцены романа — гибель попавшего под колеса стрелочника и самоубийство Анны.

Первые показы шли почти четыре часа, как бы демонстрируя намерение охватить полнокровное течение романа и превратить зрителя в жителя этого дома. Иначе говоря — вовлечь, что и составляет существо иммерсивности. Маска ограничивает широту твоего зрения и помещает тебя внутрь некой жизни. Между тем, жизнь эта выстроена таким образом, что ставит под вопрос саму идею коммуникации театра и наблюдателя.

Сцена из спектакля.
Фото — Ю. Калинина.

Казанский иммерсив сделан с подчеркнутым вниманием к деталям: художники Евгения Гаташ и Аделя Гатауллина попытались сымитировать обстановку «того» дома — с мебелью в темной обивке, трюмо, зеркалами, тяжелыми столами. Все это очень приблизительно, хотя и подробно: ты словно попадаешь в мир, где все притворяется настоящим, но таковым не является. У художников была сложная задача: поместить «театр», который разворачивается во всех пространствах экс-ЗАГСа, в натуральную среду и обеспечить тем самым эффект погружения в конец XIX века. Композитор Георгий Морозов сочинил несколько мелодий для разных пространств и сюжетов, и они настойчиво повторяются, как бы маркируя ту или иную локацию, а вместе с ней и настроение: идиллическое — на первом этаже, где разворачивается история Левина и Кити, тревожное — наверху, где рвутся в клочья страсти между Анной, ее мужем и Вронским. Парфюмер Рамиля Карамуллина добавила к этому всему аромат — лавандой пахнет в будуаре, где происходят все любовные сцены между Анной и Вронским, и куда Вронский заманивает зрительниц и признается им поочередно в своем пылком чувстве, читая стихи и угощая вином. Из тайных аттракционов — бар в глубине особняка, куда можно пройти через паровозные дверцы. Там за ненастоящие, выданные на входе монетки можно выпить коктейль с крепким алкоголем, заменявшим в толстовские времена водку, и поговорить с остроумным барменом. Коротко говоря, создатели «Анны Карениной» работают на границе между реальным и фикшн, а на выходе получают сложную смесь из «ивента» и постановочного театра.

Сцена из спектакля.
Фото — Ю. Калинина.

Секрет преданности зрителей, в течение четырех часов блуждающих по спальням, гостиным и залам, во многом связан с эффектом подглядывания: стыдно, но интересно войти в чужую семью и на расстоянии вытянутой руки посмотреть, как Анна (Юлия Маленкина) переодевается ко сну, как они лежат с мужем (Каренин — удача артиста Павла Густова) на одной кровати, как она занимается любовью с Вронским (Ришат Ахмадуллин), как играет в своей комнате мальчик Сережа (Эльдар Гиниятов), как парится в бане Левин (Рамиль Вазиев). Именно это, а не переживания драматического характера, которых здесь в избытке, обеспечивают внимательное напряжение со стороны публики. Помещая такого рода аттракционы в «формат» театра, то есть пытаясь представить нам всерьез сыгранную жизнь персонажей очень известной истории полуторавековой давности, авторы спектакля невольно маркируют его принадлежность к искусству. Между тем, самое любопытное здесь — не факт искусства.

Саспенс, который рождается в «Анне Карениной» во многом благодаря беспрерывной музыке, обстановке и самому факту путешествия по тем местам, в которые мы наконец можем заглянуть и пощупать, как там все устроено, — носит характер запретного удовольствия. Постановочный любовный дуэт между Карениной, одетой в боди телесного цвета, и Вронским — кульминация и показательный пример этого «стиля». Красиво кувыркаясь на самом верху будуарного куба, над головами зрителей, артисты недвусмысленно напоминают им, столпившимся в тесной надушенной комнате, об опыте, связанном скорее не с театром, но с вуайеризмом. В этом смысле Диана Сафарова, придумавшая это шоу, возможно, угадала природу иммерсивности, основанной на желании человека получить опыт, выходящий за рамки приличного и обыденного.

Сцена из спектакля.
Фото — Ю. Калинина.

Поскольку в основе спектакля — роман, в котором слишком много разговоров и размышлений об этическом, а адюльтер, даривший удовольствие, оборачивается каторгой, говорить о Толстом неловко: не потому, что его тут «снижают», но потому, что он претворен в очень специфическом, фривольном и одновременно патетическом ключе. Если б дело кончилось самоубийством, свихнувшимися часами, отсчитывающими время назад, и кривляющимися в экспрессионистских корчах героями, то сатисфакция была бы полной. Но к зрителям выходит Левин и по-толстовски покаянно говорит о Боге в своей душе и о том, что он наконец понял, как нужно жить. В этот момент испытываешь настоящее смущение: ведь вся увлекательная, хотя и абсолютно фейковая история, свидетелем и даже невольным участником которой ты только что был, построена на совершенно других аффектах. Видимо, всякий «ивент» внутренне все-таки стремится стать театром — в его протяженности, настоящем присутствии и серьезности высказывания.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (1)

  1. отец Святослав

    Как это прекрасно, когда всё больше и больше появляется православных спектаклей!!! Это правильно! Ведь наша страна христианская и нам нужны эти скрепы! Спасибо за православие на театре. Не забывайте креститься, когда имя Господа Нашего Иисуса Христа произносится с подмостков!!! И берите свечи с собой в театр (электрические, конечно). Аминь! Храни нас всех Господь.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога