Петербургский театральный журнал
16+

1 мая 2010

«РУСАЛОЧКА»

«Русалочка» (по сказке Г. Х. Андерсена). МДТ — Театр Европы.
Режиссер Руслан Кудашов, художники Алевтина Торик, Андрей Запорожский

Странно видеть зал, полный детей, на вечернем спектакле в МДТ. Классы, курсантики, продвинутые родители со своими детьми, критики, режиссеры… Событие. Спектакль без Додина в театре Додина. Кудашов в МДТ. Спектакль для детей. Русалочка. Час сценического времени, долгое послевкусие…

Как же я люблю такой театр — когда все максимально просто и выразительно, поэтично и строго, прекрасно и печально!

Черная сцена, белые, дремлющие до поры волны из белой ткани с нашитыми барашками морской пены (невероятно сказочная, объемная, выразительная фактура), небольшой станок в центре, множество веревок и канатов — управляя ими, можно в секунду превратить сцену в корабль, морское дно, королевский дворец. Каменный мальчик из русалочьего садика, которому суждено разбиться на куски, когда Русалочка променяет его на Принца. На сцене — шесть актеров, которые играют всех персонажей, надевая на черную «тренинговую» одежду то белый воротник, то треуголку, то парик придворного. Те же актеры — рыбы и медузы в подводном царстве. И только Русалочка (Уршула Малка) — изначально другая, какая-то пронзительно иная, странная, вытянутая в струнку, обреченная…

Это истинно детская фантазия — мудрая и безграничная, превращающая обыкновенную деревянную палочку в сказочного скакуна. Тут ведь что — вопрос веры, ребенок же прекрасно знает, что перед ним палка, но верит, что это настоящий конь. Верит — и видит.

Фото — Виктор Васильев

Так вот мне показалось, что этой веры недостает исполнителям. Всем, за исключением Уршулы Малки, этой девушки-феи, с ее странной русалочьей внешностью и особенной, нездешней энергетикой.

Мне хотелось бы ошибаться, но я вижу, как ясный, одухотворенный, поэтичный режиссерский замысел разбивается о суровую реальность. Об актерское недоверие, а подчас и неумение (нельзя же так, честное слово, вдыхать воображаемый морской воздух и отряхиваться от брызг, этому же на первом курсе учат!). Смею такое предположить, потому что Руслан Кудашов не вчера выпустился, и его спектакли демонстрируют не просто режиссерскую зрелость и состоятельность, а тонкую душевную организацию и мудрость, детскую, в самом высшем смысле, фантазию. Ощущение некоторой «сырости» спектакля, нестыковки замысла и воплощения идет именно от недостатка веры самих исполнителей в то, что и как они делают…

Впрочем, это было видно мне. А мой почти восьмилетний сын сидел, раскрыв рот, весь спектакль, как и большинство его сверстников. Сложнее со старшими детьми — они хихикают и отпускают дурацкие комментарии, то есть, защищаются, потому что спектакль рассчитан на непосредственность и чистоту воспринимающего, а эти качества из наших детей очень рано и разнообразно вытравливаются…

На мой вопрос, что ему больше всего запомнилось в спектакле, мой сын, подумав, сказал: «В ту секунду, когда Русалочка выбросила кинжал в море… Это произвело на меня очень сильное впечатление». А ведь это и есть главный момент спектакля, когда Русалочка совершает свой выбор, оставляет любимому жизнь, принимает смерть и обретает надежду на бессмертную душу. Значит, все верно. Это действительно «хроника рождения одной души».

Хочется верить, что в «Русалочке» со временем установится гармония, возникнет актерская деликатность, тонкость и вкус. Но ведь может случиться и наоборот… И это будет очень горько…

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (10)

  1. Татьяна Джурова

    Работа Торик – Запорожского прекрасна. Такого восхитительного моря, игры с пространством мне еще не доводилось видеть. Но показалось, что Русалочка-Малка, едва начинает говорить, эмоционально “пережимает”, как это вообще зачастую свойственно актерам МДТ. За нею тянется шлейф надсадного психологизма. Рассердила сцена с отрезанием языка и религиозная проповедь. Не потому, что она есть, а потому, что она искусственно вставлена в текст спектакля именно как проповедь. Режиссура во второй части спектакля становится конспективной, механически движется по касательной событий.

  2. Татьяна

    Однозначно и бесспорно всех порадовала работа художников, но, осмелюсь отметить, и музыкальное оформление: музыка весьма гармонично переплетается с сюжетной линией.
    И пусть порой неприкрыто явствует “надсадный психологизм”, но разве он не органичен в контексте сказки Андерсена, не по-детски глубокой? Ребенок будет зачарован действительно волшебной и необыкновенной картинкой, которая создана, практически наколдована на сцене, а взрослый будет искать мысль и тот самый психологизм. Ребенок, несомненно, тоже уловит мораль, но взрослый зритель обязан копнуть глубже, и, как показалось, Руслан Кудашов на это все-таки рассчитывал. Поэтому не стала бы ставить на “Русалочке” штамп исключительно детского спектакля.

  3. Егор Королёв

    На “Русалочку” идти стоит. Во многом типичная для Театра Европы постановка для семейного просмотра: детишки найдут, чему порадоваться и посмеяться, взрослые найдут, над чем задуматься и, может даже, погрустить.

    “Под небом голубым” Гребенщикова – это лучшая, мне кажется, находка “Русалочки”. Отмечу также хорошую работу со светом.

    Театр в очередной раз доказывает, что без спецэффектов и всяких там 3D можно обойтись. И сделать даже лучше. Не был в партере, но, думаю, с бэльэтажа всё видно краше (советую).

  4. Федор

    Здравствуйте, уважаемые критики!
    Приезжал в Питер на выходные, удалось попасть на премьеру. Работа качественная, но грустный набор штампов…
    Я поражен единогласным восторгом по поводу сценографии. Море – белая ткань, это конечно, очень большая редкость в театре, можно сказать, новаторство. Не стоит смотреть спектакль Филиппа Жанти “Неподвижный путник” La Compagnie Philippe Genty “Voyageur immobile” (он есть vkontakte.ru, часть 3).
    Ну и , конечно, “Под небом голубым” совсем не из другого фильма…
    Видимо, театр сопротивлялся и что-то новое не прошло!

  5. карл

    Как снисходительны критики к Руслану Кудашову! Что касается моря, то посмотрите (увы! в записи) “Бурю” Стрелера и поймете, каким по-настоящему может быть театральное море. Финал спектакля повергает в уныние – никакого очищения, а уж тем паче рождения души (эта пафосная фраза так не вяжется с кедами Кудашова), нет и в помине! Работа с актерами нулевая. Они играют, как умеют. То, что с ними проводилась какая-то режиссерская работа, репетиции, совершенно не чувствуется. Никакого развития характеров, где можно было бы применить и продемонстрировать “надсадный психологизм”, свойственный актерам этого театра, тоже не наблюдалось. Актеры выглядят картонными фигурками. “Кладбище котят” в сцене отрезания языка Русалочке – в высшей степени нелепо. Только пара-тройка моментов оживляет зал во время спектакля: ныряние Русалочки в море (ощущение, что все время и силы на репетициях были брошены на отработку этого “трюка”), игра с рыбами-куклами и традиционное лаццо с удочкой (но сравнивать с исполнением этого лаццо Игорем Ильинским как-то не поворачивается язык). Что касается детей, то поход в близлежащий Макдональдс после спектакля совершенно стер в их памяти воспоминания о нем. Как ни старались мы их расспросить, ничего они нам не ответили по существу.

  6. Екатерина Гороховская

    Карл, то, что Вы водите детей в Макдоналдс после спектакля, многое объясняет. Внушает, конечно, уважение Ваша насмотренность, немногим довелось увидеть на сцене вживую Ильинского. И кроссовки у Вас, несомненно, лучше. Что же касается ассоциаций вроде “кладбища котят”, то каждый понимает в меру своего скептицизма. Очевидно, Вы просто – не адресат этого спектакля.

  7. Татьяна Джурова

    гм. очень хочется избежать переходов с художественного – на кеды режиссера

  8. карл

    Вы очень остроумны! Дело, конечно, не в кроссовках или кедах. Это уж так для красного словца. Совсем не хотел обидеть главного адресанта спектакля. Но на рождение души, согласитесь, не тянет. Зато хроника получилась. Так и оставили бы хронику. Русалочка, хроника. Почти по-шекспировски, но без обещаний, что будет рождение души. А то ведь может кто-нибудь придет и будет ждать рождения души, а перед ним вместо этого, в полной темноте будут какими-то осколками размахивать и произносить престранный текст. Что же касается Ильинского, то видеть его игру вживую, чтобы иметь возможность анализировать ее, мне казалось необязательно, если у человека нет такой физической возможности. Можно рецензии почитать, хотя, конечно, как человеку пишущему, вам лучше известна цена театральной рецензии. Сразу на память приходит довлатовский Компромисс. Доверять рецензиям, наверное, и правда не стоит. (В истории с Ильинским лучшее тому подтверждение – Московский дневник Вальтера Беньямина.)

  9. Екатерина Гороховская

    Да, спора не получится. Объективность театральных рецензий, конечно, весьма сомнительна. В случае с Русалочкой особенно. Мне кажется, это д о л ж е н б ы л быть хороший спектакль, но что ему помешало стать таким? Мне думается – несовпадение режиссера с творческой группой. Но кто знает, театральная кухня – дело сложное, и вовсе необязательно зрителю быть о ней осведомленным. Но я наблюдала в тот вечер именно хронику рождения души. Хотя, возможно, просто Уршула была в ударе.

  10. Алексей

    по поводу всей этой полемики хочется вспомнить старый анекдот по поводу удачи и неудачи спектакля – кто виноват : Режиссер или Актеры? Забавно, что критики принимают сторону Режиссера. А если рассматривать эту работу как этап? Какое место занимает “Русалочка” в цепи постановок Кудашова, и что эта “Русалочка” значит, как этап МДТ. Мне кажется, что простое несовпадение целей Режиссера и Театра. Но в данном случае виноваты оба. Если актеры “плохо” играют, то это проблема Режиссера, что он не сделал так, чтобы они играли “хорошо”

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога