Петербургский театральный журнал
16+

23 декабря 2014

ПРОСТРАНСТВО ЗВЕНЯЩЕЙ ПУСТОТЫ

«Свидетель обвинения». По одноименной пьесе Агаты Кристи.
МХТ им. А. П. Чехова.
Режиссер Мари-Луиз Бишофберже.

«Я ничего не вижу: сломались дорогие очки, а дешевые на гастроли МХТ я надеть не решилась», ‒ жаловалась блондинка с пухлыми губами с соседнего ряда своей подруге. Я же, нимало не комплексуя, решилась взять те очки, которые были, и рассмотрела все вполне, хотя смотреть, в общем-то, было не на что. На сцене — простенькие декорации, напоминающие зал суда. Слева в глубине — трибуна судьи, чуть ближе к зрителям — стол адвоката со стороны обвинения. Справа — места для подсудимого и адвоката защиты. В центре — место свидетеля.

Р. Литвинова и С. Чонишвили в сцене из спектакля.
Фото — Е. Цветкова.

Прославленные и заслуженные артисты МХТ Игорь Верник, Сергей Чонишвили, Евгения Добровольская и Рената Литвинова играют в детектив. Играют без затей. Декорации два акта почти неизменны. Костюмы, за исключением нарядов Литвиновой, тоже. Мизансцены фронтальные, с обращением в зал, ибо все мы, зрители, — участники процесса, присяжные, и одновременно свидетели обвинения, о чем недвусмысленно сообщил один из служителей закона.

Пьесу Агаты Кристи «Свидетель обвинения» существенно облегчили, убрав все лишнее. Оставили только ту часть фабулы, что напрямую связана с интригой. История получилась плосковатой, несмотря на очевидные комические вставки. Типичная антреприза в ее классическом понимании.

Убита богатая особа. Подозреваемый — Леонард Воул (Игорь Верник). Все улики против него. Но все — косвенные. Дело почти безнадежное. Адвокат сэр Уилфрид (Сергей Чонишвили) пытается, опрашивая прислугу и родственников подозреваемого, найти хоть какие-нибудь зацепки для вынесения положительного вердикта.

А дальше — суд. Сторона обвинения в лице Евгении Добровольской произносит удалые речи, доказывающие абсолютную вину клиента сэра Уилфрида. Вызываемые на допрос свидетели лишь усугубляют положение: очевидно — убийца Воул. Главным свидетелем со стороны обвинения является его жена Ромэйн (Рената Литвинова). При ее появлении в элегантном облегающем костюме и чудаковатой шляпке публика дружно ахнула, и по залу пронеслось: «Красавица наша!» Наша красавица, исполняющая ту же роль, что Марлен Дитрих в одноименном фильме Билли Уайлдера 1957 года, не в пример западной кинодиве, игравшей холодно, дававшей минимум краски, красила текст, как могла. Там, где Дитрих красноречиво молчит и выразительно смотрит на партнера, Рената Литвинова ломается и кривляется, напоминая пародию на саму себя. Интонация петляет; тело гнется вправо-влево, вперед-назад; руки парят в воздухе, выделывая причудливые жестовые па. Безусловно, Ромэйн в ее исполнении — чудачка. Но чудачка бесстрашная: она идет на лжесвидетельство, дабы спасти любимого мужа. И добивается своего. В финале, когда Леонард оправдан, а ей грозит срок за дачу ложных показаний, супруги, обнявшись, под несмолкающие аплодисменты публики уходят в темноту. Публика продолжала аплодировать и после, все вызывая и вызывая артистов, восторгаясь антрепризным вариантом МХАТовского искусства «на вывоз». Своеобразный привет возвращающимся 90-м. Уже не экономико-политический — театральный.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога