Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

24 июля 2013

ПОДСОЛНУХОВЫЙ САД

Мы продолжаем серию публикаций, в которых студенты-театроведы рассказывают о студентах-актерах и об учебных спектаклях. На этот раз — о выпускниках Сергея Бызгу и о дипломной декаде спектаклей его курса.

Один из элементов сценографии спектакля актерского курса Сергея Бызгу — «В поисках Кустурицы» — подсолнухи, беспечно цветущие за забором. Они же, только «очеловеченные», и на афише декады дипломных работ выпускников 2013 года: из подсолнухов, как из зеркальных цветов в «Тайне третьей планеты», на нас глядят молодые студенческие лица. Июньские спектакли позволили поближе познакомиться с этими «цветами», выращенными заботливым «садовником». «Семена», набранные четыре года назад, именовались «артистами эстрады», однако после того, как курс перешел к Сергею Бызгу, молодой поросли последовательно прививались драматические элементы. Из сочетания этих двух составляющих — с одной стороны, желания петь, танцевать, радовать собой независимо от заданных сценических условий и, с другой — навыков вживания в этюдные и драматические обстоятельства — и родился нынешний яркий, брызжущий светом подсолнуховый сад. И сад этот многолик — от девушки-ребенка Марии Васильевой до угловатого Никиты Костюкевича, от рыжеволосого Алишера Умарова до крепко сложенного брюнета Бекария Цулукидзе, от тоненькой инженю Ульяны Локотко до неожиданно гротесковой Татьяны Беляевой, от контр-тенора Антона Ивлева до существующей на низких тонах Полины Шустаревой.

«В поисках Кустурицы». Сцена из спектакля.
Фото —Олег Салаев.

Сад Бызгу живет в заразительном единении, лучше всего проявляющемся, когда студенты поют, танцуют и играют одновременно. Эта одна из сильнейших сторон курса проявляется почти во всех его спектаклях. Три из них — мюзикл «Однажды в Оклахоме», танцевальная фантазия «В поисках Кустурицы» и композиция по песням Окуджавы — выстроены на раскрытии того эстрадного ростка, из которого развился курс. Пластические фантазии-этюды о Кустурице (режиссер Сергей Бызгу) разбиты на сны автора-рассказчика — в каждом из этих снов разыгрываются сюжеты, связанные с эпизодами кустурицевских фильмов. Бессловессная пантомимно-танцевальная ткань (хореограф Резеда Гаянова) воссоздает этнически колоритную местечковую жизнь со всеми ее многообразными сюжетами, заимствованными из Кустурицы — от свадьбы до похорон, от войны до внезапной любви, от девичьих мечтаний до буйных сельских танцев. Студенты мастерски передают темпоритм и атмосферу каждого отрывка, вживаясь в их лиризм, тонко иронизируя и мягко шутя, заходясь в безудержных танцах. Четко отработанные движения заряжены энергией и импровизационной силой. При этом сюжетная канва каждой небольшой истории хореографически изящно воплощена внутри всех этюдов, некоторые из которых достигают символичности притч.

Композиция по песням Окуджавы — «На любовь свое сердце настрою» (режиссер Сергей Бызгу) — выстроена на драматическом пении. Отдельные песенные номера-сюжеты смонтированы по тематическому принципу. Их объединяет атмосфера советской коммуналки, наполненной песнями барда. Для приобщения зрителя к песенно-квартирному пространству (в котором есть и детская, и кухня, и главная дверь, откуда появляются и куда исчезают новые герои) сцена Учебного театра с помощью занавесей частично сокращена. Этой квартиры коснулась война — а значит, расставание, ожидание и потеря мужчин. Здесь есть соседские ссоры, проблемы с детьми, любовные переживания одиноких девушек, ухаживания кавалеров за недоступными красотками, грузинский садовник с виноградной косточкой. Есть и два «ангела» — Антон Ивлев и Антон Москалев — воспарившие над сценой, чтобы заслушаться мелодией уличного скрипача (пронзительно-лирический «Музыкант»). В композицию спектакля вплетены сольные «Романс Книгиной» (Полина Шустарева), «О старом короле» (Артем Уренков) и дуэтно-ансамблевые «Песни о корнете» (Виктор Чепрасов и Мария Васильева), «Мастер Гриша» (Анна Рябинина, Татьяна Беляева, Полина Шустарева), «Маленький оркестрик», «Давайте говорить». Полностью преодолеть ощущение возрастной дистанции от эпохи Булата Окуджавы этим молодым ребятам не удается, но неведомая их поколению песенная и смысловая территория освоены ими оригинально, честно и свежо.

«На любовь свое сердце настрою». Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Композиция, построенная на соединении отдельных номеров, сохраняется и в двух других спектаклях — «Зима» и «От красной крысы до зеленой звезды». Первый из них — по рассказам Алексея Слаповского (режиссер Галина Бызгу) — своего этюдного происхождения и не скрывает: он составлен из десяти новелл, объединенных темой любви в разных ее проявлениях. Почва, несомненно, благодатная для студенческого спектакля — здесь и случайная встреча в лифте, и серия неудавшихся самоубийств (в подвале и на крыше), и падание с балкона с букетом в зубах. Однако структурно-сюжетная связь между этими историями очень условна — спектакль окунает зрителя в отношения новой пары, тут же забывая о предыдущей. При неравнозначной актерской игре одни эпизоды захватывают зрительское внимание, а другие зависают как неловкий обмен репликами в единожды обозначенной ситуации, не насыщенной драматическим движением. Наиболее многомерны те сцены, где развитие персонажей подробно разработано. Так, признаваясь в любви на разных языках, персонажи Алишера Умарова и Полины Шустаревой, испытывающие похожие чувства, бросаются из крайности в крайность в попытках понять друг друга. Встречу в лифте Станислав Толстов и Ульяна Локотко разыгрывают как смену масок, последовательно отыгрываемых и отбрасываемых, словно луковая шелуха. Бекарий Цулукидзе «вкусно» ведет зрителя через гамму эмоций нескольких любовников-неудачников — висящего на волоске от смерти на балконе энного этажа, пытающегося пробраться в вечно закрытую дверь, уходящего за бутылкой виски и пропадающего навсегда. Но постановка не достигает желанной цельности — общей сквозной темы для этого оказывается недостаточно.

Сходная проблема и у «Зимы» (режиссер Галина Бызгу). Спектакль для трех персонажей построен как набор фантазий о детстве, отрочестве и юности двух умирающих посреди заснеженного поля подрывников (Виктор Чепрасов и Бекарий Цулукидзе), выполняющих некое условное задание. Их музу во всех ее образах — школьной подружки, первой любви, матери, даже Снегурочки и самой волшебницы-зимы — играет Татьяна Беляева, восседающая в кровати, сказочно зависшей над заснеженной сценой, и периодически спускающаяся оттуда, чтобы в очередной раз войти в фантазии умирающих героев. Спектакль местами очень остроумен и полон интересных этюдных находок (все они — в сценках, воссоздающих эпизоды детства и юности героев), но не достигает цельности — не в последнюю очередь из-за выбранного материала. Однако «Зима» проговаривает центральную для этого актерского курса тему — длящегося детства, неизменного «зеленого света» фантазиям и снам наяву, важности быть несерьезными. Другие мастера обычно «спешат» представить своих учеников дозревшими до Достоевского, Шекспира, Пристли. Подсолнухи Сергея Бызгу не стесняются своего умения быть детьми и существуют в пространстве фантазий, игры, без оглядки на сложносочиненные правила сквозного действия. Да, в июньских спектаклях этого курса не было масштабных глубоких характеров, зато мы увидели яркие актерские индивидуальности, не придавленные «формой», умеющие наслаждаться своим бытием на сцене и высекающие энергию даже из драматически простых задумок.

«От красной крысы до зеленой звезды». Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Прививка большой драматической формы, требующей не этюдной работы, а существования в трехчасовом спектакле, была сделана и в спектакле «Панночка» (режиссер Галина Бызгу) по пьесе Нины Садур. Она оказалась достаточно сложной для курса. Драматически развиваясь только через историю Хомы Брута (неустроенность и хрупкость которого в столкновении с неизведанными силами тонко передает Станислав Толстов), спектакль периодически провисает в статичных диалогах. Постановка оживает, когда курс использует свои сильные стороны. Ансамблевые песенные номера, словно сочные весенние цветы, вплетены в венок спектакля. Комичны перепалки Дороша, Спирида и Хвеськи, ярки отдельные истории пострадавших сельских жителей, лирична и объемна растущая любовь Хомы и Хвеськи. Этот спектакль предоставляет материал для полноценной реализации актеров, занятых в главных ролях (Хома Брут, Хвеська, Панночка). Панночки очень эффектны как в исполнении Анны Рябининой (земной соблазнительницы и чаровницы), так и Татьяны Беляевой (гротескно-инфернальной ведьмы-видения). В ролях Хомы и Хвеськи запомнились Станислав Толстов и Полина Шустарева. Поначалу их герои различны меж собою как волна и камень — и внутренне, и внешне. Но чем дальше, тем больше они оказываются одинаково неустроенными, потерявшимися, пронзительно взыскующими любви и понимания и находящими их друг в друге. Толстов и Шустарева отлично чувствуют общую форму спектакля, что рождает неуловимую, но точно выверенную динамику развития их самобытных персонажей.

Почти все ребята курса талантливы, свежи и оригинальны — это доказывают их яркие ансамблевые работы. Однако у многих пока не совсем отточены детали актерского рисунка. Татьяна Беляева, владеющая разнообразной внешней техникой, меняет гримасы и позы, «как бы резвяся и играя», но не доводя их до конца. Алишер Умаров, впечатливший зрителя своей музыкальностью, в «Панночке» отчасти переигрывает, пытаясь быть комичным. Некоторые из молодых актеров прячутся за определенными амплуа — Мария Васильева играет маленьких девочек, Ульяна Локотко срослась с образом отзывчивой девушки с широко раскрытыми глазами. Эстрадные «корни» обусловили их стремление быть яркими за счет точности, манкими — вопреки детальности, эффектными без учета необходимости эффекта. На этом фоне Артема Уренкова выгодно отличают отсутствие стремления выделиться и проработанность нюансов в игре. Но самое главное, что в ребятах, бесспорно, есть — это умение создавать новый квант энергии из сумм эмоций друг друга. Они насыщены этой общей силой, словно бы одна скрытая от глаз грибница питает их тела и голоса. Хочется надеяться, что эта энергетика сохранится и в их «взрослых» актерских работах. Возможно, перенос некоторых студенческих спектаклей на сцены профессиональных театров нашего города поможет им в этом. Цвети, подсолнуховый сад!

Комментарии 6 комментариев

  1. Oleg Salaev

    Первый кадр – точно мой. Интересно, как он попал в "архив театра"? 🙂

  2. Наталья

    “Почти талантливо” написано!:) Жаль, что на театроведческом факультете сегодня мало уделяют внимания профессиональной этике.

  3. Алишер

    Соглашусь с “предыдущим оратором” и добавлю от себя – лучше, на мой взгляд, не пытаться в СТУДЕНЧЕСКОЙ театроведческой публицистике проникать в чужое профессиональное пространство, так как это сразу выдает)

  4. admin

    Уважаемые комментаторы, объяснитесь, что “выдает” автора статьи? Вас, кажется “выдает” со-причастность к курсу и болезненное отношение к деликатной вполне критике.

  5. Алишер

    Почему меня – то выдает? Я же подписался не “Хитрым незнакомцем”, а своим именем. И к критике я спокойно отношусь. А автора выдает непонимание процесса, вроде “Прививка большой драматической формы, требующей не этюдной работы, а существования в трехчасовом спектакле…”, мне было бы интересно послушать про этюдный метод))

  6. silver price

    Спектакль – удивительно трогательная история любви «деревенских Ромео и Джульетты». Место дейсвия – сарай. Здесь назначают свидания влюбленные – Дашка и Алеша. Их любви противятся родители девушки, история может закончиться трагически, но… За человеческими страстями и поступками пристально наблюдают, сопереживают и вмешиваются в них обитатели сарая – наивная и добрая Свинка, уставшая от жизни Лошадь, деятельный Пёс, важный Петух. В финале спектакля в сарае, как в ноевом ковчеге, соберутся участники этой простой истории, чтобы продолжить свое плавание в житейском море. Режиссер – Бызгу Галина, художник-постановщик – Вотяков Алексей, композитор – Волков Вадим. В ролях: засл. арт. России Самошина Ольга, Лысенкова Ольга, Кушнир Ирина; артисты: Маркина Лариса, Ионова Александра, Бызгу Сергей, Воробьёв Константин, Головин Игорь, Пьянов Денис, Безруков Александр.

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога