Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

26 октября 2013

ПОД СТУК КОЛЕС

 17 по 21 октября 2013 в хабаровском ТЮЗе проходил VIII Всероссийский театральный фестиваль-лаборатория «Колесо».

«Колесо» — это фестиваль наоборот. Директор РАМТа Владислав Любый, поддержанный СТД РФ, решил ближе познакомиться с российскими театрами, работающими для детей и молодежи, и предложили ТЮЗам приглашать коллег на weekend. Обычно в программе 5-6 спектаклей текущего репертуара, несколько мастер-классов, встреча труппы с критиками. В восьмой раз «Колесо» докатилось до Хабаровска. Художественный руководитель краевого ТЮЗа Константин Кучикин и его команда подошли к встрече гостей творчески, даже традиционная экскурсия по городу превратилась в забавный перформанс. Участники фестиваля встречали то тут, то там удивительных персонажей, подтверждающих дальневосточные стереотипы о гуляющих по улицам тиграх и обилии здесь красной икры.

«Атлантида, дом 17». Сцена из  спектакля.
Фото — архив театра.

Фестивальные спектакли были призваны продемонстрировать, как театр работает для своей принципиально разновозрастной аудитории. Для самых маленьких — спектакль на подушках «Счастливый Ганс», для младших школьников — яркое шоу с лирическими отступлениями «Все мальчишки — дураки», для подростков — остросоциальная драма «Атлантида, дом 17», для молодежи — комедия Лопе де Веги «Изобретательная влюбленная», разыгранная в декорациях овощной базы. И, наконец, для взрослой публики — «Анна Каренина» Клима в постановке Бориса Павловича и премьера документального спектакля «Хабарова здесь не было».

Остановимся на уникальных названиях репертуара. Летняя премьера — «Анна Каренина» — это, на первый взгляд, почти концертное исполнение прозы. В углу стоит пюпитр, к тексту на котором время от времени обращаются исполнители роли Хора. Шестеро актеров (Дарья Добычина, Елена Колесникова, Евгения Колтунова, Сергей Мартынов, Петр Нестеренко и Виталий Федоров) часто меняются ролями, особенно непостоянны женщины — все трое «проходят через Анну». В черном замкнутом пространстве павильона важны все детали (художник Александр Мохов) — дым сигареты в луче света, шпилька в стильной прическе, машина для создания шума поезда, грампластинки, плотно застилающие пол.

Актеры то нарочито безэмоциональны, то срываются на повышенные тона. Страстные монологи Анны столь же горячи, как и комментарии Хора о театре, кино и фольклорных теориях Проппа. Поток текста Клима провоцирует актеров перебивать друг друга, не слушать, не слышать, переспрашивать. Фронтальная геометрия мизансцен диктует непрямые партнерские отношения. Все говорят даже не в зал, а адресуют свои слова куда-то чуть дальше и выше зрителей.

«Анна Каренина». Сцена из  спектакля
Фото — архив театра.

Анна выходит из комнаты, Долли возвращается и останавливается. Они так и не попрощаются. «Одну одинокую фигуру заменит другая», — комментирует Хор. И так можно сказать о многих сменах мизансцен и о теме спектакля Бориса Павловича.

«Атлантида, дом 17» поставлена Ольгой Подкорытовой по текстам американских тинейджеров. Конечно, с литературной точки зрения они довольно беспомощны, но их театральная ценность — в искренности. Подростки пишут о неизлечимой болезни ровесников, наркомании, суициде и обо всем, о чем обычно непринято говорить.

Их пьесы вместе с профессиональными актерами играют хабаровские школьники — в нарочито дискомфортном пространстве. Персонажи ходят по щиколотку в воде, в окружении пока еще чистых и блестящих цилиндров мусорных урн. Беззащитность детей подчеркивается их босыми ногами, актеры ходят в резиновых сапогах. Взрослые читают текст, подростки знают его наизусть. Молодые актеры ТЮЗа играют не конкретных людей, а свое отношение к ним, и иронии здесь нет, есть недоумение, почему взрослые бывают так равнодушны. Вернее, вопрос сложнее: почему мы боимся быть открытыми даже перед своими детьми?

Почему они это пишут? «Ребенок просит ответа», — говорит один из исполнителей, Юрий Бондаренко, емко определяя цель спектакля. Обсуждение актеров — одна из интереснейших частей действия. Интересно было бы поприсутствовать на всех репетициях-диспутах. Труппа предстает здесь вдумчивой, готовой на серьезный разговор, болеющей за свое дело.

«Хабарова здесь не было». Сцена из  спектакля
Фото — архив театра.

«Хабарова здесь не было» — фестивальная премьера. Это совместный проект театра и объединения «Культпроект» — «Живому театру — живого автора». Постоянные участники «Колеса» вспомнили спектакль «Так-то да» в Кирове. И если Борису Павловичу удалось нарисовать портрет города, то Константин Кучикин был лишен такой возможности: драматурги Любовь Мульменко и Кристина Квитко не смогли уловить специфику Хабаровска. Единственное, что напоминает нам о местоположении, — разговоры о тиграх.

Как водится, авторы спектакля в первую очередь отправились в музей и там традиционно нашли колоритного экскурсовода — трепетного, увлеченного молодого человека. Спектакль вообще складывается из серии точных актерских наблюдений за хабаровчанами. И здесь вновь текст в руках выступает знаком остранения. Есть удивительная встреча с добрым маньяком-патологоанатомом (Олег Дымнов); тема возвращения в родной город издалека, когда на фоне эйфории готов расцеловать первого встречного таксиста в аэропорту; сюжет о беженцах, переехавших из горячей точки на Дальний Восток; монолог мудрой уставшей молодой парикмахерши (Евгения Колтунова). И, разумеется, в спектакле нет ни слова о Хабарове. Между тем, актер Виталий Федоров снимает происходящее на планшет, и складывается впечатление, что в спектакле могут появиться новые герои, из тех, кто пришел сегодня в зрительный зал.

Уезжая из Хабаровска, организаторы решили на следующий год временно изменить формат и вернуться в Челябинск, чтобы для IX фестиваля собрать спектакли разных театров, созданных в рамках Международного молодежного проекта «Открытые двери». Пришло время собирать камни.

Комментарии (2)

  1. Татьяна Тихоновец

    Хабаровский ТЮЗ известен на российских театральных фестиваль. В отличие от других театров этого далекого города. Еще раз можно вспомнить, что дело вовсе не в том, где театр находится. Вот Хабаровск – почти на краю земли. А работают они талантливо, современно, неожиданно. Чего стоит спектакль театра, созданный по сочинениям американских школьников и сыгранный совместно с хабаровскими подростками “Атлантида, дом 17″. Или их “домашний проект”: “Театр в окнах”, когда после спектакля артисты по собственной инициативе в течение получаса показывают “в окнах”, то есть за ними немые сцены по собственным, сочиненным сюжетам. Просто, для гуляющей публики. Оторваться невозможно. Костя Кучикин талантливый режиссер. И он притягивает к себе людей талантливых, личностно одаренных. А их театральный дворик, в котором летом проходят спектакли и выставки. Там они играли “Платеро и я”. Впечатляет!

  2. Татьяна Тихоновец

    В Хабаровске хороший ТЮЗ. В ТЮЗе хороший режиссер Константин Кучикин. В театре хорошая команда. Сидят далеко на краю земли, а работают современно, остро, не боясь рисковать.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога