Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

5 августа 2016

ПАМЯТИ ЮЛИЯ ДВОРКИНА

4 августа не стало режиссера и педагога Юлия Борисовича Дворкина

Я потерял еще одного любимого друга. Очень много в последнее время потерь… И мир потерял талантливого режиссера, талантливого педагога, прекрасного принципиального, бескомпромиссного, истинно порядочного человека. Это, может, дежурные слова, но не сейчас. Порядочность Юлина была почти легендарна, я бы сказал — активна, воинственна и агрессивна, она была у него в крови. Он бесился, когда видел несправедливость — по отношению к себе или другим; или когда чувствовал вранье. И никогда не давал спуску. А беситься он умел. Высказать, что думал, «крупной солью». Это многие познали на своей шкуре. Оттого у него было достаточно недругов. Но оттого у него было и много истинных друзей, про которых он не знал. Друзей, поклонников и сочувствующих ему, поддерживающих его.

Мы были дружны 50 лет, или немного больше. И я не встречал человека более нежного по отношению к друзьям, уступчивого, внимательного, доброго, даже беззаветного. Он не обращал внимания на недостатки друзей, прощал им промахи, даже мелкие обиды (крупные — нет, тут летели в адрес друга или недруга «горшки», «гнусы» и «мерзавцы»). Его нельзя было не любить. Он вообще был обаятелен, общаться с ним было истинное удовольствие. Его беседа балансировала на грани художественности. Он умел говорить, умел изложить и обосновать свою точку зрения. И он умел слушать. Режиссер в нем чувствовался постоянно. И постоянно чувствовался человек огромного кругозора, огромных познаний в области театра, живописи (это особенно), кино, музыки. Как и в области некоторых наук, прежде всего математики — по первому образованию он инженер-строитель. Но главное — в нем постоянно чувствовался человек мыслящий, сомневающийся, пытливый. Таким он был до своих последних 79 лет. Еще две недели назад мы сидели с ним в павильончике на Манежной, пили пиво и говорили о Сумарокове, о театральном классицизме, в котором Юля видел корни и зачатки русской театральной трагедии… И дурачились, шутили и смеялись. Юля умел ко всему относиться с юмором. Это важное качество для человека мыслящего. Особенно трезво и — как он говорил — реально мыслящего.

Спектакль «Люди и мыши». Справа налево: А. Товстоногов, В. Ленцевичус, Ю. Дворкин, И.Перепелкин, Л. Шварц. В центре сидит К. Гинкас, рядом Г. Яновская..
Фото — архив редакции.

Я сейчас пишу, превозмогая душевную боль. Может, позже я напишу о Юле как о личности, интеллектуале, ученике Товстоногова, как о человеке в определенном смысле странном. У него была странная жизнь, странная судьба, которую он сам, человек решительный, себе выбрал. Напишу про то, как он на половине жизни оставил театр и режиссуру и ушел в педагогику. Как потом, спустя много лет, оставил педагогику и снова повернулся к театру. О его взглядах и принципах. О его планах. Но сейчас только могу сказать, что Юля, при всей его непримиримости и умении «срежиссировать скандал» или ввязаться в интригу, чтобы не оставить от своих оппонентов и косточки, — при всем этом Юля был очень раним и постоянно прятался в «раковину». Его оскорбляла и обижала человеческая подлость, жестокость, наглость… Будучи человеком театральным, имеющим архиширокий круг знакомых, он почти ни с кем не общался. И потому постоянно нуждался в человеке, если уж точнее — в друге, его хорошо знавшем, который его мог бы выслушать (а он иногда говорил очень длинно), который бы его понимал, с которым можно было бы посоветоваться, поделиться чем-то. Ему надо было, чтобы понимающий друг одобрил бы, оценил его какую-то неожиданную идею, теорию. В этом он был похож на ребенка. Он редко выходил на контакт с кем-то вне узкого круга друзей. Порой даже не знал, что какой-то его давний приятель давно умер, а другой давно живет в Германии… Очень удивлялся. Он как будто жил в маленьком домике, вокруг которого бурлила жизнь. Когда-то Юлин спектакль «Влюбленный лев» в Комиссаржевке (60-е годы) стал знаковым для моего поколения. Думаю, отчасти этот спектакль подогрел наш юный интерес к поколению «рассерженных молодых людей», к английской драматургии тех лет… Но теперь Юля чувствовал, что утерял за годы, проведенные вне театра, ощущение момента, и хотел, пытался наверстать упущенное. Целые дни проводил в библиотеках, делал режиссерские разработки выбранных им для постановок пьес. Хотел ставить…

Юля умер внезапно, во сне. Может, Бог был благосклонен к нему, оградив от мук угасания. Но вот прервал эту насыщенную деятельностью и энергией жизнь… А любовь к Юле жива, осталась.

В именном указателе:

• 

Комментарии (1)

  1. Ефим

    Спасибо, Рюрик за этот…..НЕКРОЛОГ.
    Благодаря Михаилу Викторовичу, я коротко знал этого Прекрасного Человека.
    Уважал его бесконечно.
    Светлая ему Память…..

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога