Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

11 июня 2014

НОМИНАЦИИ ПО-ЗРИТЕЛЬСКИ

В Коломне завершен ХII Фестиваль театров малых городов России. Фактически вся Россия — от театра из Комсомольска-на-Амуре (Хабаровский край) до «Тильзит-Театра» (Калининградская область) — приняла участие в этом смотре. 16 спектаклей в финале, высококомпетентное жюри (столичные театроведы и критики) под председательством народного артиста России Евгения Князева…

И вот названы лауреаты:

Лучший спектакль большой формы (Гран-при) — «Ромео и Джульетта» (Альметьевский татарский государственный драматический театр, г. Альметьевск, Республика Татарстан).
Лучший спектакль малой формы — «Двое бедных румын, говорящих по-польски» («Тильзит-Театр», г. Советск, Калининградская область).
Лучшая мужская роль — Александр Карпов за роль в спектакле «Морфий» (Химкинский драматический театр «НАШ ДОМ», г. Химки, Московская область).
Лучшая женская роль — Алина Костюк в спектакле «P. S.» (театр-студия «Грань», г. Новокуйбышевск, Самарская область).
Приз мэра Коломны — спектаклю «Из жизни огней» (Драматический театр «Бенефис», г. Елец, Липецкая область).
Приз губернатора Московской области — спектаклю «Васса» (Минусинский драматический театр, г. Минусинск, Красноярский край).
Приз «Надежда» — спектаклю «Чудная жизнь» (Мотыгинский драматический театр, п. г. т. Мотыгино, Красноярский край).

«Ромео и Джульетта». Альметьевсий драматический театр. Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Но, как всегда бывает на конкурсах подобного рода, у каждого зрителя в уме складывается своя «обойма» победителей, свои фавориты, своя «линейка оценок» и даже свои собственные номинации.

Мои, например, выглядят так.

САМЫЙ ПЛОХОЙ СПЕКТАКЛЬ

Им стал Лысьвенский показ «Горе от ума» (режиссура, сценография и музыкальное оформление Гульнары Галавинской, Москва). Его можно назвать и «самым раскритикованным» (на обсуждении у жюри не нашлось ни одного доброго слова в его адрес), и «самым претенциозным».

Отчего-то главной пружиной действия тут явилась служанка Лиза (Варвара Утробина), которая назойливо мечется между всеми персонажами. Начиная с пролога, действие регулярно переносится в какой-то мешок из кисеи, напоминающий медузу. Когда там происходят любовные игры Софьи (Елена Елькина) и Молчалина (Кирилл Имеров), это как-то еще можно понять, но что означает перемещение туда время от времени иных героев — абсолютно неясно.

Тут вообще накручено много «красоты», которая мало что сообщает уму и сердцу зрителя. Такое впечатление, что сценические приемы важны режиссеру сами по себе, без всякой связи со смыслом. Например, зал откровенно недоумевает, когда актеры в финале первого акта забираются каждый в некое подобие полупрозрачных античных колонн, полых изнутри, и принимаются стучать в них, как дятлы, помещенные в аквариум. Чацкий (Игорь Безматерных) настолько темпераментно обличает всех и вся, что натурально срывает с себя одежду, бьется в падучей едва ли не с пеной у рта и, в общем, вполне заслуженно напрашивается на смирительную рубашку.

Причудлива музыка: нарезка из самых разнообразных стилей и жанров, она не столько создает настроение, сколько дезориентирует.

Глаз отдыхает разве что на сценах приема у Фамусова. Хлёстова (Клавдия Савина) с арапкой (ее играют три разных, не отличимых друг от друга актрисы) устраивают настоящее цирковое представление. Но когда цирк побеждает театр — гибель спектакля, по-моему, очевидна.

САМЫЙ ПРОНЗИТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

«Двое бедных румын, говорящих по-польски» Евгений Марчелли в «Тильзит-Театре» поставил очень просто. Шесть стульев и много купюр из известной пьесы Дороты Масловской — так что запутанная история про розыгрыш, устроенный обдолбанными наркоманами окружающему миру, превратилась во вполне внятный и уморительно смешной анекдот (поначалу), оставляющий долгую ноту щемящего послевкусия. На черном фоне задника особенно выразительно смотрятся диковато-клоунские костюмы главных героев (художник Ирина Семенова). И эксцентричное поведение Пархи (Николай Зуборенко), и пэтэушные повадки его спутницы Джины (Ирина Несмиянова) настолько же узнаваемы, насколько и виртуозно-артистичны. Гадко наблюдать за теми унижениями, которым они подвергают ближнего, и трудно удержаться от смеха: так выразительны и неожиданно-остроумны их спонтанные выходки. Таксист (Анатолий Грабовенко) — воплощение здравого смысла, и именно приземленно-куркулистая натура этого персонажа задает тон всему спектаклю. Когда он неумело, но послушно начинает подпевать обнаглевшим пассажирам, понимаешь, что так бесит эту пару в окружающем мире. Трансформация героев от возбуждения развратной вечеринки («вонь, грязь, триппер») к их обыденной жизни, а после — и к просветленной тоске по идеалу, вылеплена здесь так тонко, точно и заразительно, что нельзя усомниться: каждый из артистов играет СУДЬБУ. И диагноз Пархи, который он выставляет своей случайной подружке («тебе любви не хватает»), звучит как диагноз самому себе: а он-то хоть кого-то умеет любить? Фальш-финал спектакля — словно обманутые надежды. Ах, как прекрасна могла бы быть их жизнь (начатая даже вот прямо сейчас!), если бы не… И как часто мы опаздываем в своих решениях именно на какие-то минуты.

Харизма Николая Зуборенко, филигранно исполняющего таинственные переходы от одного психологического состояния в другое, — пожалуй, одно из главных достоинств этого спектакля.

САМЫЙ ПРОСТОДУШНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

Поселок Мотыгино, насчитывающий всего 5000 жителей и расположенный в полутысяче километров к северу от Красноярска, может гордиться своим театром. И хотя, на строгий взгляд, «Чудная жизнь», поставленная Дмитрием Турковым по рассказам В. Шукшина, отдает порой самодеятельностью (не всегда актерам дается верная интонация), общее впечатление от спектакля вполне равнозначно впечатлению от рассказов Шукшина: свежесть и лукавое простодушие.

Изумительна сценография, придуманная актером Романом Полуэктовым: несколько маленьких табуреток и одна — гигантская, легко превращающаяся то в остов храма, то в трактор, то в сеновал. Некоторые эпизоды спектакля (например, как Колька ходил свататься или как бабы защищали храм от его наезда) просто чудо как хороши. Некоторые — заметно слабее. Из актерских работ хочется выделить Сергея Ханкова и Татьяну Федорову: за абсолютную естественность, достоверность и необыкновенное обаяние.

«Подросток». Прокопьевский драматический театр. Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

САМЫЙ НЕФОРМАТНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

И на мой взгляд, самый недооцененный. Я имею в виду спектакль Прокопьевского драматического театра имени Ленинского комсомола — «Подросток». Он (единственный!) шел на сцене конференц-зала Конькобежного центра «Коломна» (остальные — на сценах местных ДК, ведь своего театра в Коломне нет). И это обстоятельство, конечно, снизило впечатление: ведь дома спектакль играется во всем пространстве зала — на сцене, на балконах, в ложах и даже на спинках кресел первых рядов. Здесь такой возможности не было.

Зато выразительно прозвучала метафора, выведенная на экран: космонавты выходят в открытый космос. Вот так и прокопьевские подростки (а пьеса написана В. Дурненковым на местном материале) выходят в большой мир, бесстрашно встречая все его риски. Есть в спектакле и некая исследовательско-этнографическая нотка: мы, взрослые, наблюдаем за подростами, как за неким особым видом живых организмов. И режиссер Вера Попова остроумно и с юмором обыгрывает этот интерес. Прекрасно сыграны сцена с Вожатой (Наталья Денщикова), сцена в инспекции по делам несовершеннолетних (Владимир Марченко, Наталья Беляева и Виталий Котов). В общем, живая жизнь со всеми ее напрягами, комизмом, трудностями и радостями была явлена тут, как ни в каком другом спектакле. И неслучайно один из критиков назвал этот спектакль «шагом вперед даже по сравнению с „Экспонатами“», за которые Прокопьевск получил в свое время «Золотую Маску».

Театр намерен продолжить этот эксперимент: уже нынешним летом в Прокопьевск приедет драматург Ярослава Пулинович, чтобы написать документальную пьесу о прокопчанах среднего возраста (30—40-летних). В планах — пьеса о ветеранах. Таким образом, через пару сезонов здесь появится театральный триптих «о своих».

САМЫЙ НЕПОНЯТНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

«Из жизни огней», театр «Бенефис», г. Елец. Жанр этого спектакля — бред (никакой ругательной нагрузки в это слово не вкладываю: просто он устроен, как причудливый коллаж из снов, воспоминаний, обрывков детских наблюдений над действительностью). Режиссер Юрий Мельницкий (он же — автор сценической версии сюрреалистической пьесы Ольги Донец) густо, как в коммуналке, насыщает малое пространство сцены людьми. Некоторые из них так и останутся сидеть в глубине сцены на продавленных кроватях и старых диванах, как некие молчаливые и безучастные соглядатаи чужой жизни. Мальчик с ДЦП (Евгений Ермаков) рассказывает историю своей семьи (в ней все с легким приветом), то и дело сбиваясь на «вставные новеллы» про то, как в дом приходит учительница сестры, которую та ненавидит (мечтает сжечь!), как дед устраивает судьбу малознакомой девицы… Кстати, вот эти-то новеллы (и особенно актрисы, играющие в них, — Татьяна Милова и Ирина Кислых) — лучшее, что есть в этом спектакле.

«Из жизни огней». Театр «Бенефис» (Елец). Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

А еще — подробная сценография, насыщенная строго документальным реквизитом (как в фильмах Германа-старшего). И атмосферу спектакля в большей степени создает именно она. В чем же состоит суть истории, рассказанной нам, понять тут практически невозможно. Словом, Хармс, Дали и Беккет в одном флаконе.

СПЕКТАКЛЬ, КОТОРЫЙ БОЛЬШЕ ВСЕХ ПОНРАВИЛСЯ ЗРИТЕЛЯМ

Конечно, это «Детектив Агаты Кристи» — спектакль Глазовского драматического театра «Парафраз». Режиссер Дамир Салимзянов поставил себе сложнейшую задачу: он попытался совместить verbatimное «сегодня» с запутанной историей из жизни английских лордов. Едет поезд, мелькают за окном привычные пейзажи, пассажиры привычно располагаются по местам, ворчит проводница, шарашатся по вагону торговцы чтивом… Милая девушка (Анастасия Лесникова) берет почитать детектив Агаты Кристи. Ей попадается «Паутина». И силой воображения все окружающие ее в поезде люди превращаются в героев романа. Потом, в течение почти трех часов, они еще много раз будут перепрыгивать из вагонной реальности в интерьеры английского замка и обратно, создавая дополнительный комический эффект.

Режиссер сумел достичь почти невозможного: внятно пересказать сложный и длинный детектив, то и дело превращая его в комедию положений. В результате получился вполне достойный «наш ответ Рэю Куни». Временами, правда, детективная интрига превалировала, что несколько утяжеляло и затягивало действо. Но актерские работы Игоря Павлова, Любови Бёрдовой, Евгения Иванова и самого Дамира Салимзянова искупают многое.

Забавна и сценография (тоже Дамир Салимзянов): вполне натуралистичные купе, раздвигаясь, превращаются в аляповатые и плоские, словно вырезанные из глянцевых журналов, картинки «красивой жизни».

На фестивалях такие комедии появляются редко (их ведь так легко обвинить в кассовости, даже в «попсовости»). А жаль! В своем жанре — это очень качественная, талантливая вещь.

САМЫЙ ЗАГРУЗНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

«Доктор. Морфий» режиссера Сергея Метелкина — спектакль театра «Наш дом» г. Химки — по слухам, всего лишь второе произведение автора. И это удивительно! Ведь перед нами — вполне зрелая и очень сложно устроенная работа. В основе — повесть М. Булгакова «Морфий» из «Записок юного врача».

«Морфий». Театр «Наш дом» (Химки). Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Не буду говорить об остроактуальной сегодня проблематике этой темы (она очевидна), но поразительно, с каким вкусом, тактом, с каким точным чувством Булгакова сделан этот спектакль! Здесь есть и инфернальные персонажи, что так занимали мастера всю его жизнь, и точно подсмотренные сатирическим взглядом бытовые детали, и глубокий психологизм (даже физиологизм!) погружения в бездну, откуда нет возврата. Интересна и богата смыслами простая в сущности сценография (Светлана Иевлева): металлические параллелепипеды на колесиках, затянутые с одной стороны черными резиновыми полосами, легко трансформируются то в вагон поезда, то в лабиринты больничного барака, то в преисподнюю.

Замечательно справляется со своей непростой задачей Александр Карпов в роли главного героя. Вполне под стать ему и акушерка Анна (Лариса Беднова).

Единственный упрек, который можно было бы высказать спектаклю, — он перегружен метафорами. Сказанное однажды тут повторяется разными приемами и два, и три, и пять раз. Ну да, хороши музыкальные сцены (прекрасный контрабасист Михаил Белов легко превращается и в оперного музыканта, и в вороватую бабку: а кто ж не знает, что Булгаков и сам был необычайно музыкален, обожал оперу и волшебные превращения?). Интересны пластические этюды. Теневой театр. Но всего этого так много…

Поневоле вспомнишь истину: талант состоит в умении придумать, а искусство — в умении соблюсти меру выдуманному.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (2)

  1. Татьяна Тихоновец

    Совершенно не согласна с тем, что написано о спектакле Лысьвенского театра “Горе от ума”. Конечно, там немалая доля “виктюковщины”, но и разбор режиссерский сделан точно и подробно. И очень много сцен, решенных неожиданно, резко, небанально. Очень хороший Чацкий – Игорь Безматерных. Абсолютно современный, просто до жути узнаваемый Молчалин-Михаил Тихомиров. И почему это единственным достоинством спектакля признана сцена у Фамусова “на которой глаз отдыхает”. Вот уж странная похвала. Глаз там не отдыхает, а работает. Чего стоит молчаливая фигура князя, сыгранного Александром Мироновым. Его фигура трагична и в ней узнается бывший Чацкий, оглохший и замолчавший навсегда. Может, автор так доверилась критикам, разругавшим спектакль? А я считаю, что не в каждой труппе найдутся такие актеры, какими артисты Лысьвенского театра показались в этом спектакле. Режиссерской безудержности они противопоставили точную, очень профессиональную тщательность исполнения. Как же можно было этого не заметить?

  2. Сергей Метелкин

    Татьяна, Молчалина в Лысвенском спектакле, все-таки, сыграл замечательный актер Кирилл Имеров, а Михаил Тихомиров очень удачно показал Репетилова.))))

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога