Петербургский театральный журнал
16+
Фестиваль Радуга

9 июля 2012

PASSÉ, PASSÉ, PASSERA
LA DERNIÈRE RESTERA

«Литературная кадриль».
ФМД-театр.
Автор текста — Вера Бирон, режиссер — Александр Баргман

Летним утром 7-го июля на Владимирской площади, часов в 12-ть, когда прихожане начали выносить крещеных розовощеких младенцев из храма, неожиданно появилось множество пренеприятнейших лиц, физиономий и просто странных людей всех видов и мастей. В сюртуках, фраках, накладных бакенбардах и фальшивых бороденках, они проследовали от площади по вонючему Кузнечному переулку, и вскоре скрылись в дверях злачного подвала. Впрочем, сам квартал был таков, что костюмом здесь было трудно кого-нибудь удивить.

Фото — Елена Строгалева

Известное дело, для каждого, прожившего сколько-то в Петербурге, июль в городе — это ад. На улице жара страшная, к тому же духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу. Неудивительно, что именно в июльском смоге, когда-то сведшем с ума Раскольникова, несколько лет подряд проходит лучший петербургский уличный праздник «День Достоевского», который устраивает музей Ф. М. Достоевского с друзьями. И каждый год им удается собрать тени этого города в квартале между Владимирской площадью и Кузнечным переулком.

В этом году «Литературная кадриль» устроенная ФМД-театром, автором сценария Верой Бирон и режиссером Александром Баргманом, облаченная в наряды Ники Велегжаниновой и протанцованная под ZAZ и Rammstein лучшими петербургскими артистами, по мне так и вовсе стала одним из лучших театральных событий года.

Встречали публику на Кузнечном двое шутов: А. С. Пушкин и Н. В. Гоголь. По-хармсовски спотыкались друг о друга, падали, играли в чехарду, отчего маленькие мальчики в восторге кричали: опять этот Пушкин! В кресле на сцене сидел скромный лысеющий мужчинка с бородкой, в сюртуке, на рукаве которого читалось западное: «Бренд». Иногда его можно было принять за артиста Барковского, но это была ошибка: Достоевский был живее всех живых. Шутовская троица выводила на сцену литературных типов трех питерских авторов. И город еще не видел подобного шествия.

Валерий Кухарешин в «Литературной кадрили».
Фото — Елена Строгалева

Показ петербургской моды сопровождался остроумнейшим текстом Веры Бирон, где все типы были описаны с изяществом и озорством. «Крошечная, сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, простоволосая. Белобрысые волосы жирно смазаны маслом, заплетены в крысиную косичку и подобраны под осколок роговой гребенки. Старушонка поминутно кашляет и кряхтит. На шее висит небольшой засаленный кошелек. Обратите внимание — кошелек очень туго набит». Алена Ивановна с топором в голове в исполнении артистки Полянской, шествующая под руку со Скупым из Маленьких трагедий, которого сотворил артист Валерий Кухарешин, наводили на мысль, что осмеяние классики — тот самый естественный процесс, который проживает любое здоровое общество. Нет. Это все эти мысли были позже — тогда мысль была одна: как круто, Боже, что за диапазон у этих актеров.

В «литературной» кадрили был второй, театральный смысл: это не просто вечные петербургские типы расходились, сходились, переступая квадратами и меняясь партнерами — это артисты устраивали свою кадриль из несыгранных ролей, примеряли на себя сюртуки и кринолины классических образов. И сколько здесь было открытий, актерских приколов в двухминутном выходе, сколько страсти, озорства от Подколесина-Новикова и Ставрогина-Кудренко, от Акакия Акакиевича — Алимпиева и безумной рыжей Агафьи Тихоновны — Вартаньян. Не говоря уж о паре «антиподов»: танец Мышкина (Евгений Шумейко) и Рогожина (Павел Юлку) — торжество любви и страсти. Приходите, режиссеры, хватайте, вот уличная труппа, способная исполнить любой репертуар.

Фото — Елена Строгалева

Здесь, в финале, нужно сделать умное лицо и отпустить реплику о том, что в городе Петербурге два лучших музея: Эрмитаж, потому что там классическое достояние и вкусные булочки в буфете, и музей Ф. М. Достоевского, в котором есть все остальное: способность актуализировать традиции, возвращать духам ушедших классиков тела и голоса, выгонять их на улицы и пробуждать в народе любовь к русской литературе. После таких встреч обычно количество людей, ходящих по все так же вонючим тротуатрам Кузнечного и Гривцова с томиками в руках и ищущих тот самый дом, откуда начал свой путь Раскольников, возрастает. Все верно, главное в деле Раскольникова — начать, а там — затягивает. Это я о Достоевском, если что.

Комментарии (5)

  1. Любовь

    Спасибо автору за статью! Это, действительно, лучший уличный праздник в Петербурге – побольше бы таких…И действительно музей Достоевского единственный, пожалуй, в городе, который смог “актуализировать традиции”, сдуть пыль с персонажей, которых привыкли воспринимать по-школьному, тяжеловесно. И действительно “осмеяние классики — тот самый естественный процесс, который проживает любое здоровое общество”. И пусть все возмущенные, привыкшие говорить о классиках исключительно с придыханием, замолчат!
    Благодаря оригинальной идее организаторов праздника и смелости поиграть с персонажами классиков, «брендиировать» их образы, сдуть с них академическую пыль, петербуржцы и гости города могли стать не только зрителями и слушателями, подготовленных мероприятий, но также их участниками. Огромное им за это спасибо! Мы с нетерпением будем ждать следующего 7 июля, когда дух Раскольникова вновь посетит наш мистический город.

  2. Ольга

    Праздник чудесный! И статья хороша. Вот только огорчила досадная ошибка: Ирина Полянская шествовала под руку вовсе не со Скупым из “Маленьких трагедий”, а с Ростовщиком из повести Гоголя “Портрет” в исполнении Валерия Кухарешина. А образ Скупого рыцаря создал другой артист, а именно Александр Алексеев. Трудно перепутать этих двух персонажей…

  3. Лена Строгалева

    Спасибо за поправку. Трудно, но можно, особенно, на уличном празднике. Приношу извинения артисту Валерию Кухарешину

  4. Надежда

    Действительно было просто замечательно! А “Пушкин” и “Гоголь” просто завоевали моё сердце. Только вот нигде не указано, как зовут актёров, исполнявших эти роли?

  5. Мария

    Пушкин – Илья Дель, Гоголь – Сергей Азеев – действительно молодцы! Впрочем, как и все остальные, все работали на полную катушку. Любят наши артисты Достоевского. Это радует.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога