Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

17 сентября 2014

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ — ТЕАТР

В Театральном центре на Страстном во второй раз прошел молодежный форум-фестиваль «Артмиграция», организованный СТД

Программа второго фестиваля собрала постановки от Лесосибирска (Красноярский край) до Владимира, а гостями его стала театральная молодежь не только из русской провинции, но и из стран СНГ, Грузии и Балтии.

Из более чем ста заявок на участие организаторы выбрали пять различных по форме спектаклей, к которым зрители оказались неравнодушны: обсуждения под предводительством Павла Руднева затягивались на час-другой.

Первый спектакль программы, «Нахлебник» И. С. Тургенева (Тульский театр драмы) в постановке Евгения Маленчева, оказался нарочито традиционным, минималистским по режиссуре. Действие было вынесено на авансцену. Стремление избежать мелодраматического прочтения этой, в общем, сентиментальной истории привело к сдержанности и даже где-то холодности актерской игры. Аскетически поставленный спектакль достоин внимания как своего рода спектакль минус-приемов, как попытка проверить на прочность «формат» психологического театра.

«Нахлебник». Сцена из спектакля.
Фото — В. Сердечная, Е. Сердечный.

«Записки на „сгущенке“. Клавдия» Олеси Невмержицкой по пьесе Андрея Стадникова — участник внеконкурсной программы «Золотой Маски». Спектакль основан на документальных источниках: дневниках и записках, письмах и рассказах. Документ вторгается в театральную реальность; члены семьи героини священнодействуют, выпекая пирог, среди актеров; лаконичность текстовых отрывков оттеняется яркими сценографическими и пластическими решениями. Создается сложная, полифоническая структура смысла. Дневник молодой бабушки, во время войны пишущей большей частью о снах, и даже тщательно документированная история умирания оказываются только путями к единой цели — восстановить связь времен. В ткань спектакля вплетены обряды и прибаутки, Гамлет и шаманские бубны с маральим корнем, семейное видео, сновидения без психоанализа и наивные интонации разных поколений.

В этом году современной драматургии в программе оказалось больше, чем классики.

«Наташина мечта» Владимирского театра драмы в постановке Владимира Кузнецова — моноспектакль Натальи Демидовой. Само решение поставить этот текст, прозвучавший за последние годы по всей России, требует определенного мужества, но Наталья Демидова справилась со своей ролью замечательно, осваивая и преодолевая изобилие вещей и визуальных пояснений, предложенных режиссером и художником. Наташа, трогательная и хрупкая, прыгает из окна, сворачивает и разворачивает матрас, переодевается в красное платье, достает из рюкзака огромные мужские туфли и окровавленные женские, вешает то туда, то сюда табличку «Шишкинская искра» — и, тем не менее, убеждает зрителя, и увлекает его, и доносит хорошо знакомый текст, как новый.

«Записки на „сгущенке“». Сцена из спектакля.
Фото — В. Сердечная, Е. Сердечный.

«Как я стал» Томского ТЮЗа в постановке Ильи Ротенберга, призер «Коляда-Plays», — это пример другого театра, аскетичного в вещном отношении. Черный кабинет огромной пустой сцены становится фоном для ярко сыгранной истории героев, Саши и Маши (Владимир Бутаков и Дарья Ротенберг). Лаконичность постановочных средств свидетельствует о доверии к актеру и зрителю. Тонкая работа со светом, неожиданные музыкальные номера, периодическое включение «режима моноспектакля» в монологах Саши высвечивают поднятую в пьесе тему театральности. В мире главного героя, обаятельного шалопая, женщины оказываются марионетками, куклами, которые безучастно стоят у стен. Спектакль его жизни монологичен, он не видит в других полноценных партнеров по сцене: ни в смешной Маше, ни в ее полусумасшедшей маме, ни даже в любимой Майке. Отсюда та легкость, с которой «драматург и режиссер» прощается с мечтами, людьми и даже эльфами.

«Техника № 8» поставлена Кириллом Левшиным по пьесе начинающего автора Анастасии Малейко в лесосибирском театре «Поиск». Сценография Ольги Журковой нарочито искусственна, однако вскоре этот ход оправдывается. История о телешоу оборачивается сюжетом о возможности семейного счастья. Две части спектакля — «райская» жизнь «за стеклом» и жизнь после «грехопадения» и «изгнания» из эфира, песни невинности и опыта — различаются по способу актерского существования, по видению мира: искрометность сменяется сентиментальностью, диалоги — монологами. Затрагивая многие интересные темы, рассыпаясь смешными цитатами, угрожая историей паранойи, пьеса, однако, как будто выдыхается, и кончается спектакль мелодраматически, по-диснеевски, предлагая уж очень условное решение серьезных проблем.

«Техника № 8» Сцена из спектакля.
Фото — В. Сердечная, Е. Сердечный.

По итогам форума стало ясно, что важной теоретической проблемой для молодых актеров, режиссеров, критиков оказались границы театра: эта тема возникла стихийно и звучала лейтмотивом. Где же кончается театр и начинается не-театр? Где искусство переходит в не-искусство? Споры между участниками из Кемерово и Минска, из Баку и Якутии рождались после лекций, спектаклей и, например, показа фильма-спектакля А. Васильева «Медея. Материал» (с которого почему-то быстро ушла часть московской публики, приятно привыкшая за неделю к бесплатным вечерним спектаклям на Страстном). Офф-программа в Боярских палатах представляла различные театральные эксперименты, из которых наиболее интересными были читки пьес, написанных студентами мастерской Дмитрия Брусникина под руководством Натальи Ворожбит, и спектакли в постановке петербуржца Семена Серзина. Его квартирник «Стыдно быть несчастливым» по дневникам Александра Володина и спектакль-квест «Музей Достоевского» представили новый для многих «артмигрантов» опыт организации театрального пространства. «Музей Достоевского», поставленный в рамках лаборатории СТД «Место действия», хотя и нес на себе печать лабораторной работы, произвел очень глубокое впечатление — сменой принципов общения со зрителем, внезапным обманом ожиданий, яркой актерской игрой, в том числе с собственным персонажем. Раскольников — болельщик «Зенита» (Максим Онищенко), старая проститутка Алена и Достоевский на видео (Александр Бянкин), вызов зрителей на откровенности, особенная атмосфера, смелая игра с текстами классика привели к тому, что этот спектакль стал одним из самых ярких событий Артмиграции-2014.

Образовательная программа форума была ориентирована больше на актеров (пятидневный курс посвящения в актерские тайны Вячеслава Кокорина), однако и остальным было чем заняться. Два дня раскрывал перед слушателями драматизм «Илиады» греческий режиссер Стафис Ливафинос. Лекции Павла Руднева, Марины Давыдовой и презентация Яна Калнберзина с различных сторон представляли грани современного театра. Дмитрий Мозговой по традиции рассказал, в чем и как СТД может помочь театральной молодежи — творчески и материально.

На протяжении недели гости из регионов и ближнего зарубежья предлагали проекты, обсуждали спектакли, занимались на семинарах, сочиняли капустник — и на какое-то мгновение показалось, что театр хоть ненадолго может стать выше любой розни.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога