Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

4 июня 2020

МУСОР
черновик неполучившейся рецензии

«Черновик». С. Уханов.
Совместная постановка Рижского русского театра имени Михаила Чехова
и Международного летнего фестиваля искусств «Точка доступа».
Режиссер Владислав Наставшев.

Забытые названья,
Небывшие слова…
От темных разговоров
Тупеет голова…

Михаил Кузмин

Голова тупеет, да.

Вот зачем я сейчас это пишу и захламляю блог «ПТЖ» по его же просьбе?

Чтобы зафиксировать: в 2020-м «Точка доступа» открылась полным провалом (но мне и раньше, кстати, с нею не слишком везло).

Фото — архив фестиваля.

Чтобы зафиксировать: за период карантина на нас свалилось огромное количество чуши (слово «трэш» слишком почетно). И ты сидишь такой — аааа! И почему-то смотришь. Вместо Соррентино.

Зачем? А чтоб, блин, не терять из виду текущий процесс. А он такой, знаете, очень текущий, этот процесс…

Вы видели в Таком театре… как бишь это называлось? «Старушка с улицы Репина» (написал Константин Федоров, поставил Сергей Азеев). Хорошо, что не видели. А видели «Дания — тюрьма» (написала Ася Волошина, поставил не знаю кто)? А видели?.. Нет, дальнейшее — молчанье. Я видел.

Но тут-то не абы что, тут фестиваль и завораживающее имя — Наставшев. Как же, как же, прильнем к мониторам.

А дальше уже хочется разбить этот монитор, как форель лед!

Хорошо еще, что был чат. Он скрашивал столбняк. Зрители в чате тоже как-то обалдевали, спрашивали друг друга: «Господи, что это?» Некоторые покидали «конференцию», выступив в прениях чата вполне радикально. Я наблюдал эту иммерсивную волю и даже партиципаторность, но сам ею не обладал и дошел до конца в виде традиционного зрителя (нечетко помню, был ли конец и в чем он заключался).

Скажи мне, «Точка доступа», это кто-нибудь видел (читал) до того, как вы, художественные руководители фестиваля, пустили к мониторам живых людей? То есть, исполнителей вы могли пустить и сами насладиться их пребыванием в мониторе. А вот нас, по билетам, за что?

Всегда казалось — у графоманов нет черновиков. Они пишут набело и бесконечно. Казалось еще, что не всякий черновик стоит публиковать.

Но текст Сергея Уханова — это уникальное явление, это черновик графомана. Именно это наверняка позволит высоколобым театроведам найти концепцию и нагородить разнообразные смыслы. Потому что в мусорное ведро «Черновика» кинуты отголоски «Гамлета» и «Эдипа», какая-то Мать, какой-то Сын, какая-то Тень отца-насильника… Честно сказать, уже наутро ничего не вспомнишь… Была, кажется, какая-то Азиза, то ли домработница, то ли любовница. Мычание слов не позволяло понять ни сюжета, ни смысла. Актеры кривлялись и шакалили, надевали на лица чулки и изображали тлен.

По-честному — отзыв об этом черновике тоже должен быть черновиком. Ну, не затрудняться же, не тратить же белые слова на мусор. Но не получается даже черновика.

Набело перечислю актеров Русского театра в Риге: Вероника Плотникова (Мать), Дарья Фечина (Мать), Максим Бусел (Сын), Дана Бьорк (Азиза), Анатолий Фечин (Тень отца). Они играли плохо, но они виноваты меньше всех.

В именном указателе:

• 

Комментарии (2)

  1. Надежда

    Да, это был трэш… Про который невозможно сказать ничего.

  2. Александрина Шаклеева в ФБ

    “Спектакль, стремящийся поставить знак равенства между онлайн и оффлайн”, – описывает проект Владислава Наставшева афиша основной программы “Точки доступа”. Что я могу сказать? Если оценивать по шкале мучений, то, пожалуй, да: в оффлайн я такой опыт тоже переживала неоднократно.

    В общем, чтоб не спойлерить и не пускаться в разборы: “Господи-господи”, – хотелось мне повторять вслед за героями спектакля. Господи-господи, зачем же артисты существуют в ZOOM, как на большой сцене театра? Господи-господи, это все, наверное, должно было быть смешно: типа бесконечное цитирование известных текстов, намеренно утрированный способ актерского существования, эти дурацкие голоса и заламывание рук, а уж финальный выход в открытый космос под Есенина (видимо, это все было попыткой иронии над штампами) – мммм…

    Из хорошего: я продержалась до конца. Зрительский чатик вывозит действие, создавая дополнительный слой – самостоятельный спектакль, куда более любопытный. Было б неплохо, чтоб в оффлайн-театре тоже можно было обсуждать действие прям во время спектакля. Всё-таки коллективное страдание гораздо приятнее одиночного: тут тебе и сопереживание, и сочувствие, и удивительное единение в порыве прекратить мучения, и дружеская поддержка, мол, погоди, не выходи из конференции – а вдруг ещё что-то будет! Нет, определенно, чатики иной раз бы нехило улучшали времяпрепровождение в театре.

    Опять же театр в Интернете даёт зрителю чуть больше свободы: выйти из конференции как-то приличнее и удобнее, чем через ряды посреди спектакля, а всё-таки зритель, заплативший деньги, имеет право хотя бы самоликвидироваться. Мы ж не стесняемся протухшую курицу отнести обратно в магазин.

    В общем, за час настрадалась на три зарплаты. Всем спасибо. Я спать.

    P.S. Текст ни на что не претендует, носит исключительно любительский характер и никакой другой носить не хочет.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога