Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

1 февраля 2019

МОРЕ В ФОРТОЧКЕ, ИЛИ АССОЛЬ В ВЕСЕЛОМ ДОМЕ

«Алые паруса». Мюзикл-притча по мотивам романтической феерии А. Грина.
ТЮЗ им. А. А. Брянцева.
Композитор Максим Дунаевский, авторы либретто Михаил Бартенев и Андрей Усачев, режиссер Сусанна Цирюк, сценограф Алексей Тарасов.

Санкт-Петербург кажется идеальным пространством для постановок гриновских «Алых парусов». Местная публика, должно быть, подготовлена к восприятию знаменитой романтической истории, как мало какая другая: «Алыми парусами» называется праздник выпускников средних общеобразовательных школ, который последние лет двадцать ежегодно проходит в Петербурге. Его финал всегда повторяет ключевую сцену феерии Грина: по Неве плывет белоснежный корабль с алыми парусами. В этот момент громко звучит душещипательная музыка, в небо взмывают разноцветные фейерверки, а растроганная толпа охает-ахает от красоты.

В постановке Сусанны Цирюк на сцене петербургского ТЮЗа счастливый финал гриновской повести заставляет содрогнуться от бедности: с колосников к многофункциональной декорации, похожей под определенным углом на корабль, спускают маленькие, идеально выглаженные четырехугольные тряпочки алого цвета. Они похожи не на паруса, а на сувенирные флажки неистовых коммунистов. Впрочем, в мюзикле Максима Дунаевского намеренно «помят» пышный романтический пафос Грина и даже переосмыслен изначальный, откровенно сказочный, сюжет повести: вполне возможно, что Ассоль из новой истории могут обрадовать и такие жалкие паруса.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Добропорядочная Ассоль в мюзикле Дунаевского готова стать проституткой (спойлер, но не становится). Ей нужны деньги, чтобы вытащить любимого отца из тюрьмы, и единственный способ добыть их — устроиться на работу в бордель. Именно там ее, причем совершенно случайно, замечает клиент — некий капитан Грей: он спрашивает у хозяйки заведения, кто эта милая девушка. И та рассказывает про Ассоль, которую кто-то считает фантазеркой, а кто-то — сумасшедшей: она неистово верит, что однажды к ней приплывет на корабле с алыми парусами прекрасный принц, это «предсказание» Ассоль однажды приснилось. Капитан из жалости и благородства решает осуществить мечту несчастной сумасшедшей: выкупает в баре борделя все запасы красного вина, чтобы выкрасить в нем паруса своей шхуны.

В спектакле петербургского ТЮЗа бордель не упоминается — речь идет лишь об увеселительном заведении «Маяк»: в нем работают женщины в странноватых — с привязанными к бедрам фижмами — нарядах (костюмы Татьяны Королевой). Есть и сам маяк — строгая башенка, являющаяся самой внятной частью многоуровневой сероватой конструкции с лестницами, которая занимает почти всю площадь поворотного круга сцены. Этот круг периодически вращается, из-за чего (и во многом благодаря световой партитуре, которую сочинил Алексей Тарасов) конструкция перестает быть похожей на свалку металлолома — ее можно принять то за пространство рыбацкой таверны, то за причал, то за старый корабль.

А. Лебедь (Жена Мэннерса), А. Слынько (Ассоль).
Фото — архив театра.

Смешно и трогательно авторы постановки решили изобразить море: видеокадры водной стихии проецируются на экран, висящий в глубине сценического пространства. Экран слишком мал — прилеплен к заднику, как копеечная марка к конверту: возникает ощущение, что море мы видим в условной форточке. Эта ассоциация усиливается, когда замечаешь, как, вытянув шею, вдруг бросает взгляд на видеоморе из низины оркестровой ямы дирижер Михаил Голиков. Оркестр «Таврический» под его управлением справляется с мелодичным, полным нюансов сочинением Дунаевского довольно лихо: музыканты играют мюзикл-притчу одинаково бодро и очень громко. С первых железобетонных нот становится ясно, что все в этой истории закончится ликующе-благополучно.

Для труппы петербургского ТЮЗа «Алые паруса» — работа «на вырост»: все стараются в поте лица, но об истинной красоте вокальных номеров (их в мюзикле больше 30) можно пока только догадываться. Лучше всего артистам удаются хоровые сцены. У солистов же (за исключением звонкоголосой и чуткой Таины Пеховской, играющей Ассоль в детстве) не всегда хватает дыхания, чтобы осилить характерную для музыки Максима Дунаевского раскатистость и напевность. Почти никто не умеет петь в движении, хотя щадящая и лаконичная хореография Антона Дорофеева заставляет активно двигаться только артистов кордебалета — одетые в одинаковые сероватые комбинезоны, они всегда держатся стайкой и, извиваясь всем телом, изображают неспокойных Духов моря.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Заметно, что почти всем вокалистам намного легче и удобнее не пропевать особенно сложные фразы в ариях, а шептать их трагическим шепотом или истерически скандировать. Эти надрывные речитативы заставляют вспомнить Кэтрин Гомперт, страдающую депрессией героиню романа Дэвида Уоллеса «Бесконечная шутка», объясняющую про один из этапов своей душевной боли: «Все становится ужасным <…> И звуки все резкие, колючие и резкие, как будто у каждого звука вдруг выросли зубы».

Труппа петербургского ТЮЗа — далеко не первая, взявшая в репертуар «Алые паруса» Максима Дунаевского. Этот мюзикл, который композитор, как он сам не раз признавался, написал в счастливом упоении за три дня и три ночи в 2010 году, ставили в театрах России (от Иваново до Новосибирска) больше 20 раз. Практически всюду он становился репертуарным хитом. Одну из самых заметных постановок — проект московской компании «Русский мюзикл» (режиссер Дмитрий Белов, музыкальный руководитель Евгений Загот, сценограф Глеб Фильштинский, хореограф Елена Богданович) — дважды привозили на гастроли в Петербург, в 2014 и 2015 годах. Теперь в городе на Неве появилась своя версия мюзикла Дунаевского про сумасшедшую девушку Ассоль и добросердечного капитана Грея.

В именном указателе:

• 

Комментарии (1)

  1. Елена Горфункель

    С автором можно согласиться частично, потому что в истории ТЮЗа и «Алых парусов» есть более основательные причины для разочарования. Дело не в том, что Духи моря ползают и извиваются не так, и не в том, что разобраться в сценографии непросто (как раз тут есть ясность – маяк, нос корабля, полоса суши), и не в том, что море на экране не развернуто до полной ширины тюзовской сцены. Жанр, как он представлен в музыке Максима Дунаевского и режиссуре Сусанны Цирюк, совершенно устарел. Как его ни взбадривай, все равно «прошедшее время». В фабуле этих «Алых парусов» есть все-таки некоторая перспектива, но она смята задачей «хеппи энда». Капитан Грей (Кузьма Стомаченко) здесь не идеальный принц неизвестно из каких морей, а земной человек, сильно уставший он реалий морской жизни. Видел он на своем пути лишь береговых «фей», поэтому бордель или увеселительное заведение ему привычно. А увидев в нем Ассоль (Анастасия Казакова), он, истрепанный бурями и мелкими чувствами, он вдруг переродился. Разве это не великий русский сюжет – падшая женщина и спаситель? Не гриновская сказка, а алтарь для принесения в жертву невинной. Правда, авторы спектакля драмы боятся и всячески ее совершенно напрасно избегают. За упрощение и излишний, запрограмированный оптимизм музыкального материала приходится платить нестыковками, неверными деталями, случайностями, которые «хороший вкус» коробят.
    Есть и еще один поворот, так же обойденный в «Алых парусах» ТЮЗа. Это не любовь-спасение, а просто любовь – Меннерса-младшего к Ассоль. Ведь это сыграно и сыграно очень убедительно (Федор Федотов). Эта любовь – хорошая антитеза романтизму гриновской повести, тем более, что Ассоль этого спектакля видит в Меннерсе друга, искренне симпатизирует ему, считает своим защитником с детства. Почему она кидается от венца с Меннерсом в объятия самозванца Грея (он же не тот, о ком она мечтала, мы-то это понимаем)? Тоже драма – заблуждение, почти сумасшествие, не рассеянное авторами спектакля. Отказаться от привычно-банального, от корабля с алыми парусами (больше красных «тряпочек» для него как раз хватает) – рискованно; переконструировать историю в современную – тоже риск. Автором адаптации из простого в сложное, переводчиком с языка Александра Грина на язык нового театра мог бы стать Эгль-странник в исполнении Бориса Ивушина. Но ему не дают развернуть эту роль. Вот так и попадаем в среднеарифметический мюзикл не первой свежести.
    А маленькая Ассоль в сложной музыкальной партии (Таина Пеховская) – очень мила, обаятельна, артистична.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога