Петербургский театральный журнал
16+

5 октября 2018

МОЛОДОЙ — ЭТО…

С 15 по 22 сентября в Петрозаводске проходил фестиваль «Лифт. Карелия. Молодой театр».

Постановки драматические и кукольные, танцевальные и перформативные, мастер-классы, семинары, обсуждения и карельский колорит… Фестиваль позиционировал себя как фестиваль молодого театра. Соответственно, особое внимание уделялось возрасту участников, что совсем не гарантировало актуальности звучания.

Премию за лучший спектакль получил «Сад» Александра Янушкевича (Театр кукол РК) по «Вишневому саду» Чехова. Постановка действительно была одной из самых цельных на этом фестивале, но можно ли ее назвать «молодым театром»? И что означает это понятие? Попытаемся найти ответ.

«Сказка о попе и работнике его Балде». Национальный театр республики Карелия.
Фото — Ю. Утышева.

Неофициально фестиваль открывал спектакль Национального театра РК «Сказка о попе и работнике его Балде». Спектакль для юной аудитории делает попытку адаптировать сказку Пушкина к запросам современного зрителя. Но сказка — наименее интересная часть спектакля. Больший интерес вызывает форма, придуманная режиссером Вячеславом Поляковым: персонажи-подростки с обязательными гаджетами в руках проходят некий квест по Пушкину, в темноте пробираясь на сцену, где уже сидят зрители. Они бегают по залу, играют на подручных предметах, веселятся, читают стихи Пушкина как рэп и вообще делают все возможное, чтобы оживить текст сказки. Но возникает одно сильное препятствие: сами они далеко не живые люди — это подростки глазами взрослого человека, слегка утрированные и карикатурные. Может ли эта молодежь найти путь к реальной подростковой публике, на которую направлен спектакль, — большой вопрос. Тем не менее молодые актеры Национального театра Карелии действительно «зажгли» своей энергией и премию за лучший ансамбль получили вполне заслуженно.

Лучшим режиссером был назван Петр Чижов. Его «Антарктида» так понравилась публике, жюри и руководству фестиваля, что из внеконкурсной программы перешла в конкурсную. Спектакль был уже неоднократно отмечен премиями в Петербурге и на фестивалях и описан в ПТЖ.

«Синдром Питера Пэна». театр «ЦЕХЪ».
Фото — Ю. Утышева.

Не отмеченным жюри остался другой спектакль из Петербурга: «Синдром Питера Пэна» режиссера Александры Мамкаевой (театр ЦЕХЪ). Замаскированный под интерактивную лекцию, он рассказывает довольно простую историю о всем известной девушке Венди Дарлинг, попавшей в замкнутый круг — по причине одних и тех же грабель, встречающихся на ее жизненном пути. Ее злой, но обаятельный гений под не менее известным именем Питер Пэн уже не в первый раз увлекает ее в сумбурный, неряшливый, некомфортный, но такой интересный и каждый раз по новому захватывающий мир. Взрослая и уверенная в себе Венди бросается в этот омут очертя голову, забывая, что героиня она далеко не сказочная, а из плоти и крови, и исход этой, ей же самой придуманной сказки, всегда один и тот же — ее взросление. И сколько еще будет этого предполагаемого взросления в ее жизни — остается только гадать. Спектакль, захватывающий бурной энергией молодых актеров, разносящих в щепки декорации, выкрикивающих и вытанцовывающих манифест молодости и обманывающих зрителя едва уловимыми фокусами и подсадными персонажами, получился, пожалуй, самым ярким и молодежным на этом фестивале. И пусть взрослое жюри петербургских и московских критиков совсем его не оценило, а на обсуждении даже прозвучали упреки в искажении классики, но местная молодежь была в восторге.

Один из вопросов к этому этого фестивалю вызывал состав жюри. Странно, что судить молодой театр позвали довольно зрелых критиков. И хотя приглашены были разные по вкусам и взглядам люди, мнения о спектаклях высказывались на удивление единодушные. Так, спектакль Мирнинского театра «Легкие» по пьесе Дункана МакМиллана, поставленный режиссером Ярославом Рахманиным, был отмечен студентами-театроведами, присутствовавшими на фестивале, но напрочь отвергнут взрослыми критиками.

В спектакле речь идет о молодой семейной паре, вставшей перед выбором рождения ребенка в современном перенаселенном семимиллиардном мире. На фоне экологических проблем и нехватки ресурсов разворачивается простая история: в резко меняющемся мире с его растущей коллективной сознательностью потребления пара планирует семью и превращает свой дом в безопасный остров. В финале его и все, что с ним связано, пытается сжечь героиня, обливая сцену бензином. Сквозь кажущуюся статику внешнего рисунка актриса Елена Сафронова передает порывистость и нестабильность героини. Проблемы пьесы, близкие молодым людям, были абсолютно не поняты жюри, которое высказалось о демографической ситуации в Якутии и в стране в целом, а удивления столичных критиков по поводу наличия театра «уровня Москвы и Петербурга» в городе Мирном и вовсе оставим без комментария («ПТЖ» писал и о мирнинской «Женитьбе», и о театре в целом, и о документальных проектах в нем). Возможно, против мог настроить случай, произошедший на спектакле: в канистру с условным бензином случайно добавили ароматизатора, чуть больше необходимого, из за чего запах моментально распространился по залу. Но этот момент настоящего запаха в стерильных театральных условиях был настолько ошеломляющим и настолько соответствующим содержанию, что остается благодарить случай за то, что удалось оказаться именно на этом спектакле.

«Легкие». Мирнинский театр.
Фото — Ю. Утышева.

Еще одним «молодым» спектаклем можно назвать «Пираньи. Дневник 12 летнего » режиссера Максима Соколова в Архангельском молодежном театре. Поставлен он по настоящему дневнику двенадцатилетнего мальчика, но переработанному мамой. От этого — гладкость и литературность языка, не свойственная подростковому возрасту. От этого же и сглаженность ситуаций. К спектаклю осталось много вопросов, связанных с тем, что при явном наличии маркеров современности на сцену выведены далеко не современные подростки. Скорее, это попытка вспомнить, какими подростками были мы сами. Именно поэтому персонажи становятся такими близкими зрителю — как герои любимых в детстве фильмов, когда даже злодеи не вызывают неприязни. При всей типичности образов и ситуаций было интересно смотреть этот спектакль и следить за сюжетными поворотами. Илья Галущенко в роли завуча Инны Васильевны по прозвищу БИФ был отмечен жюри: в спектакле он предстал лысым, с длинной козлиной бородкой и в юбке — как нечто среднее между учительницей и Карабасом-Барабасом.

Отвечая на вопрос, что же такое молодой театр — это, прежде всего, нескучный театр, открытый к эксперименту, театр проб и ошибок бесстрашных и безоглядных. Но бывает ли хороший театр без этого? Может, не стоит следовать примеру Венди Дарлинг и делить театр на молодой и зрелый?.. Во всяком случае спасибо фестивалю «Лифт. Карелия. Молодой театр» хотя бы за то, что открыл для нас Мирнинский театр. Наверное, именно для этого и нужны фестивали.

Комментарии (3)

  1. Алексей Пасуев

    Отвечу от лица “зрелого жюри”. Мирнинский театр таки облил сцену настоящим бензином (пусть и смешанным с водой) – они сами в этом признались перед обсуждением. А театр ЦЕХЪ так изрисовал краской из баллончика малую сцену Национального театра РК, что её пришлось перекрашивать. Воля ваша – но на мой сугубо консервативный взгляд это говорит не о раздвижении границ театральной эстетики, а о выходе за границы элементарной этики

  2. Надежда Таршис

    Из пяти человек жюри “старших” было двое, и двоим было до тридцати. “Молодой театр”, на мой взгляд, это не селфи юного зрителя со сцены. Молодые артисты в “Балде” именно что дают образ поколения с гаджетами. Подростки прекрасно понимают, что перед ними их старшие братья. Игра в “квест” преодолевает себя, и здорово, что зрители входят в резонанс с поэзией театра и стихией творчества; Пушкин тут не пустой звук. Молодой театр по существу – это “Сад” в постановке Янушкевича, революционно развернувший и труппу и чеховскую пьесу в эпическое масочное действо, с яркими гранями комизма и ужаса: новый виток давних прозрений Мейерхольда. На этом фестивале были разные грани “молодого театра”. Много было отличных актерских работ у молодых артистов. Лицо молодого поколения, его новый психологический строй обнаруживали себя, скорее, не в конкретных отдельных опусах, а отдельными и, естественно, очень разными проявлениями (на фестивале было показано два десятка спектаклей). Конечно, я тоже поморщилась от критерия “столичного спектакля”. Но у меня, аксакала, вопрос к автору статьи об этом фестивале: а что ж так и не нашли сами формулировку для диплома “Лёгким”? Обсуждение спектакля, кстати, было очень интересным. Жюри проиграло зрителям-болельщикам. Мы говорили об избитых ходах и нестыковках в художественном смысле, они – о том самом попадании в их эмоциональный строй. Бензин – это сильно. Кстати, хорошие актёры Мирнинского театра справились бы и без него. Но куда без художественных критериев?

  3. Наталья Жемгулене

    Фото Юлии Утышевой (все фотографии, использованные в статье были сделаны во время фестиваля “Лифт. Карелия. Молодой театр”, поэтому они не “из архива театр”).

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога