Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

21 сентября 2015

МИШКА УЛЕТАЕТ В КОСМОС

Бесперебойно работающий «Центр подготовки к полетам», три спектакля в день и премьера документального фильма: Упсала-цирк провел VIII фестиваль «Летающие дети», посвященный космосу.

В рассказе о фестивале дважды возникнет образ Мишки, сыгранный очень разными актерами: маленьким и большим, русским и иностранцем, «особым» ребенком и здоровым взрослым мужиком. Расстояние между ними — непреодолимое, космическое. Но на фестивале они оказались в одной системе: оба — звезды цирка, оба исполняют сложный трюк.

О тех, кто сокращает дистанцию между особыми и обычными, и пойдет речь.

Мишка делает сальто-мортале

Начать лучше всего с предыстории. Создатель Упсала-цирка Лариса Афанасьева мечтала поставить спектакль по картине Войцеховского «Племянник», на которой были девочка с медвежонком. На главную роль актера не было. И однажды в Упсала-цирк пришел Антон Селиванов. Лариса Афанасьева тут же утвердила его на главную роль несмотря на то, что у него синдром Дауна (подробнее о спектакле здесь).

Гастроли по всей России и Европе, залы на 600 мест, автограф-сессии — мало кто из профессиональных актеров может похвастаться таким успехом, как Антон. Он же стал одним из главных героев документального фильма режиссера Аси Копичниковой «Я — пакитан!», который впервые показали на фестивале «Летающие дети».

Съемки шли в течение четырех лет. Получилось три истории о том, как живут люди с 47-й хромосомой. Русский Антон, немец Хаген, итальянец Марио. Их мамы рассказывают о том, как сыновья пришли на эту планету и как ищут свое место в жизни. Разные страны, но проблема одна и та же: особым людям сложно найти работу, к тому же окружающие часто воспринимают их неадекватно.

Этот фильм — о тех, кто с помощью театра и цирка раскрывает способности «особых» людей. И здоровые воспринимают их уже не как инвалидов, а как личности, которые смогли преодолеть самих себя. Например, Антон за время съемок фильма научился делать сальто-мортале и крутит его каждый спектакль!

«Эффект пинг-понгового шарика».
Фото — В. Вострухин.

В Упсала-цирке уже несколько лет работает группа «Особый ребенок», где занимаются такие же «солнечные дети», как Антон. Сейчас они показывают спектакль «Бонифаций»: умеют вставать в живые пирамиды, балансировать на стульях, скакать на скакалке и главное — быть абсолютно естественными и подыгрывать Никите Селиванову из старшей группы Упсала-цирка, помогающему им на сцене.

На фестивале был еще один очень важный спектакль — «Игру за хвост» театра «Пиано» при Нижегородской школе-интернате для глухих детей под руководством Владимира Чикишева. Актеры-дети не слышат музыки и аплодисментов, но показывают свои пантомимы точно в такт музыке, чувствуя ритм. В новом спектакле они прямо на сцене включали зрителей в игру. Сначала вы повторяете пантомимические сценки за ними, а потом уже вступаете в диалог и понимаете друг друга с полужеста.

Но что будет, когда эти непосредственные, органичные на сцене артисты вырастут? Этот вопрос задают себе их мамы, задают себе Лариса Афанасьева и Владимир Чикишев, придумывая новые программы по интеграции.

Хулиганы в деле

Дети растут быстро: уже закончили общеобразовательную школу старшие группы Упсала-цирка и их коллеги и друзья Circus Helsinki, приехавшие на фестиваль. Скоро они выйдут в большую взрослую жизнь, а пока показывают «выпускные» спектакли. Circus Helsinki привез спектакль «Сажа». Где-то среди разбросанных полиэтиленовых пакетов, будто бы на задворках, живет компания — или банда? — подростков. Драматургия спектакля строится на том, что кто-то постоянно остается в стороне от происходящего. Героиней оказывается девушка, которая безучастно сидит на стуле почти весь спектакль. Ее переносят с место на место, используют в качестве подпорки в живых пирамидах. А в финале она неожиданно заберется на корд-де-парель и исполнит несколько опасных обрывов, завоевав этим доверие банды. Тут любое цирковое умение оказывается характеристикой персонажа, вплоть до отношения к реквизиту (например, один из парней не отпускает свою «сигару» для жонглирования ногами и постоянно с ней разговаривает). Словом, это то, что называют «новый цирк».

Упсала-цирк сыграл премьеру этого лета: «Эффект пинг-понгового шарика». Это — современный цирк, где цирковые артисты работают в паре с диджеями. Музыка возникает из звуков движущегося пинг-понгового шарика, и создает ее в реальном времени композитор Дмитрий Максимачев. Старшая группа вместе с ним играет с законами физики, делая вид, что нарушает их. Гимнастка ходит по потолку без усилий, мячик парит в воздухе и не падает, это не говоря уже об открытии воображаемых миров, создаваемых с помощью точных жестов и звуков.

Еще вчера старшая группа неуверенно делала двойные сальто-мортале и жоглировала тремя мячиками. Сейчас они жонглируют пятью, осваивают колесо Сира и главное — умеют качать зал. А добившись этого, говорят на взрослые темы. Поэтому про «Эффект пинг-понгового шарика» еще не раз напишут подробные статьи.

Хулиганы, которые выросли

На фестиваль «Летающие дети» издавна привозят лучшие взрослые цирки. В этом году пример подавали «Антикварный цирк» из Москвы и «Race horse company» из Хельсинки.

«Кабаре».
Фото — В. Вострухин.

Артистов «Антикварного цирка» знают по спектаклям «360 градусов» и «Лев зимой» Центра им. Мейерхольда. Пожалуй, это единственный цирк, который можно назвать «новым». Они иронически переосмысляют каждый цирковой номер в представлении «Кабаре». К примеру, чечетку бьют лежа вверх ногами, на чемодане, которым еще и жонглируют одновременно. Гимнастка держит чашку ногой и отпивает глоток из нее. В акробатическом дуэте мужчина обычно поддерживает более легкую партнершу и выступает в качестве опоры, а здесь — наоборот. Фокусник, акробат на колесе Сира, жонглер, пилон — все цирковые жанры собраны в их спектакле.

Финны «Race horse company» кардинально отличаются от изысканного «Антикварного цирка»: выброс адреналина хлеще, чем на футболе. Это что-то среднее между экстремальными видами спорта и IDM-сетом. Они работают сложные, а значит опасные номера. Правда, из-за маленьких размеров шатра Упсала-цирка они смогли привезти лишь несколько: батутов, пилон, русскую палку, качели.

«Race horse company».
Фото — В. Вострухин.

Мишка улетает в космос

Хитом спектакля «Race horse company» стала человеческая катапульта. На нее взгромоздили упирающегося актера в костюме Мишки со стройным телом и большой головой. Лампочки вдоль катапульты включились, как на взлетной полосе, и после крика «Поехали!» Мишка взлетел под купол, едва не пробив его насквозь.

Неожиданное объединение в одном образе Олимпийского Мишки и Гагарина, конечно, вызвало приступ хохота у зрителей. Но кроме комического эффекта этот номер вскрывает суть советской мифологии, в которой из обычных людей и даже мишек делали новых богов.

Две роли Мишки, два разных актера, но оба преодолели страх смерти, страх падения и даже научились летать.

И это самое важное в том, что делает Упсала-цирк, — плюет на условности и дает детям свободу стать крутыми артистами не хуже взрослых. Его спектакли не только выдерживают любую критику, но и оказываются настоящими открытиями. А чтобы так продолжалось, они дружат с самыми интересными цирками и объединяются с ними на фестивале «Летающие дети».

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога