Петербургский театральный журнал
16+

5 мая 2015

ЛЮДИ, КУКЛЫ, МАСКИ И ШАПКИ

XII Всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин» в Санкт-Петербурге

«Арлекин» считается аналогом «Золотой Маски» для детских спектаклей, и так же, как ЗМ, этот фестиваль все больше расширяется, обрастая специальными и внеконкурсными программами, которые проходят параллельно конкурсной и привлекают не меньше внимания. Своеобразный «Арлекин плюс», который поддерживает направления, очень важные для развития современного театра, но пока еще только набирающие силу в России. Продолжающийся проект «Театр равных возможностей» представляет достижения отечественных и зарубежных профессионалов в области театротерапии (в частности, была показана поэтичная и философская «Колыбельная ветра» международного проекта «Театр без границ» (Россия — Швейцария)). Программа «Бэби-сцена» обращена, как можно догадаться, к начинающим зрителям, возраст которых 0+. Несмотря на то что это довольно новое для нашего театра явление, «Арлекин» смог найти и отобрать для показа шесть спектаклей из Москвы, Тюмени, Красноярска и Великого Новгорода. Во внеконкурсной программе было показано десять спектаклей, а в конкурсной — шесть, из них два петербургских — «Далеко-далеко» Анны Ивановой-Брашинской в БТК и «Когда я снова стану маленьким» Евгения Ибрагимова в БДТ. Лучшим спектаклем, получившим Национальную премию «Арлекин», довольно ожидаемо была признана работа Ибрагимова, недавно выигравшая и три «Золотых Маски» (номинации театра кукол).

«Когда я снова стану маленьким».
Фото — архив фестиваля.

Многие иногородние спектакли, в основном, тоже знакомы нашим читателям. «Удивительное путешествие кролика Эдварда» оказался, как ни странно, первым детским спектаклем МХТ, который увидели петербургские зрители. История, которую выбрал для постановки Глеб Черепанов, так и просится на сцену — но, кажется, что на очень камерную (ведь автор повести Кейт ДиКамилло повествует о сложном внутреннем процессе — рождении любящей души в фарфоровой игрушке). Режиссер сделал спектакль широкоформатным, но, выстраивая полное визуальных сюрпризов зрелище, он не забывает о грустной, даже щемящей ноте, которая звучит камертоном, несмотря на юмор и изобразительную щедрость. Кстати сказать, в рамках «Арлекина» прошла весьма интересная и полезная встреча с переводчиком «Кролика Эдварда» (и множества других детских и недетских книг и пьес) Ольгой Варшавер. Она пыталась привлечь внимание театральных деятелей к огромному пласту современной зарубежной литературы для детей, давала ценные советы — как ориентироваться в этом безграничном океане, называла имена авторов и заглавия книг, подходящих для ТЮЗов. В частности, у той же ДиКамилло есть много текстов, помимо «Кролика», которого, увы, в ближайшее время никому поставить не удастся, потому что права на книгу приобретены компанией Уолта Диснея. Жаль, что режиссеров и завлитов, кому эта информация требуется буквально как воздух, на встрече с Ольгой Александровной было не так много. Значит, за известные пределы от «Красной Шапочки» и до «Золушки» выходить неохота, да и лень…

«Пиноккио».
Фото — архив фестиваля.

Еще два спектакля из конкурсной программы уже участвовали в российских и международных фестивалях, о них писали: лирическая клоунада по сказкам С. Козлова «Лететь…» Томского ТЮЗа имела успех на прошлогоднем «Сибирском коте», а кукольный «Пиноккио» — на «Петрушке Великом».

В совместном итальянско-российском проекте Екатеринбургского театра кукол и Zaches Teatro (Флоренция) «Пиноккио» царит непривычное для театра детской радости настроение. Не мажорное! Юмора здесь хоть отбавляй, но это веселье площадных подмостков — жестковатое, даже грубоватое. Для итальянского режиссера Луаны Граменья балаганные корни театра — не фикция, приемы комедии дель арте — не история, а вполне живые профессиональные умения, которые она передала уральским артистам. На пустой сцене действуют актеры в причудливых, как будто старинных масках (великолепная работа художника Франческо Дживоне), и выразительность картинки обеспечивается постоянной сменой этих масок и, конечно, пластикой. Артисты прекрасно двигаются, изящно намекая на кукольность своих персонажей; мгновенно меняя личины, успевают перескочить с велосипеда на самокат, а с самоката — на нечто движущееся, вроде спрятанного под попону стула на колесиках (так перемещаются по сцене четыре Черных Кролика). Главная роль принадлежит Фее с лазоревыми волосами (Татьяна Жвакина в маске девочки-куклы неутомимо руководит всем сценическим действием), а заглавная — легкомысленному Пиноккио (в пластическом рисунке легкой, динамичной Анастасии Овсянниковой угадывается знаменитый дельартовский Арлекин, что должно было особенно порадовать просвещенных зрителей на фестивале его имени!).

«Лететь».
Фото — архив фестиваля.

«Лететь…», как и мхатовский «Кролик», — попытка сделать масштабное зрелище из тихой камерной истории, и тоже удавшаяся. В обзоре XXI «Арлекина» Владимир Спешков писал, что есть «два способа диалога с сегодняшним юным зрителем: завораживающая феерия большой сцены и разговор глаза в глаза в камерном пространстве». Петербургский режиссер Екатерина Максимова в соавторстве с художником Сергеем Лавором придумала, как соединить два этих способа. Главные герои — Ежик (Дарья Ротенберг), Медвежонок (Владимир Хворонов) и Заяц (Михаил Перевалов) — общаются друг с другом и со зрителем без всякого нажима и «плюсования», говорят естественными голосами. Эти персонажи — не звери, а, скорее, дети, которые играют в зверей из любимой книжки или мультика. Узнать их можно по цвету костюма и шапкам (например, берет с «пупырками»-иголками у девочки-Ежика). Они кажутся маленькими на фоне огромной белой кровати, укутанной пышным одеялом, как снежным покровом. А позади кровати — окно-экран во весь задник, где возникают завораживающей красоты картины. Заснеженный лес — это спящий волк, летящая в космосе планета Земля — это одна из звезд, которые надо протереть шваброй, чтобы поярче сияли, солнце — это золотой самовар… Трио молодых актеров существует необыкновенно слаженно, ребята увлеченно вспоминают первый курс и действия с воображаемым предметом, бодро кувыркаются и бегают, воодушевленно лепят из подушек снеговика, а потом кидаются подушками друг в друга и в зрителей. Игровое начало театра для детей — в действии! Но общая интонация — опять-таки не задорная и не «тюзовская». В спектакле есть неназидательная мудрость и грустная нежность сказок Козлова.

«Как Эква-Пырись на охоту ходил.
Фото — архив фестиваля.

Шестой конкурсный спектакль («Как Эква-Пырись на охоту ходил» Няганского детского театра) также сделан петербургской постановочной командой. Александр Савчук, известный своими опытами инсценизации текстов, изначально для сцены вовсе не предназначавшихся, поставил спектакль по мотивам сказок и эпических преданий народа манси о мальчике Эква-Пырисе, становящемся охотником и богатырем. Как известно, в Петербурге, в своем театре «Lusores» Савчук ставил эпос о Гильгамеше, а для сибирских детей он сделал «игру в эпос» — исконный жанр детского театра, всегда любившего обращаться к двум своим главным источникам — фольклору и игре.

Четверо артистов в красивых костюмах, стилизованных под национальные, ритмично, размеренно, без суеты ведут действие. Эква-Пырись (Андрей Ушаков) не покидает пределов белого круга-арены, но на наших глазах совершает длинное путешествие из детства в молодость, от ребячьей бравады к мужской храбрости и мужеству. На пути он встречает сказочных противников — двух Менквов (пятиголового и семиголового), Лягушку, Не имеющую Печени и Сердца, вождя Усынг-отар-Ойку… Актеры Геннадий Курчак и Юрий Хмызенко вместо масок меняют шапки, вернее, хитроумные головные уборы, сделанные художником по костюмам Максимом Чернецовым, благодаря которым многочисленные персонажи становятся похожими на мультипликационных героев, хорошо знакомых современным детям (то ли «Энгри Бердс», то ли Майк из «Корпорации монстров»…). Язык спектакля — условен и универсален. Актерская ирония оживляет несколько монотонный ход предсказуемых побед Эква-Пырися (особенно забавен заливисто хохочущий Золотой Окунь у Ю. Хмызенко и птичье семейство Товлынг-Карс у Г. Курчака). Спектакль производит впечатление обаятельной, чисто сделанной, но несколько одномерной работы.

Таким был XII фестиваль «Арлекин», из года в год собирающий все лучшее, что делается в российском театре для детей.

Итоги фестиваля можно увидеть здесь.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога