Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

22 января 2013

КЕДЫ СОВРЕМЕННОГО ГЕРОЯ

Л. Стрижак, «Кеды».
Театр «Практика» (Москва).
Режиссер Руслан Маликов, сценография Екатерины Джагаровой.

Пьеса молодого питерского драматурга Любови Стрижак, побывавшая в читке на всех знаковых фестивалях новой драмы, но получившая при этом приговор от писателя и журналиста Бориса Минаева («Октябрь», 2013, № 1), что, мол, удел ее — подвалы, в подвале и осела. «Кеды» в «Практике» поставил Руслан Маликов.

Поставил просто, ровно, хотя и не без затей. Но и не без идей тоже — ничуть не вмешиваясь в пресный (сколь ни перчил бы его крепким словцом автор) текст, Маликов предпочел выдать свое, режиссерское, поколенческое видение ситуации. И вот «для тех, кому за 30» там и сям разбросаны приветы, которые передает, не ведая того, представитель генерации двадцатилетних Гриша (Данила Шевченко). Вот сожитель матери привозит ему красную бейсболку, и это — эстафетная кепочка от Холдена Колфилда из «Над пропастью во ржи». И той же кепкой он позже помахал Ивану Мирошникову из шахназаровского «Курьера».

У Гриши, главного героя, работы нет, денег нет, желаний особых тоже нет. Он идет за кедами, попутно заняв на это денег. Формальный повод заставить себя хоть что-то в этой жизни делать, куда-то двигаться. Хотелось бы заглавием про эту одиссею сделать реминисцентное «За кедами» — но юмора тут тоже нет. Как и собственно одиссеи — нет для нее событий.

Эту бессодержательную жизнь в спектакле «расцвечивают» видеоэффектами — съемкой движения по трассе, крупным планом вращающегося велосипедного колеса, кляксами, таким трейнспоттингом (и Денни Бойлу с его «На игле» тоже привет). При этом полупрозрачный экран разделяет сцену вдоль (а больше на ней ничего, не считая установленных по бокам зеркал, и нет), и актеры то и дело попадают в кадр или оказываются за кадром. А порой и вовсе возникает эффект «прямого эфира»: подсвеченная мембрана работает как телевизор, и зритель словно наблюдает съемку скрытой камерой из служебного кабинета, частной квартиры или ночного клуба. Это отчасти любопытно, но занимает не больше, чем любая телепередача подобного рода — так и тянет переключить канал. И таково, к слову, общее впечатление, которое оставляют «Кеды», — словно в комнате для фона работает приглушенный телевизор, отвлекает тебя ровно на минуту-другую, но там, на экране, ничего не цепляет взгляд, и ты спокойно возвращается к своим делам и мыслям.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра «Практика».

И пусть красивые актеры красиво играют в красивом спектакле. Смотришь потому, что пришел, и забываешь, как только вышел, — судьба ни одного из персонажей не волнует больше чем на миг.

Отчасти причину этой пустоты приоткрывает и сам автор. Слова Стрижак приведены в программке: «Пьеса писалась на тему „герой“ для сборника „Ищу героя“». То есть внутреннего импульса, потребности рассказать что-то такое о своем поколении не было. Было формальное задание, столь же формально выполненное. «Зачтено», как скажут на семинаре по литмастерству. Но почему-то и зачитано. От «безрыбья»? Тут на ум приходит случай Дугласа Коупленда, которому так же формально поручили написать социологическую статью о современной ему молодежной субкультуре. Канадец подошел к заданию творчески — родился не просто теперь уже культовый роман «Поколение Икс», само поколение обрело и имя, и голос«.

В «Кедах» ни того, ни другого. Зато в попытке автора объяснить уже задним числом, в программке, смысл своего творения появляется третье — метафора о руках, которыми придется здесь и сейчас создавать новые ценности: «И очевидно, что одними из этих рук станут руки таких, как Гриша, Миша и Саша». Метафора превратилась в режиссерский прием: суетящаяся, мелко-мелко перебирающая руками, мать Гриши разбирает воображаемые сумки, сам Григорий при этом слушает музыку, расслабленно имитируя диджейские скретчи, его друг Миша (Данила Ариков) так же имитирует занятость на рабочем месте — барабанит по воздуху, будто по клавиатуре. А друг их Саша (Виталий Щанников) вообще ничего не делает — у него, судя по обрывкам фраз, влиятельная мама, потому он и ходит, преимущественно руки держа в карманах. Он, кстати, готовится стать отцом, но даже и здесь, что называется, палец о палец не ударил — ребенок у невесты от Гриши. С противоположным полом тут вообще отношения сложные — и с бывшей подругой, теперь Сашиной невестой, и с так и не ставшей даже приятельницей дочкой экс-начальника Гриша общается через систему установленных по краям сцены зеркал, что даже не понятно — себя ли рассматривает герой, или отражение так же любующегося напротив собеседника. Прическу ли поправляет, или пусть хотя бы так пытается прикоснуться к ближнему своему. Но прямого, физического контакта нет ни у кого ни с кем. Даже армрестлинг с бывшим уже боссом (Константин Гацалов) идет через разделяющий сцену экран. И по морде от него Гриша получает так же. И травку символически курят, сгибая и разгибая, как при заборе крови, руки.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра «Практика».

Руки как главный инструмент драматического актера — вообще отдельная тема в современной отечественной культуре. От кого пошел так называемый тренд, сейчас сказать трудно. Но вот в 2005 году Сергей Лобан снял драму «Пыль», где глухонемой герой «поет» цоевские «Перемены». Позже эту тему он всесторонне развил в «Шапито-шоу», а прием переняли студенты Школы-студии МХАТ в еще одной премьере этого сезона «Практики» — «Это тоже я», хором пропев все те же «Перемены». Руки как новое средство выразительности, и как не намек уже, призыв — ну делайте же, наконец, хоть что-нибудь!

И тут уже, возвращаясь к нашим «Кедам», напрашивается банальная сентенция про то, что Грише нужно всего лишь взять жизнь в свои руки. Но руки здесь предпочитают не марать. Вот друг его, к примеру, Миша: мечта у него не кеды, а гитара. И он ее купил — проявляется проекция шести струн, но играть не спешит. Даже трогать не позволяет. Да и зачем, когда весь смысл покупки — в покупке. Но более жесткую, в лоб, сатиру на общество потребления Маликов дает в сцене семейного обеда: собравшись за виртуальным столом, Гриша с матерью и ее сожитель поглаживают себе животы. Кто вяло и нехотя, кто энергично и жадно. Наблюдая, как «набивает свою утробу» Константин Гацалов (роли у него две, а вот в программке почему-то не заявлен) — он восседает во главе стола с обнаженным и мало, мягко говоря, привлекательным торсом, вспоминаешь про рукоблудствовавшего на площади Диогена Синопского: «Вот если б так живот погладить и насытиться», — говорил он.

Вот так и с «Кедами» — посмотреть-то можно, а смысл…

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (8)

  1. Екатерина Гороховская

    А есть спектакль “Кеды” Леши Забегина. Где о нем статья?

  2. Марина Дмитревская

    Спектакль Леши Забегина был представлен пока только как лабораторный эскиз (дважды: на прошлогоднем Володинском и на “последствиях Любимовки” в ONТеатра (и по лабораторному показу приглашен на Новую пьесу), но не состоялся еще как премьера Этюда и ОNТеатра. Когда сыграют премьеру — будет и рецензия, не сомневайтесь, дорогая Катя!

  3. Оксана Кушляева

    На самом деле, даже о показанном в “ON.театре” эскизе в блоге был текст Светы Щагиной. http://ptj.spb.ru/blog/doroga-kavtozaku/
    А на “Володинском” читку делал Саша Артемов

  4. Денис Кораблёв

    По примитивной пьесе может получиться только примитивный спектакль – и это в лучшем случае!

  5. Елена Строгалева

    "Практика" – не подвал, а театр с камерным залом. Это я к первому абзацу. хотя красиво, конечно.

  6. Алексей Зензинов

    тщаательнЕй надо :-)

  7. Елена Строгалева

    мы блюдем. и подтасовок не потерпим. звание подвала еще надо заслужить.

  8. Даниил

    На меня спектакль произвёл глубокое впечатление. Этот спектакль действительно современное искусство. Браво драматургу режиссеру и актерам. Прекрасная работа!
    Вы показали широкий пласт действительности, задали нужные вопросы. Кеды хочется обсуждать, а это чувство почти исчезло, на мой взгляд, в современной театральной Москве.
    Актерам веришь! Спасибо. И ещё раз браво!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога