Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

10 июня 2015

КАЖДЫЙ ОХОТНИК ЖЕЛАЕТ ЗНАТЬ…

Международный театральный фестиваль «Радуга» открылся роскошным театральным зрелищем — спектаклем «Не забывай меня» (компания Филиппа Жанти в сотрудничестве с Национальной сценой Невера и Ньевра).

Спектакль немолод. Он поставлен в 1992 году, а сейчас возобновлен с молодыми норвежскими артистами. Хореограф Мэри Андервуд создала странную, нежную танцевальную композицию, которая помещена в арктические пространства (дань национальной идентификации), но и на деле добавляет холода и бесприютности людям и ростовым куклам, которые мечутся среди этих нечеловеческих пространств, пытаясь найти друг друга. Музыка Рене Обри погружает то в тоску, то в какое-то полуэкстатическое состояние, то обдает вселенским холодом. Людей и кукол вообще-то жаль, потому что непонятно, как они оказались в этих снегах и что они тут делают. У каждого артиста есть кукольный двойник, они настолько похожи, что, во-первых, не сразу различаешь, кто есть кто, а во-вторых, подмены происходят так искусно, что становится страшновато. Вроде бы девушка в объятиях живого партнера, и тут же обнаруживается, что это кукла, и ее руки беспомощно падают вдоль живого тела, требующего тепла и ласки. Появляются какие-то шары, из которых выпрастываются головы, лапы, и шары начинают жить своей собственной жизнью. Из снегов является замечательная тантамареска в виде обезьяны, которая несет на плечах девушку, а на самом деле все наоборот. Откуда в арктических льдах обезьяна, да и не одна, разгадывать не хотелось. Пусть себе бегают. Линии танца были текучими, один микросюжет незаметно переходил в другой, и бесконечное кружение и повторяемость пластических построений придавали всему происходящему какую-то инопланетность.

Спектакль этот задал фестивалю очень высокую художественную планку, и ее не все смогли поддержать. Хотя довольно быстро стало понятно, что никакого соревнования нет и быть не может. Одним словом — радуга. Один цвет, другой, третий… Я чувствовала себя тем самым охотником, который желает знать… Потому что театра, пригодного для подростков и юношества, в России немного. Он прячется, как фазан в лесной чаще. Приходится рыскать по всей России, чтобы его углядеть. Поэтому свой отбор на этом фестивале я производила по собственному счету. Жанти — да! Его можно показывать всем, и каждый найдет в спектакле что-то свое.

Литва, Вильнюсский городской театр / ОКТ, спектакль «Юлий Цезарь», Реж. — А. Арейма. Фото — архив фестиваля

Отлично придуманный и сыгранный «Юлий Цезарь» Вильнюсского городского театра в постановке Артураса Ареймы к моим поискам отношение имел странное. Видно, что ставил его молодой, раздраженный действительностью режиссер, сам еще похожий на угрюмого подростка. Не историческая трагедия, а сатира, к финалу переходящая в пародию. Шестеро молодых артистов сыграли за час с небольшим Вильяма нашего, нисколько не заморачиваясь безднами шекспировского сюжета, а вытаскивая из него то, что им самим кажется важным в этой истории. Цезарь не уверен в себе и слаб. Он обречен на смерть. Все остальные не очень-то понимают, что они затеяли. У всех — пубертатное сознание. Да еще все почему-то геи. Может, это документальный театр? Черт-те что затеяли, к чему все это придет — ежу понятно, в финале музыкант, которого все гоняли, объявил, что он будущий первый император, и начал излагать свои планы по преобразованию Литвы в великую державу. Шестеро молодых артистов играют нелепых беспомощных политиков в кургузых пиджачишках. Такое «Нате!», брошенное взрослому миру. Но все-таки взрослому, лет, как мне кажется, с тридцати. До этого возраста политика мало интересует. Своих проблем хватает.

Польская Дорота Масловска с «Двумя румынами» разочаровала (Театр Studio, Варшава). Оказалось, что «наши — лучше». Режиссер Агнешка Глинска решила пьесу, как веселый квест. Все попутчики двух румын травестийно преображены. Но если мужчины почти всегда умеют подметить в женщинах что-то забавное, то у женщин с приклеенными усами и сиплыми голосами все становится похоже на самодеятельность, в которой вечная нехватка мужского пола. Правда, история получилась очень молодая, хоть и слегка глуповатая. И не очень понятно, что все-таки произошло с Джиной, отчего она вдруг взяла и повесилась.

Филигранное выступление крошечной японской труппы, состоящей всего из двух артистов и режиссера Хирояки Ямагути, вызвало всеобщее умиление. Бедность и в то же время изящество сценографии, точность и лаконизм актерской игры, старательность режиссера, вкусившего русский театр в магистратуре у Валерия Фокина, — все это вызвало уважение. Но проблемы двух молодых супругов, пытавшихся разрешить непосильную задачу — оставаться ли вместе в воскресенье или лучше уходить из дома, пока супруг отдыхает от рабочей недели, — вызвали только интерес к чужой непонятной японской жизни. К японской пьесе присоединили чеховского «Медведя», поскольку в основе те же непростые проблемы — стреляться или выходить замуж?

«Высоцкий. REQUIEM» Большого театра кукол в постановке Руслана Кудашова я предвкушала. Потому что в 2012 году видела первый спектакль будущей трилогии — «Башлачев. Человек поющий», который был сыгран с такой молодой энергией и с таким пафосом лирического высказывания, что запомнился, наверное, навсегда. В «Высоцком» вроде бы все осталось. И молодая энергия, и пафос. Только пафос перехлестывал. Нам все время с неимоверной горячностью объясняли, что Высоцкий — великий поэт, великий артист и великий гражданин, и все время обращались куда-то к небесам. Интерпретировать стихи и песни Высоцкого, блистательно интерпретированные и исполненные когда-то им самим, это, на мой взгляд, большая смелость. И это требует, как минимум, равного прочтения. А это трудно. Тогда — зачем?

На фестивале был показан гостевой спектакль «Facebook. Postskriptum» Латвийского молодежного театра (недавно, как сообщили, закрытого) в постановке Галины Полещук. Это моноспектакль артиста Андриса Булиса. Все, сидящие в фейсбуке, смотрели этот спектакль с особым чувством. Он позволил испытать довольно редкий сейчас в театре «эффект узнавания», который, как оказалось, очень сладок. Казалось, невозможно себе представить сейчас спектакль с таким эффектом. Слишком разная сегодня у всех жизнь. Ничто не объединяет. Разве что, отношение к… да вот и споткнулась. Все — разъединяет. А этот спектакль заставил кивать в согласии, смеяться и ужасаться почти всех, сидящих в зале. Социальные сети многое отменили в нашей жизни. Мы дружим, общаемся, влюбляемся, ругаемся, ссоримся в виртуальном мире. Герой, который узнает о собственной смерти из своего аккаунта в фейсбуке, вызвал очень сильные чувства. Правда, многие аксакалы молодежного театра об этих проблемах узнали только из этого спектакля, ну — тоже какой-то воспитательный момент достигнут.

Япония, г. Киото, Театр «Коноситаями», спектакли «Бумажный шар», «Медведь», Реж. — Х. Ямагути. Фото — архив фестиваля

«Школа для дураков» Саши Соколова (Пермский ТЮЗ) в постановке режиссера Максима Соколова создана как раз для мучительного пубертатного возраста молодым режиссером, который еще не забыл это состояние раздвоения собственного сознания и конфликта с миром. Мне нравится в спектакле нелинейность самой истории, построенной как вспышки воспоминаний о самых острых, позорных и сладких моментах взросления. К сожалению, второе действие развалилось на глазах. Режиссер еще не до конца понимает, что такое театр и на что способны артисты в состоянии стресса. Ничего, у него все впереди.

Еще один пока еще тоже молодой режиссер Семен Александровский поставил в Новосибирске, в театре «Старый дом», обработанный В. Дурненковым вербатим «Элементарные частицы» о создании в советской стране великой Утопии — города науки, Академгородка. Совпадение названия с названием романа Уэльбека кому-то из коллег-критиков показалось некорректным. Мне — нет. Совпадения бывают принципиальными, и это, на мой взгляд, не всегда плагиат или беспомощность. В спектакле город сначала задумывается. И это самое увлекательное интеллектуальное путешествие. Сидят молодые люди и просто размышляют о том, как и из каких элементарных частиц создается новый город. Это не то, что было раньше: «Под старою телегою рабочие лежат…» Нет, не рабочие. А будущие светила наук. И не лежат, а сидят в кухне, видимо, в московской. Там всегда что-нибудь затевалось, и не всегда бунты и выступления. Иногда придумывались города. А на видеоэкране в тайге постепенно возникали: стул, кровать, батарея, стол… А потом и все участники великой мечты. В следующей части на все созданное обрушивался дождь. Какая-то прелестная умная девушка на обсуждении сказала, что всегда, когда человечество что-нибудь затевает, на него обрушивается кара в виде потопа. Но я далека от библейских образов. Мне эта дождливая пелена напомнила ту бесконечно серую эпоху вечного застоя, когда казалось, что она закончится только вместе с твоей жизнью. Под этим унылым дождем артисты в мокрых дождевиках зачитывают с капающих страниц знаменитое когда-то «письмо сорока пяти». Тех самых, светил науки, которые стали ими в созданном ими раю — городе советской утопии. Пооглядевшись вокруг, они поняли, что опять ошиблись. Рай оказался клеткой с такими незаметными, но крепкими прутьями, что выбраться из нее удалось далеко не всем. Некоторые и не пытались. Конечно, этот спектакль для юношей, обдумывающих житье, но не для тинейджеров. И не для возрастных зрителей, которым все театр подавай, и чтобы артисты играли этих самых ученых-физиков, и чтобы было похоже на «Девять дней одного года». «Но мы другие, мы говорим от себя, мы не хотим никого изображать», — сказал на обсуждении Александровский. «Не хотите — заставим», — подумала я, но вслух не сказала.

Пермь, Пермский ТЮЗ, спектакль «Школа для дураков», Реж. — М. Соколов. Фото — архив фестиваля

«Чеховъ» Матея Вишнека поставлен Вячеславом Харюшиным в Челябинском Молодежном театре очень серьезно. Настолько серьезно, что из насмешливого постмодернистского текста, требующего игровой природы, получился надрывный театр со всеми присущими ему чеховскими штампами. На сцене живут, страдают, любят и умирают персонажи великого русского драматурга. А вместо всего вышеперечисленного лучше бы просто поиграть с текстом.

«Несовременный концерт» учебного театра Школы-студии МХАТ, студентов третьего курса Виктора Рыжакова, был чудесен. Будущие артисты, пытаясь создать портрет поколения своих дедушек и бабушек, гораздо точнее создали портрет своего поколения, бурно радующегося жизни, прекрасно танцующего (это получается у них пока лучше, чем говорить), поющего, искреннего и очень, очень талантливого.

Про «Солнечный свет» Центра детского творчества Китайского института благополучия (вдумайтесь в это название) писать неловко. Можно только умиляться. Вот ведь есть на свете разные страны, и в них разные театры. Вот о таком театре абсолютно детской радости, с драмами, благополучно разрешающимися в финале, наверное, искренне мечтает наше министерство культуры. Вот мы, наконец, и увидели прекрасный образец наивного, трогательного и такого правильного театра, который воспитывает у подрастающего поколения только самые высокие чувства.

«Лада, или Радость» Тимура Кибирова в постановке Марины Брусникиной (РАМТ, Москва) обрадовала в первом действии и огорчила во втором. Конечно, это спектакль, который адресован почти всем возрастам. Особенно сладко его смотреть «собачникам», поскольку речь в нем идет о беспородной собаке по имени Лада, которую играет звезда театра Нелли Уварова, и о ее хозяйке Егоровне, которую играет прекрасная актриса Татьяна Матюхова. Признаюсь, я тоже принадлежу к этой лучшей части человечества (я имею в виду собачников) и повела бы на этот обаятельный спектакль подростков и взрослых в воспитательных целях. Но даже для меня количество сиропа и бесконечность эпического рассказа о русской жизни во втором действии зашкалили. Спектакль все не мог закончиться и шел вместо двух часов пятнадцати минут почти три часа. Но это перестало радовать.

Два датских артиста из Северной Театральной лаборатории показали пронзительный по смыслу и по подаче спектакль «Мемория» режиссера Эуженио Барба. Слава богу, в простом, рассчитанном на детей и подростков рассказе о Холокосте, посвященном двум писателям, Примо Леви и Жану Амери, выжившим в концлагере и покончившим самоубийством в конце жизни, нет никакой опоры ни на китайскую оперу, ни на европейскую пантомиму, ни на искусство Бали. А есть тихий, сдержанный и потому особенно страшный рассказ о детях Моше и Стелле из книг «Бог здесь больше не живет» Яффы Элиах и «Фуга смерти» Пауля Целана. Гитара и человеческий голос. И все. Этот спектакль бы провезти по всей России, забывшей обо всем, что произошло в ХХ веке. Показать бы его всем юным, молодым, а также не молодым. В качестве не назидательного, не вышибающего слезы свидетельства о страшном преступлении, совершенном нелюдями. Чтобы об этом помнили.

Последний спектакль «Радуги» — «Вино из одуванчиков, или Замри» по повести Рея Бредбери в постановке Адольфа Шапиро — принадлежит хозяину фестиваля, Петербургскому ТЮЗу. Спектакль очень личный. Это взгляд на жизнь, на счастье, это поток воспоминаний замечательного режиссера и большого мастера. Самые лирические, пронзительные его моменты — это моменты, связанные со стариками, с их уходами, с их драгоценными дарами, которые они оставляют молодым. А сами молодые здесь — это смешливая, шумная стайка, которая пока не обременена никакими воспоминаниями. В этой компании только один мальчик, главный герой Дуглас (Федор Федотов) остро чувствует уходящие мгновения и их неповторимость. Здесь он лирический свидетель проходящей перед ним жизни. Для драматического героя, пожалуй, маловато. Главная драма таких людей в том, что они постоянно чувствуют эту хрупкость и невозвратимость времени. И с этим даром и бедой им нужно учиться жить. Пожалуй, это и есть тот драгоценный дар, которым делится с молодыми автор спектакля Адольф Шапиро.

Москва, РАМТ спектакль «Лада, или Радость», Реж. — М. Брусникина. Фото — архив фестиваля

Кроме спектаклей на «Радуге» была бурная фестивальная программа: мастер-классы Алексея Левинского по биомеханике Мейерхольда, презентация современной финской драматургии, конференция «Новый театр — новому зрителю», на которой умудренные жизнью критики говорили о театре для подростков и молодежи, поездки, экскурсии. Все было чудесно. Только молодых зрителей в залах было маловато. Но у них самая горячая пора — экзамены в школе, подготовка к вузам, сессии, курсовые. Им — не до фестивалей. И вот это особенно обидно. Разве все это — не для них?

Комментарии (4)

  1. Boris Tuch

    Странный обзор. Как-то не достигает уровня ПТЖ. Ведь ходили же на спектакли Ваши сотруднирки – чего ж они не написали?

  2. Елена Добрякова

    Спасибо за прекрасную статью, Татьяна. Очень многое справедливо. Но насчет “Лады, или Радости” как-то не соглашусь. Мне как раз там все показалось к месту и перебора в интонации по поводу русской жизни не нашла. Сократить бы – да. Чуть-чуть. Китай – наивное и доброе, но художественности несколько не добрали. А тема – важная, как вы понимаете. У датчан – пение и аккордеон со скрипкой действительно удачный прием, который сильно воздействует, лишен пафоса и надрыва, и уже поэтому – очень сильно. Еще раз спасибо!

  3. Ольга Груша

    Спасибо за статью Татьяне Тихоновец.
    Спектакли фестиваля (какими бы разными они ни были) заставляют задуматься о многом, не прекращать поиски и делать новые открытия.
    Общаясь с гостями, я была удивлена их трепетному отношению друг к другу. Фестивалю, который собирает друзей, наполняет энергией и новыми впечатлениями огромное СПАСИБО.

  4. Евгения Тропп

    Борис Исаакович, мы “не написали”, потому что заранее заказали статью одному из самых уважаемых авторов ПТЖ, который никогда не давал нам повода разочароваться. Не дал и на этот раз. Я как сотрудник редакции прошу у Татьяны Тихоновец прощения за столь невежливую реплику, которую Вы себе почему-то позволили.
    Мы здесь стараемся обсуждать не тексты друг друга (тем более – не “уровень текстов”), а спектакли. Не согласны с мнением – да ради Бога, Напишите, что думаете о фестивале и показанных там работах. Но, пожалуйста, не надо указывать нам, кому заказывать обзоры, а также выставлять этим обзорам оценки.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога