Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

13 августа 2017

«И ЯЗЫКАМИ НЕЗЕМНЫМИ ВОЛНУЯ РЕКИ И ЛЕСА…»

«Прогулки по набережной. Катерина». По пьесе А. Н. Островского «Гроза».
Театр «Доминанта» (г. Губаха, Пермский край).
Режиссер Любовь Зайцева.

«Гроза-то нам в наказание посылается…» Надо признать, что эту фразу Савела Прокофьевича Дикого я не раз вспомнил еще за несколько часов до того, как на берегу Широковского водохранилища актеры губахинского театра «Доминанта» вместе с коллегами из Москвы и Перми начали играть свой спектакль по великой пьесе главного драматурга русской сцены.

Уезжали из Перми в Губаху под гром и молнии, ехали сквозь потоки дождя, которые, впрочем, не мешали любоваться буйной зеленью лесов, холмов и полей и громадой водных гладей (мост через Чусовую был почти бесконечен). Но на пути уже из Губахи в искомый поселок Широковский заблудились. Сквозь дождь наблюдали заброшенные деревни и затопленные шахты, сельские погосты и колонии с заборами из колючей проволоки и сторожевыми вышками, заросли борщевика (иные экземпляры этого растения размерами могли бы посоперничать с баобабами) и харчевню «Огни Баку» (!)… Нашли верный путь и добрались к искомому берегу как раз к началу спектакля.

Ливень не кончался, а только усиливался. После первой пары сцен с участием Кулигина, Кудряша, Дикого и Бориса насквозь промокли все: и зрители, и актеры. Сделали перерыв. Согреваясь чаем под навесом, думал о том, что на этот спектакль «Доминанте» надо было бы пригласить известного петербургского критика неоднозначной репутации Татьяну Москвину. В своей книге о «боженьке» российской сцены она много пишет о том, что в постановках «Грозы» ни разу не видела удачного исполнения роли Бориса Григорьевича: герой выходит слабым, жалким, надо было Кате Кабановой полюбить хоть кого-нибудь, так и такой сгодился. А ведь у Островского Борис — человек воспитанный и образованный, полублагородного происхождения, деликатный, тонко чувствующий.

К. Зайцев (Борис) и А. Юсупова (Катерина).
Фото — В. Имайкин.

Именно такого Бориса и играл Кирилл Зайцев, актер доронинского МХАТа. Полукупец, но и полудворянин, образован, но образование это больше по коммерческой, чем по гуманитарной линии, воспитан, но безволен, статен, но покорен. И по внешним данным, и по замечательно звучащей речи — идеальный актер для Островского. Как и исполнитель роли Кудряша (актер того же МХАТа имени М. Горького Тимур Дружков): в этом герое было столько лихой, игровой стихии, что никакой дождь не был ей помехой. Дикого играл Антон Патлин, рижанин не в первом поколении, настоящий европеец с внешними данными, идеальными для исполнения ролей русских злодеев и самодуров (Антон — актер-любитель, с «Доминантой» сдружился много лет назад на одном из фестивалей, с тех пор регулярно участвует в разных спектаклях и проектах губахинского театра, сыграл здесь Пугачева). Кулигиным был художник и актер «Доминанты» Виктор Яскевич.

Сложно ожидать от подобного проекта маленького муниципального театра идеального кастинга. Исполнительнице роли Марфы Игнатьевны Кабановой — Наталье Жигачевой (она, кстати, еще и художник по костюмам спектакля, и все было очень хорошо с костюмами, на мой взгляд), наверное, больше бы подошла роль Феклуши, без которой «Прогулки…» обошлись. Кабаниха же требует иного объема актерских красок и возможностей, хотя как незлобливый и отходчивый домашний тиран героиня Жигачевой была по-своему замечательна. Игравшая Катерину Алсу Юсупова (тоже из доронинского МХАТа), без сомнений, интересная и, что называется, крепкая характерная актриса, но ведь это данные для Варвары, а не Катерины. Варвару щедро и точно играла актриса «Доминанты» Ксения Палешева, а колоритнейшим Тихоном был актер пермской «Новой драмы» Алексей Корсуков.

Сцена из спектакля.
Фото — В. Имайкин.

…Дождь только усиливался, но представление все же пришлось продолжить: многим из зрителей еще предстояла неблизкая обратная дорога в Губаху, Березники, Пермь, Лысьву. Разыгрывалось, собственно, два спектакля: театр стихии и собственно театр, вступавший с живой природой в какие-то непредсказуемые отношения. «И языками неземными волнуя реки и леса, в ночи не совещалась с ними в беседе дружеской гроза» — строчки из тютчевского «Не то, что мните вы, природа…». В этот вечер на берегу Широковского водохранилища природа не была лишь фоном, видовой картинкой действия, как, быть может, предполагалось, но действующим лицом, диктующим трагическую экспрессию встречи и расставания Катерины и Бориса, размах и лихость вставных цыганских номеров, стремительные «марш-броски» зрителей в дождевиках от набережной к подворью Кабановых, где артистично рубят дрова и на радость публике выводят живую козу, к мосту и оврагу, где встречаются влюбленные, и к пароходику, возле которого расстаются. Финал, как и положено, был трагическим, но и ликующим: сияющие и мокрые актеры были счастливы, что доиграли, зрители (ни один не сбежал!) — что досмотрели.

На следующий день светило яркое солнце, и под тем же названием шел совершенно другой спектакль, полный гармонии и какого-то чувственного наслаждения волшебным словом Островского. Иной ритм, иная интонация, и было полное ощущение, что сегодня все кончится хорошо: у такой солнечной идиллии не может быть трагического финала. И поскольку мне не удалось его дождаться (торопился на поезд), то так и живу с надеждой, что в этот вечер Катерина не утопилась.

А. Патлин (Дикой) и В. Яскевич (Кулигин).
Фото — В. Имайкин.

«Доминанта» как муниципальный театр существует с начала XXI века. Ее создатель и худрук Любовь Зайцева начинала театральное дело в Губахе на полтора десятилетия раньше, еще в середине 80-х создав здесь студию «Диалог». Детская театральная студия при театре есть и сейчас, ее воспитанники играют в репертуарных спектаклях, а после школы нередко поступают в творческие вузы Перми, Санкт-Петербурга и Москвы. В родную труппу, конечно, возвращаются единицы, но вот в летних проектах «Доминанты» (в театре их называют «ландшафтными») в дни своих отпусков стремятся участвовать многие. Один из самых известных проектов — проходящий уже много лет театральный фестиваль на горе Крестовой близ Губахи. Он собирает тысячи зрителей, в его истории — «Ромео и Джульетта» в постановке Любови Зайцевой и балетные «Ромео и Джульетта» Евгения Панфилова, которые его пермская труппа станцевала на Крестовой в нынешнем июне, «ʺЮнонаʺ и ʺАвосьʺ» столичного Театра Алексея Рыбникова и мюзикл «Алые паруса» пермского Театра-Театра в постановке Бориса Мильграма…

А на своей основной маленькой сцене Любовь Зайцева занимается, уж простите за высокопарность, жизнью человеческого духа. Я видел несколько ее спектаклей, два из них — сценическая фреска «Куда вы, облака?» по роману губахинской писательницы Нины Бойко и «Стояние Зои» по пьесе Александра Игнашова — были очень настоящими, достоверными по атмосфере, сострадательными, сердечными. Губаха — экс-шахтерский город, все шахты в округе закрыты и затоплены, десятки тысяч людей в поисках лучшей доли покинули родной город. Но на всех спектаклях «Доминанты», что я видел, зрительный зал был полон.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога