Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

2 декабря 2019

«ИЛЕ, КЫРЛА!»

«Йыван Кырла. Путевка в жизнь».
Марийский Национальный театр драмы им. М. Шкетана.
Режиссерская и литературная композиция Степана Пектеева, художник Катерина Андреева.

В рамках I Фестиваля национальной драматургии в Йошкар-Оле был показан эскиз будущей премьеры «Йыван Кырла. Путевка в жизнь». Несмотря на то что режиссер Степан Пектеев нынешнюю постановку скромно обозначил как эскиз, зрители увидели полноценный спектакль, который оказался еще и кино.

Спектакль-кино (именно так гласит афиша) — формат диковинный и требует детального осмысления. Пектеева вдохновил первый звуковой фильм «Путевка в жизнь» Николая Экка и судьба Йывана Кырли (Иванова Кирилла Ивановича), который сыграл в нем главную роль — Мустафу. Режиссерское решение продиктовано эстетикой черно-белого кинематографа 1930-х годов, соседствующего с передовой театральной эстетикой того же времени.

По части театра важным средством становится поворотный круг, который Пектеев заставил работать почти половину спектакля. С начала XX века круг стали активно использовать в русском театре. Но если в случае с ранним МХТ вращающийся сценический планшет был необходим, в основном, для быстрой смены декораций, то в «Кырле» кружение выполняло другую задачу, по духу близкую скорее В. Э. Мейерхольду времен конструктивизма и обнаженной театральности. Мейерхольда в этом спектакле вспомнят и сообщат нам, что у него обучался режиссер фильма и что он высоко оценил актера Йывана Кырлу.

Покорившая мир «улыбка Мустафы», секрет актерского обаяния и дарования, человеческая трагедия со стремительным карьерным взлетом и еще более стремительным низвержением в ад репрессий, мистическая цифра 6 в судьбе Йывана Кырли — обо всем этом размышляет большая труппа, как бы соборный образ главного героя (в программке вы найдете только имена и фамилии актеров). Драматургическое расщепление персонажа продолжено в композиционном смысле — действие будто расслаивается на разные соседствующие и, как показалось, равнозначные миры: реального человека, созданной легенды и роли в кино. Такой прием позволяет режиссеру балансировать между игровым и документальным театром. Условное «пустое пространство» помогает быстро, без швов, переходить из одной реальности в другую. Хотя… оно ведь не такое уж и пустое.

Сцена из спектакля. Фото — архив театра

Переплетение света, дыма и музыки заполняет собою все и по смыслу подходит спектаклю больше, чем любые декорации. Художник Катерина Андреева не перегрузила сцену предметами и костюмами, а очень простыми средствами, почти штрихами, передала ощущение времени, когда жил Кырла. Возникающие иногда стулья, столы, барабаны не разрушают слегка мистическую и напряженную атмосферу, изящно обозначая смену времени и места. Музыкальная партитура, созданная саунд-дизайнером Евгением Роднянским, отвечает за сотворение особого мира. Он пограничный, тревожный, кажется неуловимым, существующим и по-настоящему, и лишь в сознании.

Блуждание в закоулках памяти становится темой постановки. «Что такое постпамять?» — спрашивает зал актер Акпарс Иванов в своем интро-выходе. То, что он обращается к нам от своего лица, — важно, потому что спектакль-кино построен в таком ключе. О самом Йыване Кырле рассказывает актер Иван Смирнов, игравший Кырлу в постановке 1996 года, и здесь он периодически снова входит в роль. По форме — постдраматично. «Что такое постдрама?» — спрашивает Акпарс. Во время просмотра мы постепенно обретаем это зрительское знание.

Мне вспомнился недавний «Гамлет» Юрия Бутусова в Театре им. Ленсовета. И не тем, что оба режиссера любят работать в черно-белой гамме, и не сложностью музыкального сопровождения, и не перетасовкой ролей, а конкретным моментом. «Гамлет» начинался с интересного аудиодиалога: зритель слышал телефонный разговор двух друзей, один из которых спрашивал типа «ты помнишь, как умер Гамлет? что там было в пьесе?..». Вот этот общеевропейский культурный код под названием «Гамлет» пытались вспомнить, разгадать, понять в спектакле Бутусова. В финале Гамлет кричал в зал: «Буду!» (ответив себе на вопрос «быть или не быть?»). В нашем спектакле Смирнов восклицает: «Иле, Кырла!» («Живи, Кырла!»).

Не знаю, насколько корректно сравнивать Гамлета и Кырлу в контексте «культурного кода», ведь первый — персонаж пьесы, а второй — реальная историческая личность, но я думаю, что это возможно, так как для марийского народа Кырла давно стал легендой. Или «мифом». Пектеев говорит через Смирнова: «Кырла — это символ марийского народа». Сегодняшнее молодое поколение мари — под угрозой потери своей исторической памяти и, как следствие, своей идентичности. Поэтому можно сказать, что режиссер возложил на себя социальную миссию укрепления национального самосознания и дал возможность зрителю почувствовать себя частью чего-то великого.

Спектакль двуязычен. Акпарс выходит до его начала и обращается к зрителям на русском, а после открытия занавеса мы слышим на марийском голос Кырли, он зовет папу: «Ачий, ачий!» (при этом видим застывших в дымных сумерках актеров, как стоп-кадр или афишу кинофильма). Прекрасный ход с титрами: сначала в них появляются имена всех участников спектакля-кино, далее, когда потребуется перевод, там будет текст на русском. Два языка перемежаются между собой запросто, не конфликтуя.

Кырла учился на актера в Москве и, само собой, на съемочной площадке фильма говорил по-русски. Но благодаря ему первый звуковой запел на марийском! Это была песня «Ой, луй модеш» («Ой, куница играет»). Она же звучит в одной из сильнейших сцен. Ее исполняет девушка, но не мажорно-задорно, как в фильме, а скорее как поминальную молитву, под шепот безликой массовки. И чем больше я ее слушала, тем больше меня охватывало чувство, что я погружаюсь в глубокий холод фильмов Ингмара Бергмана, в жилах стыла кровь. Кстати сказать, ассоциативный монтаж и двойная экспозиция в кадре — то, что любил использовать Бергман, — сделаны через музыку.

Сцена из спектакля. Фото — архив театра

На самом деле «Кырла» получился настолько многоуровневым для зрительского восприятия, полифоническим, что сложно не запутаться в собственных мыслях, когда пишешь рецензию. К тому же улавливаешь связь этой работы с предшествующими петербургскими постановками режиссера (например, «Маршрут № 2» по Хармсу, «Ковш», «Увидеть Неаполь»). Все они — в жанре исследования, где материалом спектакля становятся чья-то конкретная биография и документ (видеодокумент). Все работы связаны темой памяти. Может быть, поэтому для режиссера так важно останавливать момент, ставить мизансцену как инсталляцию или пользоваться эффектом раскадровки.

Эпизод в ресторане «Онар», в одночасье изменивший судьбу Йывана Кырли, поставлен инсталлятивно. Смирнов — Кырла оказывается в центре поворотного круга на небольшом белом постаменте и, замахнувшись пустой бутылкой, застывает так на несколько минут. Пока будет вращаться круг, зритель внимательно и со всех сторон рассмотрит эту в прямом смысле картину. К Кырле будут подбегать актеры и тоже застывать в разных позах. Кто с замахнувшимся ножичком, кто словно в процессе бега. И кружение, кружение… Эта сцена рифмуется с другой, из начала, когда пять актеров друг за другом выбегают на круг, выстраиваясь по диагонали, и замирают так, будто каждый из них — один человек в разные секунды бега. Медленное движение круга в итоге выстраивает их фронтально к зрителю, от чего возникает визуальный обман, что пятеро сливаются в одного человека.

В экспериментальной постановке Пектеева сцены равны друг другу, и вряд ли сцена в ресторане здесь кульминационная, однако именно так ее решают в традиционном театре. История такова: всемирно известный актер бьет спровоцировавшего его студента по голове бутылкой, завязывается драка, результат — ссылка в лагеря. Шесть лет восхождения на Олимп сменяют шесть лет каторжного угасания. С лагерной темой возникает образ Сталина: только обозначение, силуэт. Монолог условного Сталина на русском языке произносит Олег Кузьминых, чуть ранее в этом же спектакле исполнявший роль Сергеева-Баталова. Николай Иванович Сергеев — это организатор трудовой коммуны в фильме, а Николай Баталов — актер, сыгравший Сергеева. Олег Кузьминых убедителен в обоих образах, но интересно то, что уже в Сергееве начинал прорастать Сталин — не спеша: то ухмылкой, то статикой, то какими-то фразами и деталями.

Сергеев дарит ребятам из коммуны игрушечный паровозик. Позже, в другой сцене, из кромешной тьмы на партер надвинется настоящей величины паровоз (так будет казаться, хотя конструкция состоит из движущейся платформы и прожектора сверху). Кажется, что сейчас эта махина пройдется по залу и раздавит нас всех. Но тут — занавес, с улыбкой Мустафы выходит Смирнов — Кырла: «Ку-ку!»

Сцена из спектакля. Фото — архив театра

Фразы-цитаты из фильма вроде «ку-ку», «яблока хоцца», «бяжал» мы слышим много раз, они как эхо проносятся через весь спектакль. И снова о памяти. Что осталось сегодня? Улица Й. Кырли, на которой я прожила большую часть жизни… Памятник, встречающий и провожающий людей на вокзале… Первый в мире звуковой фильм «Путевка в жизнь»… В черно-белом тумане раздается эхо прошлого, тревожно стучат свадебные барабаны, о чем-то нас предупреждая.

29 ноября Театр имени Шкетана отметил 100-летний юбилей. Театр вступает в свое второе столетие с большими надеждами, и понятно почему: есть молодая режиссура, новые произведения и современные формы. И есть память.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (1)

  1. Макс

    Спасибо, Эвика Сивакова.
    Статья-рецензия написана очень кстати, с глубоким разбором, проникновенно и с теплотой. Прочитав вашу статью, для себя я уже в воображениях-переосмыслениях после просмотра спектакля открывал новые стороны, которые остались вне моего внимания тогда.
    Непременно посмотрю еще раз.
    И такие аналитические статьи для национального театра очень необходимы.
    Побольше бы объективных и профессиональных оценок со стороны театральных критиков. .
    И это прекрасно, что это опубликовано в профессиональном журнале.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога