Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

30 мая 2016

«ГОВОРЯТ, У ЛЮБВИ ОСТРЫЙ ВКУС…»

«Саломея». Р. Штраус.
Московский театр «Новая опера».
Музыкальный руководитель Ян Латам-Кёниг, режиссер Екатерина Одегова, сценография Этель Иошпы.

Один из шокирующих сюжетов в оперной практике —— «Саломея» Рихарда Штрауса по поэме Оскара Уайльда. В начале прошлого века общественная и церковная мораль противилась появлению оперы на сцене. Но экспрессивная «Саломея» прорвалась, правда, с большим трудом и совсем не сразу.

В наши дни она по-прежнему идет в оперных театрах редко, но отнюдь не из соображений нравственности. Просто на постановку оперы, максимально сложной в вокально-актерском и оркестровом отношении и при этом протяженностью всего в 1 час 40 минут, решиться нелегко. Московская «Новая опера» решилась. Более того, доверила дело молодым —— режиссеру Екатерине Одеговой и сценографу Этель Иошпе. Правда, при поддержке двух опытных профессионалов: главного дирижера Яна Латам-Кёнига и драматурга Михаила Мугинштейна, автора уникального для России труда «Хроника мировой оперы». В результате, на мой взгляд, родился цельный, сильный и красивый спектакль.

Осмотрительный англичанин Латам-Кёниг, не погнавшись за гипервпечатлением, выбрал оркестровую редакцию на 80 музыкантов (вместо 110, согласно первоначальному варианту), что отвечало материальным реалиям, а также акустике компактного зала «Новой оперы». И сбалансировал звучание оркестра с вокалом практически идеально, нисколько не потеряв в колористических эффектах партитуры.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Характерная черта музыкальной составляющей этого спектакля —— динамическая волнообразность, приливы и отливы звукового напряжения, естественное нарастание к «девятому валу» —— и временное успокоение для того, чтобы устремиться к очередной эмоциональной вершине.

Этому вполне органично вторит ломаная черная поверхность планшета сцены, работающая на усиление нервной атмосферы и позволяющая строить выразительные мизансцены. В сценографическом решении спектакля нет ничего лишнего и случайного. Резкие цвета —— насыщенный желтый и черный с небольшим вкраплением белого. Из колодца-тюрьмы Иоканаана вьется, уходя к колосникам, черная лиана. В первой трети спектакля частично приоткрытый легкий темный занавес фокусирует зрительское внимание именно на ней и на небольшом пространстве вокруг: здесь происходит завязка. Разноуровневое пространство сцены с длинным пиршественным столом на возвышении открывается только с появлением Ирода. Именно здесь, на столе, Саломея будет унижаться перед Иродом: она, царевна, корчась от отвращения, будет ползти, как собачонка, у Ирода на привязи под пряно-пленительную музыку знаменитого танца «семи покрывал». Очевидное и нарочитое несоответствие музыки и действия придает сцене садистский оттенок. По этому же столу Саломея, утолившая жажду поцелуем, будет тащить за длинную косу голову Иоканаана, получив горький реванш за свое унижение.

Во внешнем облике каждого персонажа спектакля Одеговой-Иошпы есть нарочитая преувеличенность и излом —— в нелепо-романтичном, со страданьем во взгляде Нарработе (Александр Скварко), наряженном в странный белый мундир; в бесформенной, лысой, вечно жующей Иродиаде (Александра Саульская-Шулятьева и Маргарита Некрасова); в благопристойной прилизанности гаденько-похотливого неврастеника Ирода; в черных, словно погребальных пеленах, которыми прикрыто тело Иоканаана (Артем Гарнов), в его неестественно длинной спутаной косе, почти повторяющей черную лиану. Отрешенно невозмутим палач в кипенно-белых поварском фартуке и колпаке, с неизменным подносом в руках, что иллюстрирует главную коллизию драмы. Наконец, карикатурно праведны иудейские мужи, вцепившиеся друг другу в пейсы в квинтете-фугато, в то время как два близнеца-назаретянина в терновых венках смиренно и деловито поедают яства. Прямо скажем, «чиновники» от трех религий не вызывают благоговения. Единственный естественный человек в этом паноптикуме —— Саломея (Таисия Ермолаева). Саломея —— олицетворение порока и в то же время —— естества, инстинкта. Голос природы в ней необычайно силен (услышим короткий, как укол, трехзвучный призывный мотив ее желания, настойчиво прописанный композитором).

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Саломея и Иоканаан —— личности сильные, яркие: она —— в страсти, он —— в нравственном и физическом целомудрии. Он опутан черными пеленами и запрета, и пленения, она —— раскованная, в яркой, как лепестки цветка, желтой одежде.

Ирод в спектакле раздевает Саломею, словно обрывает лепестки у цветка, оставляя ее в серебряной кольчужке короткого нижнего платья. Такой воительницей, босая, с копной длинных вьющихся волос, царевна получает свой приз —— голову Иоканаана. Но, достигнув желаемого, она понимает, что для нее наступила ночь. Темнота без светила: «Черное облако проходит и совсем закрывает луну» —— сказано у Оскара Уайльда. Последний эпизод монолога Саломеи в спектакле Отеговой спет Ермолаевой тихо и безнадежно, Саломея закутывается в темное покрывало и затихает.

Можно придраться к не идеально ровному звуковедению Таисии Ермолаевой, но не хочется: партия-роль прожита актрисой так импульсивно! Сперва она играет угловатого капризного подростка, появляющегося из обрывков легкого вальса (потом мотив приобретет пряный зловещий характер в садистской сцене с Иродом), любопытного зверька, застывшего в ожидании чего-то необычного на краю ямы-тюрьмы Иоканаана. Потом —— первое томление любви, рождение фурии —— отвергнутой женщины и, наконец, полное изживание страсти. Кажется, Ермолаевой ничего не надо играть: силен, исступленно чувственен ее голос, гибко и податливо тело, выразительны движения —— как она прикасается носком туфли к телу пророка, как передает чувство омерзения, уползая, пристегнутая за ногу поясом Ирода, на край стола, как властны ее бедра, сжимающие вожделенную добычу —— голову Иоканаана! Но каждое движение тела, поворот головы, жесты, не говоря уже об особой интонационной окраске партии, тщательно отработаны.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Партия-роль Ирода сыграна в разных спектаклях двумя исполнителями: приглашенным из Мариинского театра Андреем Поповым и солистом «Новой оперы» Дмитрием Пьяновым. Умный, опытный Попов работает тонко, нервно, пластически и психологически очень подробно. Его тетрарх — цивильная оболочка, в которой прячется потерявший почву под ногами испуганный импотент во всех смыслах. Судорожное пристрастие к Саломее —— последняя попытка самоутверждения мужчины и властителя. Тембровые переходы от крикливой властности к почти шепоту, визгливым всплескам страха или к вязкой похотливости Попов контролирует строго, не позволяя себе вырваться за пределы вокальной эстетики. Его Ирод уже, по сути, выхолощен до дна. Пьянов —— скорее, испуганный маленький человек, все еще играющий во властителя, но уже падающий в пропасть страха перед грядущей катастрофой. Вся история с Саломеей —— желание отвлечься, спрятать голову под крыло, но напоследок схватить вожделенное.

В спектакле Одеговой не Ирод казнит Саломею. Ее душит волосами Иоканаана собственная мать. Эта Иродиада убивает дочь не от осознания, что породила чудовище, а от ненависти, зависти к молодости, красоте, сексуальной привлекательности и силе. Ярость финального звучания оркестра —— это ярость жаждущей мести женщины. Обеих женщин —— Иродиады и Саломеи.

Одегова и Иошпа услышали Штрауса по-своему, декадентская эстетизация зла имеет у них прочные привязки и к теперешним временам. В мире, лишенном любви, где естественная чувственность несет не ласку, а смерть, в мире, где люди не умеют договариваться —— ни христианские и иудейские мужи, ни святой, который попросту не слышит Саломею, —— самыми жестокими оказываются женщины. Спектакль Латам-Кёнига —— Одеговой —— Иошпы и об этом тоже.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога