Петербургский театральный журнал
16+

6 декабря 2015

ГНИЛАЯ РЫБА, ШЛЮХА И МИНИСТР КУЛЬТУРЫ…

«Буря. Вариации». По мотивам пьесы У. Шекспира «Буря».
Московский театр-студия под руководством Олега Табакова.
Переводчик, режиссер-постановщик и художник Александр Марин.

Спустя 20 лет на сцену «Табакерки» вернулся один из ее основателей — Александр Марин. Вернулся, чтобы сыграть Просперо в «Буре» — едва ли не самой популярной у режиссеров последнего времени комедии Шекспира. С ходу вспоминается версия Коршуноваса, где алкоголик Просперо рассказывал парализованной Миранде ее последнюю сказку. У Марина шекспировский сюжет трансформирован не менее радикально.

Начать с того, что режиссер предлагает нам новый — свой собственный — перевод шекспировской драмы. Пожалуй, не припомню такого в русском театре со времен Федора Комиссаржевского — брата великой Веры Федоровны, делавшего или заказывавшего новый перевод чуть ли не для каждой своей постановки. Но там причина была либо в отсутствии уже готовых переложений, либо в их низком качестве. Задача Марина — приблизить язык шекспировской пьесы к восприятию современного актера и зрителя, насытить его актуальными (общественными и театральными) аллюзиями.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Так, действие драмы перенесено в современное театральное закулисье, где некий актер-неудачник (эту роль после небольших колебаний режиссер решился исполнить сам), неспособный найти общий язык ни с товарищами по сцене, ни с влюбленной в него костюмершей, ни с собственной дочерью, глушит себя алкоголем и сочиняет пьесу, в которой все его проблемы должны вдруг волшебным образом решиться сами собой. Герои пьесы — та самая дочь, превратившаяся в Миранду (прелестная, но имеющая некоторые проблемы со сценречью Юлиана Гребе); та самая костюмерша, ставшая верным помощником Ариэлем (обаятельнейшая, но несколько засидевшаяся в амплуа «девушки, несчастной в любви» Яна Сексте); популярный и жестокий актер-конкурент, превратившийся в узурпатора Антонио (острый, юный, наделенный ярким отрицательным обаянием Максим Сачков), и, наконец, он сам, Просперо — автор, режиссер и художник всего этого театрального действа.

Другое новшество, привнесенное Мариным в шекспировский текст, — резкое увеличение количества женских ролей и, соответственно, связанных с ними любовных линий. Самой очевидной (и оттого не самой яркой) на этом фоне оказывается как раз линия Миранды и Фердинанда — мускулистого блондинистого суперпринца, словно сошедшего с обложки глянцевого журнала (смешная, исполненная колоссальной самоиронии работа Вячеслава Чепуренко). Куда более захватывающей и драматичной обещает стать линия Просперо и Ариэля — но режиссер (он же драматург) в какой-то момент уводит ее на второй план, а потом и вовсе забрасывает (не будем судить его строго — Шекспир тоже так делал).

Ю. Гребе (Миранда), В.  Чепуренко (Фердинанд).
Фото — архив театра.

В результате весь драматизм достается третьей паре — отношениям коварного Антонио и не менее коварной Каприсы (в нее превращается Себастьян — брат неаполитанского короля Алонзо). Взаимная страсть двух темных исковерканных душ (роль Каприсы исполнила молодая актриса Изабель Эйдлен) не может перерасти в светлое и гармоничное любовное чувство, а потому перерастет в агрессию — неудавшийся заговор, направленный против Алонзо.

Наконец, третьим новшеством становится привнесение в сюжет данной конкретной шекспировской пьесы мотива ядовитой политической сатиры. Он оказывается связанным с образом Калибана (неоднозначная, данная в развитии роль Александра Кузьмина), поднимающего самую настоящую революцию против просвещенной тирании Просперо и противопоставляющего этой тирании свой собственный (пусть и весьма незначительный) личностный рост. Бунт делает из Калибана человека — и хоть человек этот чрезвычайно похож на булгаковского Шарикова, Просперо не может не признать произошедшей в нем перемены. А признав, не передать ему законное право управления островом.

Я. Сексте (Ариэль), А.  Марин (Просперо).
Фото — архив театра.

Просвещенную тиранию сменяет дремучая плутократия. Вместе с Калибаном островом будут управлять его верные собутыльники — мечтающий дослужиться до министра культуры шут Тринкуло (в исполнении молодого актера Павла Шевандо) и корабельная шлюха Стефания (в которую у Марина превращается дворецкий Стефано), грезящая о репутации добродетельной пастушки (взрывная, самоотверженная работа Евгении Борзых). Мечты сбываются, хотя Тринкуло (самый большой интеллектуал в этой компашке) искренне недоумевает: какое же государство смогут создать «гнилая рыба (так он аттестует Калибана), шлюха и министр культуры»?

В финале спектакля Просперо отказывается от своей волшебной власти, ибо понимает — в этом мире торжествуют только люди, изменившие себе. Ему же в удел остаются вечное аутсайдерство, алкоголизм и творчество. Но не любовь — последним даром навсегда улетевшего Ариэля становится простая шариковая ручка, сброшенная с небес.

«Цель творчества — самоотдача», — как давным-давно заметил один небезызвестный переводчик шекспировских пьес.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога