Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

10 июля 2017

ЕВРАЗИЯ УРАЛЬСКОГО ТЕКСТА

Завершился XI Фестиваль современной драматургии «Коляда-Plays»

Екатеринбург, стоящий на границе Европы и Азии, — город особенных энергий. Город с широким размахом и столичными амбициями: столица русского рока, русской фантастики и русского свободомыслия (недаром здесь расположен Ельцин Центр, первый и единственный в стране музей демократии). Энергия места привела и к рождению такого уникального явления, как Коляда-Театр: независимый театр, который Алексей Иванов назвал «градообразующим»; частный театр, который ездит по зарубежным гастролям и ежегодно принимает у себя международный фестиваль. Все это — силами Николая Коляды, «солнца русской драматургии», режиссера и актера, прародителя целой школы драматургов, самого самоотверженного из худруков. И вот уже в одиннадцатый раз в Екатеринбурге собрались театры Европы и Азии — продемонстрировать, как разнолики бывают трактовки современной драмы.

Одиннадцатый «Коляда-Plays» мог бы и не случиться: в прошлом году, утомленный бесконечным безденежьем и организационными сложностями, Коляда посулил больше не проводить фестиваль. Но на помощь пришел вице-губернатор Павел Креков, став председателем оргкомитета, — и мероприятие продолжает жить.

В этот раз фестиваль оказался рекордно велик по охвату: 10 дней (а в реальности и все 11), 37 спектаклей основной программы и 13 в офф-программе, 6 стран, почти 600 гостей, 31 город: от венгерского Сегеда до Уссурийска, от македонской Струмицы до Архангельска. «Коляда-Plays» — дело круглосуточное: каждый день начинается в 10 утра обсуждением спектаклей критиками, заканчивается заполночь актерским клубом, и всю ночь пишут, вычитывают, верстают театральную газету. У Коляды все делают всё: драматурги пишут о спектаклях, режиссеры пляшут в массовке, актеры работают в баре и встречают делегации из других городов — и это придает фестивалю особенный «домашний» формат.

Открытие фестиваля
Фото — В. Сердечная.

Николай Коляда подчеркивает, что его детище — не фестиваль достижений, а лаборатория. Действительно, «Коляда-Plays» — это не «лучшие» спектакли, а действительный срез сценических воплощений уральской, прежде всего, драмы во всем ее богатстве.

Спектакли из Восточной Европы — Румынии, Сербии, Венгрии, Македонии — показывают некоторые интересные тенденции. Одна из них — обращение к достаточно ранним текстам Николая Коляды, написанным в 1990-х годах. «Мурлин Мурло» поставил национальный театр «Антон Панов» из Македонии, «Ключи от Лёрраха» — Белградский драматический театр. К этому ряду можно отнести и «Рогатку» от театра Public P из сербского города Бачка-Паланка. В старой смелой пьесе Коляды сербы увидели неизбывно актуальную историю о том, как рождается и умирает любовь, и актер Иван Маркович получил приз за лучшую мужскую роль: его Илья стал эмоциональным центром действия.

«Рогатка» поставлена деликатно и минималистично, что можно сказать и о фаворите фестиваля, завоевавшем Гран-при, — спектакле румынcкого частного театра Association Art Theatre «Фантомные боли» по пьесе Василия Сигарева. Показывая историю о страшной жизни, полной потерь, режиссер Богдан Будес создал актерский спектакль, в котором каждый персонаж подробно выписан и оказывается по-своему обаятелен. На фоне грязной, мусорной бытовки человек перерождается, и даже возможным становится своеобразное закулисное «вознесение» персонажей.

Очень интересную работу показал Театр Ноттара из Бухареста. Его «Сомнамбулизм» по пьесе Ярославы Пулинович стал ироничным и эмоциональным высказыванием на тему лжи и конформизма, жестокости юношеских идеалов, конфликта отцов и детей. В центре спектакля — актерская работа выразительного Иона Гросу; его диалог с сыном (Юлиан Михай Кристя), внезапное и уместное исполнение песни Цоя на русском, фатальное падение персонажа свозь белый экран позади сцены создают образ запутавшегося героя, который становится заложником собственного неизжитого юношеского максимализма.

«Фантомные боли». Association Art Theatre
Фото — В. Сердечная.

Если в Европе уральские тексты ставят максимально точно, как правило, сохраняя место и время действия и острую социальную проблематику, то спектакли с азиатской пропиской обнаружили неожиданные мифологические трактовки.

Так, в постановке казахского театра «Жастар» (Астана) «Черепаха Маня» Николая Коляды превратилась в рассказ от лица мифологического персонажа, черепахи-сочинителя, мудреца; и ссора супругов приподнимается над бытом, приоткрываются новые смысловые перспективы. В постановке Туймазинского татарского театра пьеса Валерия Шергина «Колбаса. Фрагменты» приобрела черты национального эпоса — и интересно, как мог бы постановщик развить это направление. Уфимский центр драматургии и режиссуры и вовсе представил спектакль по мотивам Гомера «Песнь о Трое. Здесь и сейчас» — обаятельный, с национальным колоритом, телесный и смешной, неожиданно цельный результат режиссерско-драматургической лаборатории.

Пусть не всегда заявки на мифологизм полностью реализованы, но очевидно, что азиатское обращение к современной драме становится поводом для поиска собственной национально-культурной идентичности.

Какое-то время назад современная драматургия стяжала славу мрачного, «чернушного» дискурса, но нынешний фестиваль помогает это утверждение опровергнуть. Есть спектакли откровенно развлекательные (как, например, променад курганского театра кукол «Гулливер» по тексту Шергина «Жены Синей Бороды», проведенный ночью в Коляда-Театре); есть своего рода блокбастеры (как, например, графичные «Шлюхи — не огонь» ижевских «Les Partisans» по тексту того же Шергина: медиахудожник Святослав Соколов взял приз за лучшую сценографию). Есть и комедии положений: пьесу Сигарева «Детектор лжи» экспрессивно и увлеченно разыграли актеры иркутского центра «Новая драма».

В лучших постановках такого рода развлечение и сюжет идут рука об руку с наращиванием смыслов: так произошло с интерактивным уличным спектаклем «О2» от пермского театра кукол «Туки-Луки», где есть и взаимодействие со зрителем, и подробно придуманный художественный мир в стиле стимпанк-постапокалипсис, и обаятельное театральное хулиганство. Так произошло и в уморительно смешном спектакле «Зимовье зверей» от ульяновской студии «Enfant Terrible»: заводную пьесу Елены Кисельковой театр насытил человеческими взаимоотношениями, нескучными аллегориями и забавными аллюзиями; постановка была награждена как лучший спектакль для детей, но взрослые получили не меньшее наслаждение.

«Метель». Воронежский театр драмы.
Фото — архив театра.

Немало в программе было и спектаклей с сильной музыкальной составляющей, но далеко не везде, к сожалению, вторжение пения и танцев было оправданно. При создании постановок-дивертисментов уральская драматургия — материал, в общем, случайный, который легко может быть заменен любым другим. Однако нужно выделить один условно музыкальный спектакль, где хоровое пение оказалось неожиданно обосновано: это «Наташина мечта» Черемховского драматического театра, где ансамбль и несколько солисток создают органичную музыкальную среду внутреннего мира героини, аккомпанируют надрывному и точному соло Екатерины Куликовой.

Крепкий костяк фестиваля составили постановки, выстроенные в традициях русского психологического театра. Среди них отмечу две «Земли Эльзы» по популярному тексту Ярославы Пулинович. В спектакле Альметьевского татарского театра главную роль играет выразительная Наиля Назипова. А постановка Театра драмы из Уссурийска завоевала приз за лучший актерский ансамбль. В этом ряду нужно назвать и «Русскую смерть» Ирины Васьковской в постановке астраханского театра «Периферия», где исполнительница роли Вали Лидия Елисеева взяла приз за лучшую женскую роль.

Фестиваль продемонстрировал в очередной раз, что современная драматургия — это не только оригинальные тексты, но и инсценировки. На разных площадках были сыграны пьесы по мотивам произведений Венедикта Ерофеева и Льва Толстого, Достоевского и Набокова, Гоголя и Пушкина. «Метель», сигаревскую инсценировку Пушкина, смело и неожиданно поставил Никита Рак в Воронежском театре драмы, завоевав диплом «За яркое воплощение классики на современной сцене».

Так вышло, что в основе некоторых наиболее тематически острых спектаклей фестиваля — инсценировки прозы. Например, Башкирский театр драмы из Уфы поставил «Навстречу мечте» Ангизы Ишбулдиной (по повести А. Баймухаметова «Не оставляй, мама!»). Тема социального сиротства была прочитана так точно и лаконично, так остраненно и вместе с тем ярко, что спектакль принес Ильсуру Казакбаеву приз за лучшее режиссерское решение.

Бурные дискуссии вызвал «Госпиталь» омского ТОП-театра по пьесе Светланы Баженовой, инсценировавшей повесть Михаила Елизарова. Режиссер Галина Пьянова жестко поставила шокирующую историю о дедовщине в начале 1990-х. В спектакле есть элементы вербатима и неожиданные политические параллели; постановке вполне заслуженно был присужден приз Центра современной драматургии «За дерзкий взгляд на искусство». Физически невозможно было попасть на все спектакли конкурсной программы, но кроме того была программа офф. В нее вошли эскизы по пьесам из шорт-листа конкурса «Евразия», показ любопытных короткометражек от мастерской «КиноLook». А главное — шли в переполненных залах постановки самого Коляда-Театра и его «кластера» — Центра современной драматургии. Специально для гостей фестиваля были поставлены в расписание дополнительные «Двенадцать стульев», где Олег Ягодин и Сергей Колесов разыграли смешную и жуткую историю о том, как бриллианты умершей тещи (которая все ходит и ходит за согбенным Кисой-Ягодиным) стали народным достоянием, клубом для всех, практически Коляда-Театром!.. А в ЦСД я увидела удивительный, внезапный по лиричности и точности ритма спектакль Рината Ташимова «Москва — Петушки» (текст Венички Ерофеева, инсценировка Светланы Баженовой), который лично для меня задал настроение фестиваля.

Заканчивается фестиваль мажорным аккордом: все желающие на двух автобусах едут на дачу Коляды, в деревеньку Логиново, где он летом пишет пьесы. В этом «летнем театре» (деревянная избушка, маленький двор) проходят еще три читки новых пьес; гостей фестиваля хозяин угощает шашлыком и пловом. По возвращении в город — закрытие: танцы, хлопушки и награждение лауреатов; общий праздник.

Фестиваль закончился, да здравствует фестиваль! Правда, в следующем году он пройдет не в привычном июне, а в конце осени и начале зимы, потому что лето в Екатеринбурге отдано будет футболу (город принимает Чемпионат мира).

А гости нынешнего «Коляда-Plays» увозят с собой не только обретенное ощущение единства и новые дружеские связи, но и заразительную энергию современной драматургии.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога