Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

28 сентября 2016

ДУДА И ЕГО ОРГАНИЗМЫ

«Слепой».
Duda Paiva Company (Нидерланды) и Black hole theatre (Австралия) в рамках «БТК-ФЕСТа».
Идея, хореография, работа с куклой и исполнение Дуды Пайвы.

— Какой у вас чудесный малыш!
— Я не малыш. Я его опухоль.

(«Хеллбой-2. Золотая армия»)

На фоне других фестивальных афиш программа последнего «БТК-ФЕСТа» кажется островком благополучия. Но не того сытого благополучия, которое синоним успокоенного «почивания на лаврах», а нормальной художественной коммуникации — поверх экономических, «железных» и прочих занавесов. Остается удивляться, чего это стоило организаторам в условиях нашего искривленного пространственно-временного континуума. Достаточно поверхностного взгляда, чтобы увидеть, что даже такие фестивали с опытом и статусом, как «Балтийский дом» или NET, вынуждены теперь корректировать свою программу или переакцентировать ее на «российского производителя».

Freak case — то, чего не хватало Петербургу. Словно разом окунаешься куда-то в разнузданную атмосферу поздних 90-х с ее «Кукартами» и «Солнцеворотами». Собрали лучшее по России: тут и «Железо» Б. Константинова с «Толстой тетрадью» А. Янушкевича (только-только с «Петрушки Великого»), и с пылу с жару премьера А. Лелявского. И скромные (в смысле незатратные) проекты из Европы, самые разные конфигурации фигуративного театра, порождающего всевозможных мутантов и гибридов: тут и человек-дельфин из Бразилии, и собиратель костей из Словении, и укротитель камней из Голландии. И много чего еще.

Открывал же фестиваль наш старый знакомец.

«Слепой» — самая развернутая из тех композиций Дуды Пайвы, которые мне доводилось видеть (например, пластический скетч на тему любви и свободы — «Ника»). Перед началом актер просит арт-директора Анну Иванову рассказать зрителям, что поводом к созданию стал его собственный опыт — тяжелая болезнь и слепота, встречи со всевозможными healers, как сначала говорит Пайва, а затем старательно воспроизводит уже на русском — «целителями».

Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Тело актера деформировано. Весь он в спрятанных под трико шишкообразных наростах — на груди, на плече, на колене. Некоторые из них Дуда просит почесать (жалуется, что его ноги слишком коротки). Зрители (самые смелые, кто рискнул выйти на сцену, будут немного ассистировать Пайве в течение спектакля) смущаются, но чешут. Некоторых Дуда просит рассказать про их «физические особенности». Зрители мнутся — «какие проблемы?». Одному не нравятся его уши. У другой проблемы исключительно «ментальные». «Это трудно», — без тени иронии соглашается Дуда.

Целительница, огромная негритянка с горящими глазами, сухой старческой кожей рук и гортанным голосом, возникает мгновенно, словно ниоткуда: это трюк-перевертыш одного из трех «абажуров», подвешенных над сценой. Перевертыш буквальный: «абажур» выворачивается наизнанку, а там — эта тетка. То, что начиналось как не то иммерсивный, не то свидетельский театр с элементами клоунады, оборачивается фантасмагорией при участии поролоновых созданий Дуды, чья природа, органика уже знакомы нам по предыдущим проектам.

Сказать, что создания Дуды Пайвы живут своей жизнью, — значит не сказать ничего. Шишки-опухоли, исторгнутые из его организма цепкой рукой хилерши-шаманки, именно что не хотят собственной жизнью жить. Или, наоборот, их хозяин никак не может отпустить свои страхи, привязанности, боль и рассказывает нам историю мучительной взаимозависимости, сложного химического состава из ревности, агрессии, страха, привязанности и нежности.

Завязанные в тугой эмбион, куклы расправляют свои конечности медленно, будто бледные ночные цветы свои лепестки. Тела их бледные, безглазые, ноздреватые — альбиносы, выросшие без солнца, типичные ночные создания.

Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Первым из тела Дуды исторгнут слепой монстр с большим плаксивым ртом. Поначалу не очень устойчивый на своих трясущихся паучьих ногах, он именно что не хочет отлепляться, виснет на своем создателе, кривит рот, цепко оплетает длинными паучьими конечностями. Отыгравшую свое куклу можно скомкать, завязать узлом, снова засунуть под одежду или вручить сидящим здесь же на сцене зрителям.

Второй появляется прелестная химера. И теперь уже сам Дуда никак не может расстаться со своей нежной, тоже слепой «галатеей» с висячими ушками, на длинных стройных ногах, чутко касающейся длинными пальцами лиц зрителей, — ведет ее, опекает.

Дальше — страшная сцена ревности, во время которой монстр едва ли не откусывает своей сестре-сопернице голову. В финале отец-создатель сам расправляется со своими детьми-болячками, втаптывает их в планшет сцены, а потом безутешно плачет, укладывая безжизненное тело на руки своей подруге-целительнице: «Воскреси!» И та завывает протяжно и гортанно свою погребальную песнь.

Спектакль Пайвы дает пищу ассоциациям. Можно сказать, что это фантомы слепца, визуализирующего свои болячки. Можно — что рассказывается почти библейская притча о Каине и Авеле. Не обходится и без мифологии Серебряного века с его страшными историями про созданий, поработивших создателей. Но все эти умопостроения — ничто без того холодка по коже, какой возникает, когда старуха-хилерша бросает в зал пронзительный взгляд своих блестящих глаз, или когда взгляд концентрируется на тянущейся куда-то, слепо шарящей руке, без предельной выразительности окончательно мертвого тела с безвольно откинувшейся головой.

На протяжении спектакля нам даже не кажется — мы уверены, что куклы-организмы передают импульсы своих тел кукловоду, задают инерцию кубарем катящемуся телу, манипулируют им. Эта череда виртуозных взаимных манипуляций на физическом уровне транслирует нам ощущение мучительной взаимозависимости. Боль не отпускает, а мы привязываемся к своей боли. Хотя финал дает надежду на другой шанс. Дуда извлекает из своего тела оставшиеся наросты поменьше: руку, ногу, голову, туловище. Складывает из них нового «буратино» и бережно уводит новорожденного малыша за сцену.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога