Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

10 мая 2017

ДОМ, В КОТОРОМ Я ЖИВУ

Вышел № 2 журнала «Замыслы»

Когда растет ребенок, его дни рождения отмечают чуть не каждый месяц. И фотографируют его бесконечно, понимая, что момент не вернется.

Когда возникает журнал, его первые номера — как фотографии того самого ребенка. К ним отдельный интерес. И каждый номер — праздник (так было и в «ПТЖ»). Это спустя годы, с приобретением периодичности, эксклюзивность пропадает, а пока «на первый-второй рассчитайсь» — это как рождения ребенка каждый месяц.

Тем более, журнал «Замыслы» склонен праздновать и широко вещать миру: спустя год у нас вышел второй номер!

Не знаю, в курсе ли редакция «Замыслов», но книжка мемуаров А. Р. Кугеля о том, как рождался и жил журнал «Театр и искусство», называется «Листья с дерева». Моя любимая книжка. Так вот, собрав осенью 10 000 листьев с деревьев и засушив их, по весне именно ими авторы журнала вручную прослоили страницы тысячи номеров. Эти листья гербария выпадают из книжки с непредвиденных страниц, давая непредсказуемый образный ряд… Дуб — дерево, липа — театроведение без источников, Бартошевич и Силюнас — учителя, Гаевский — «абстрактный бабник»… Листья с дерева неслучайны, и хотя, думаю, главная метафора подразумевала сохраненную историю, в книжке журнала собран именно профессиональный гербарий из воспоминаний старшего театроведческого поколения, рассуждений более молодых и сопоставительного анализа журналов «ПТЖ» и «Театр». Контрапункт к академическим листьям — полностью игровая структура журнала: с комиксами (рисовала А. Кострикова), вкладками и приложениями, записками и письмом М. Туровской в отдельном конверте. Человеческие руки рукодельно приложены ко многим страницам, включая листочки наклеенные и записки отрезанные. А мемуары из основной книжки нарезаны на реплики и собраны в брошюру «Звук лопнувшей струны» (шеф-драматург Ася Волошина): хотите — читайте Бартошевича-Гаевского-Солнцеву-Силюнаса подряд, хотите — вермишель из них. Я прочла сперва подряд, потом поклевала вермишель, печально осознавая, что я совсем не постмодернист.

Любовь молодых московских «ведов» к отеческим гробам вызывает у меня ностальгическое увлажнение глаз, я опять вижу родственные черты с молодым «ПТЖ»: уже со второго номера мы начали когда-то рубрику «Учителя», через 20 лет ставшую основой одноименного сборника о родном театроведческом факультете. Искали свои корни, от Кугеля до Калмановского, чтобы было куда расти веткам молодого журнального дерева.

Похоже чувствует себя «замысловатая» компания (назовем их, начиная с главного редактора Кати Костриковой: Алла Шуленина, Ксения Блохина, Валерия Климова, Маргарита Лялинская, Нина Ким, Софья Козич, Лиза Кешишева, Мария Смольникова), во многом посвящающая свой № 2 ГИТИСу, его «золотой кладовой»: преподавательскому фонду учителей и временам молодости этих учителей. Во дни сомнений и тягостных раздумий о судьбах театроведческого факультета ГИТИСа «Замыслы» крайне своевременно собрали мемуары, из которых встает факультет веселый и гордый, независимый и демократичный, при этом — при определенной исторической погоде — предававший своих учителей (Аникста, например, уволили по доносу студента), переживавший настоящие драмы (вместо беспартийного Ю. Кагарлицкого сделали завкафедрой партийную А. Образцову…). И все-таки этот номер дает укрепляющее ощущение многоукладного (и, что важно, — внепартийного) профессионального цеха, нынче находящегося в плачевном состоянии междоусобиц, провокаций, азефовщины, когда «брат на брата», сестра доносит на сестру, а однокурсница топчет однокурсницу… Буквально в те дни, когда нынешний московский театроведческий борется за право остаться собой, студенты устраивают пикеты, профессор Н. Шалимова в тех же «Замыслах» сокрушается об утрате образования в стране, а декан Н. Пивоварова, тоже написавшая про свой ГИТИС в этом номере, вынужденно уходит «по собственному желанию», — мы читаем уютнейшие воспоминания о Дживелегове, Мокульском, Бояджиеве, Томашевском (перепечатывал собственноручно на машинке диплом студента Силюнаса), о Маркове. И оказываемся в маленьком мире идеалистического отношения к науке, критике и театру, в мире утраченном, но еще живом и готовом быть живым: не первый раз идет властный погром гуманитарного знания…

Знаете, чем восхищает меня этот номер? Тут соединение мемуаристики, игры (вывернутый наизнанку заголовок газеты «Правда» говорит сам за себя: визуальный образ считывается моментально) и исследовательского начала. «Замыслы» дают хронику разгрома факультета-1949: по дням, по документам видна страшноватая картина начала кампании борьбы с безродными космополитами. Когда в молодости (ну, не так подробно!) нам рассказывали наши педагоги, как и что было (как, например, не сломили и не сделали «подписантом» нашу великую Л. А. Левбарг, тогдашнего ленинградского декана), казалось — повторений не будет никогда. Сегодня, когда квасной патриотизм шабашит на Лысой горе, нынешним молодым необычайно полезна прививка документами, сделанная их ровесниками. Все ведь так просто: один написал, другой поддержал, пятерых уволили…

Короче, «Замыслы» № 2 можно было бы назвать именем одной из наших рубрик — «Память профессии».

«Листья с дерева», «Учителя», «Память профессии»…

Память тут тоже молодая: каждый из аксакалов говорит о своей юности, и ясно, как вдохновенно это у каждого выходит! К тому же они говорят о том театре 1960–70-х, который питал не только их, но и, собственно, следующие поколения их учеников. И совершенно вот не знала, что московских студентов тогда принимали в ВТО с третьего курса, и они ездили по стране. В Ленинграде так не было, недаром В. Гаевский точно характеризует разность наших школ. Она и сейчас есть: питерец наверняка бы перепроверил источники и указал В. Силюнасу на то, что никакой «Александр Толубеев» не играл в товстоноговских «Варварах», что вообще не было такого артиста… И никогда Р. Габриадзе не вырабатывал дизайнерскую концепцию «ПТЖ» (это был художник А. Рюмин), а фотографии надо подписывать все, потому что непонятно, с кем из родственников снят А. Якубовский…

«Цеховой» номер «Замыслов» действительно цеховой. Они и декларируют: не вступать ни в какую партию. Как я их понимаю! Как понимает их весь «ПТЖ», с «нулевки» следующий словам Кугеля («Листья с дерева») о том, что на его страницах должны взаимотерпимо уживаться Евтихий Карпов и Сологуб. Конечно, добавлю теперь, если Евтихий не прислуживает в Минкульте и не доносит на коллег, лишая их финансирования и одновременно слывя спасителем русского театра…

Исследовательская сторона номера касается и сопоставительного анализа двух журналов — «ПТЖ» и «Театра». Тут я снимаю шляпу, шапку, кепку, панамку… Не потому, что остроумная идея сравнить редакционные концепции Марины Юрьевны Д. и Марины Юрьевны Д. (Дмитревской и Давыдовой) давно витала в воздухе. А потому что проделана колоссальная работа! Номера журналов за полтора года (2013–2015) проштудированы «вручную», столбиком выписаны все имена режиссеров, заведены в компьютерную программу, а из нее вылезли графики, статистика и выводы, которые во многом неожиданны даже для меня. Рухнула концепция, будто «Театр» пишет в основном о европейском театре, а «ПТЖ» о России. Нет, примерно одинаково. «Театр» больше всего пишет о Богомолове и Серебренникове и их же больше всего цитирует, «ПТЖ» ссылается, в основном, на Мейерхольда, а пишет больше всего… Нет, не о Праудине, Козлове и Бутусове, как обычно говорят. О Волкострелове! Короче, много неожиданного разглядела лично я в замысловатых списках и диаграммах…

Исследуя многоукладную театроведческую семью с ее дедами, прадедами, отцами и матерями, «Замыслы» не миновали и детей. Два интервью дают журналу сыновья театральных критиков: будущий ученый-биолог Игнат Давыдов (сын Марины Давыдовой) и уже сейчас чемпион Санкт-Петербурга по настольному теннису Петр Федотов (сын Евгении Тропп). Живущие на фоне театра и театроведческих мам, мальчики объясняют, почему не пошли по стопам старших…

«Замыслы» делали номер год, продолжив концепцию журнала как книги.

Закончив увлекательное чтение, которое рекомендую всем для каникулярного удовольствия, лично я с интересом буду ждать затей № 3 и по-прежнему завидовать тому, что у «Замыслов» есть позиция, энергия и драйв. А также предложу редакции «ПТЖ» в следующий редакционный день спеть над новой книжкой московского журнала «Где твои семнадцать лет»…

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога