Петербургский театральный журнал
16+

9 января 2015

ДМИТРИЮ ВОРОБЬЕВУ — 50! ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Совершенно неожиданно Дмитрию Воробьеву исполняется 50. Ну, как-то совсем внезапно. Неужели звездный курс Бызгу-Баргмана-Воробьева-Полянской подходит к этой дате?.. Видимо, Дмитрий Воробьева — первый. Надо точить перья…

При этом есть большое внутреннее воодушевление — поздравить именно Дмитрия Воробьева, еще недавно — Диму. Потом что если и есть у нас кто — так это он, настоящий крупный драматический актер, который всегда больше каждой своей роли (при этом роль не меньше его).

И ведь что поразительно? С самого начала в каждом спектакле он был содержателен и интересен. И наш № 8 20 лет назад зафиксировал начало творческой судьбы младшего представителя большой и разветвленной театральной династии Воробьевых (младшего на тот момент, потому что тогда еще ходили в детский сад Полина Константиновна Воробьева и Арсений Дмитриевич Воробьев, ныне тоже ставшие артистами).

Дмитрий Воробьев - Даниэль Штайн.
Фото — К. Синявский.

Он был содержателен и интересен, когда, выпускник курса И. О. Горбачева, играл Мишу Бальзаминова и Мсье Жоржа. Хрупкая неврастения и задумчивая потерянность Мсье Жоржа в спектакле Анатолия Праудина вообще сделали Дмитрия Воробьева актером почти культовым для тогдашнего поколения, на спектакль ходили по несколько раз. Но Праудин совершил режиссерский кульбит и назначил драматического неврастеника Воробьева на роль Скалозуба в «Горе от ума», уронив хлипкого перепившего полковника в прямом смысле мордой в салат и обнаружив в этот момент эксцентрические свойства в драматическом даровании молодого артиста.

А потом был поразительный Леонидик в праудинском «Бедном Марате», и был переход из Александринки в «Балтийский дом», а там — «Три товарища» того же Праудина с тоской по мужской дружбе и военному братству, мерзкий Жан в галибинском спектакле «Фрекен Жюли», и блистательная роль в «Школе для дураков» Андрея Могучего, Сирано де Бержерак и Незнамов в «Без вины виноватых» Владимира Туманова…

Дмитрий Воробьев был всем нужен, но однажды ушел из профессии на несколько лет и вернулся только к Анджею Бубеню в Театр на Васильевском, где сыграл роль, опять сделавшую его «больше, чем актером», но уже для нового времени. Он сыграл Даниэля Штайна. Герои спектакля «Даниэль Штайн — переводчик» жили в плену вер, догм — герой Воробьева был свободен. Это дыхание свободы можно было передать только через свободу актерскую. Покой — через покой. Отсутствие в мире конкретностей — именно его отсутствием. Каждый из героев сценического муравейника что-то бесконечно делал, мастерил, был режиссерски привязан к непрекращающимся физическим действиям. А у Воробьева предметный мир был отнят. Вообще. Его руки касались только черного пепла, покрывающего землю, а «центр внимания» был высоко над головой, прямо по вертикали — вверх… Это «вверх», эта способность к «вертикальному» строению роли и отличают Дмитрия Воробьева…

С Бубенем появились на сценический свет запаренный, помятый помещик Смирнов — никакой не «медведь», а скромный немолодой миляга, помимо своей воли влюбляющийся с полоборота в ведьмообразную помещицу Попову («Водевили») и Джон Проктор в «Салемских ведьмах»;  — совсем не богатырь, не Е. Урбанский, а по-своему мягкий и добрый Джон Проктор, совершающий трагический нравственный выбор.

День рождения — не просто повод вспомнить все прекрасные роли Дмитрия Воробьева (были еще «Двое на качелях», «Вирджиния Вульф») ныне актера БДТ. Это повод для настоящей творческой радости: есть такой актер, которого, по замечанию одного критика, уже и хвалить как-то неприлично раз за разом…

Вот думаю: Воробьев на сцене редко смеется, чаще — застенчиво улыбается. Как-то стыдливо скособочась при этом. Сосредоточен, закрыт, смотрит искоса, «низко голову наклоня»…

Но сегодня трудно не высказать (и высказать) радость от того, что у нас есть такой артист. Просто он есть.

Большой артист, одним словом.

Поздравляем!

В именном указателе:

• 

Комментарии (4)

  1. Арсений Сагальчик

    Дима! Вы очень хороший артист! У Вас все впереди, продолжайте быть таким, какой Вы есть. Жалею, что не поработал с Вами, жалею, что мало общался. Вы талантливый человек. Низкий поклон.

  2. Татьяна Джурова

    Леонидик на полупустой малой сцене Александринки – целевой спектакль для блокадников в день снятия. Год примерно 2000. С тех пор для Для меня Дмитрий Воробьев на сцене – как Алексей Баталов в кино. В его природе есть какая-то особая раздумчивость, качество, которое становится все более и более редким, формирует самый высокий градус доверия – к его персонажам и тому, кто стоит за ними. Та внутренняя работа с собой, которую постоянно ведут его герои на сцене – это то, что нельзя сымитировать. Поздравляю и очень люблю.

  3. нина

    Замечательный артист! Можно пойти на спектакль только ради него. Творческих побед!

  4. Юлия

    Удивительный актёр! Самый настоящий. Самый любимый. Вот уже много лет.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога