Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

11 мая 2020

ДМИТРИЙ ЧЕРНЯКОВ, ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Чернякову 50.

Юбилей подвигает поздравителей что-то вспоминать, обобщать и, наконец, славить адресата. Буду придерживаться традиции.

Вспоминаю.

Впервые мы увиделись с Митей Черняковым на премьере «Молодого Давида» в Новосибирске. Был лютый холод, а на Мите явно не теплая черная курточка с поднятым воротником, в который не спрятать нос. Спектакль по опере Владимира Кобекина на либретто Алексея Парина оказался по тем временам (1998 год) сложным, странным и необычным. По языку — музыкальному, вербальному, сценическому. По коммуникации — зрители сидели на сцене. По актерским задачам — решаемым в непосредственной близости от зрителя и не предполагающим привычной оперной фальши… По всем компонентам он вырывался из тогдашней оперной обыденности, хотя не был вполне понят и принят широкой публикой. Зато его отобрали на «Золотую Маску» и показали на сцене Центрального театра Советской Армии, о чем свидетельствую.

Второй сюжет — «Аида» все в том же Новосибирске. 2004 год. Группа товарищей не успела на премьеру и прилетела на второй спектакль. Черняков не пустил. Он категорически ставил на первый состав. Никакие уговоры критиков, никакое давление на директора, коим был тогда замечательный Борис Михайлович Мездрич, никакие истерики и скандалы, угрозы уехать и не приехать больше никогда не помогли. Мы промаялись в славном городе Новосибирске два дня без дела, но в театр попали только тогда, когда режиссер разрешил… Единственный случай в моей практике. Думаю, что не только в моей.

Третий сюжет — премьера «Евгения Онегина» в Большом театре. Эпохальная. Поменявшая и расколовшая оперный мир. Место мое оказалось рядом с Жераром Мортье, потому как в тот день проходил международный семинар по опере, продолжались разговоры общие и частные, коих Мортье совершенно не чурался. И вот с первых минут мы начали переглядываться. Сначала с удивлением и настороженностью, а потом в едином и полном ощущении понимания и счастья — чем дальше, тем больше. А потом прямо мимо нас величественно прошествовала до крайности возмущенная Вишневская Галина Павловна, звонко объявляя, что это не Чайковский, а полное безобразие и произвол.

Обобщаю.

За 22 года работы Дмитрий Черняков поставил более 50 спектаклей в самых известных театрах мира. Работал с лучшими дирижерами и солистами мировой оперной сцены. Стал самым плодовитым отечественным оперным режиссером с мировым признанием в истории театра. Остался при этом неудобным и неуступчивым. Медленным и упрямым. Максимально требовательным к себе и всем участникам по выполнению задуманного. У него минимальный зазор между «что» и «как»… Он всегда сложен и внятен одновременно. Всегда последователен в ведении истории, которая обязательно рассказывается. Бессюжетные ребусы и ассоциативные посылы в никуда или во все на свете — это не про его спектакли. Он слишком ясно мыслит. Причинно-следственные связи поступков, психологические мотивировки действий персонажей в его работах так и не устарели, просто усложнились, как усложнилось современное сознание. Он хочет быть понятым, потому что есть о чем сказать. В его спектаклях артисты кажутся гениальными. А дирижеры — вольно или невольно ведут непростой, нелинейный, но насыщенный диалог с видеорядом. Взаимоотношения сцены и музыки столь разнообразны, прихотливы, парадоксальны и содержательны, что сами по себе тема для размышлений и увлекательный сюжет, — это главное в оперном театре Чернякова, в этом реализуются все смыслы поисков и новаций режиссера.

И, наконец, про оперный театр Чернякова — не оговорка. Он построил его из поставленных по всему миру спектаклей. Он выработал свой язык, лексику, принципы. Не просто накопил приемы и заимствует из «шума культуры». Он создал метод — совокупность рациональных действий, путь практического осуществления чего-либо, как сказано в словарях про метод. Свой, собственный, похожий и совершенно не похожий на другие. Попробуйте повторить — не получится. А он может и имеет право «повторять», потому что абсолютно индивидуален — личностно и художественно.

Славлю.

У Чернякова множество почитателей и столько же недоброжелателей. Классно для живого творчества. Он всегда на виду, на каждый спектакль надо попасть, всякий вызывает интерес. Это ли не слава? Только она к тому же не вполне личная Мити Чернякова слава. Она уже есть вклад — значительный, весомый — в искусство, оперу, театр, историю. Пышно сказано. Но ведь это же правда…

С любовью.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога