Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

15 марта 2015

ДЕВЧОНКА ДЖИМ ХОКИНС И МЕХАНИЧЕСКИЙ ПОПУГАЙ ФЛИНТ

«Остров сокровищ». По роману Роберта Льюиса Стивенсона.
Спектакль Королевского Национального театра. Великобритания, 2014 год.
Режиссер Полли Финдли, художник Лиззи Клачан.

В этом году нам продолжают показывать театр и оперу в кино. Понять, по какому принципу тот или иной спектакль попадает в афишу кинотеатра, несложно. Один из критериев ‒ наличие медийной «звезды». Дэвид Теннант, запомнившийся в сериале «Доктор Кто» и заявивший о себе в театре сначала в «Гамлете», а потом в «Ричарде II», или Том Хиддлстон из марвелловских комиксов про Тора, сыгравший в «Кориолане», уже отработали свое, теперь пошли звезды «поменьше». В «Острове сокровищ» это Артур Дарвилл, сыгравший роль второго плана в сериалах «Доктор Кто» и «Бродчерч». Но нельзя сказать, что спектакль поставлен на него.

Роман Стивенсона о поиске сокровищ при желании можно прочитать не только как череду удачных квестов, но и как азартную историю манипуляции дружбой и доверием. Автор его сценической адаптации для спектакля Королевского Национального театра Бриони Лавери (Bryony Lavery) делает два решительных шага. Шаг первый: Джим Хокинс — пытливая девочка, а не заумыш мальчик. Шаг второй: основной конфликт разворачивается между Джимом и одноногим Сильвером.

Сцена из спектакля.

Сердце, жаждущее приключений и дружбы навек, вполне может принадлежать особе женского пола. То, что Джим Хокинс (Пэтси Фэрран) — девчонка, вызывает «веселую путаницу» и постоянные «занятные» оговорки. Когда ее впрямую спрашивают, кто она —девочка или мальчик, Джим без обиняков отвечает: «Это мое дело». Действительно, ее: тут не поспоришь. Широкие штаны, гетры на тощих ногах, блуза и сверху вязаная кофта, нелепая сосулька косички, торчащая из-под шапки. Подросток, скучающий возле старой таверны «Адмирал Бенбоу». Начинается все с традиционной травестии, где девушка копирует манеру поведения современного мальчишки, занижает голос и сутулится, сунув руки в брюки. Но не выдает себя за парня. Угловатость и напускная грубость свойственны ей в силу возраста, а не пола. Это когда-нибудь пройдет, и будет она порядочной леди с невозможными манерами. Но пока Джим Хокинс воспоминает события с азартом человека, только что вернувшегося из прекрасного веселого путешествия. Никакого мрачноватого ужаса, страха, подчас охватывающего героя книги, нет. В спектакле ужас ирреальный, пришедший из ночных кошмаров и быстро исчезающий. То отрубленная нога пирата явится воочию и пролетит по сцене, то кисть руки Билли Бонса начнет душить юную авантюристку. Или кровь обильно зальет живот пиратки Обжоры, и она произнесет коронную фразу: «У моего пуза ощущение, что мне перерезали глотку», ну или что-то подобное. Конечно, только в представлении Джим пираты такие смешные, неуклюжие герои Диснейленда. Накладные усы и бороды, многочисленные шрамы и татуировки, парики и драные камзолы, свидетели прежней роскоши. Все как будто перекочевало из фильмов про пиратов. Характеры персонажей явно позаимствованы из народных комедий. Сброд с явными умственными отклонениями, парад разнополых фриков. Черный Пес путает, какое он животное — пес или кот. Перебежчик Счастливчик всегда попадает в нелепую ситуацию — то птица на голову капнет, то мачта свалится; Сью-Молчок не разговаривает, но воет, как сирена; матрос Грей (Grey — англ. «серый») —пыльный мешок: в серой униформе, с серым лицом, и даже его усы припорошены чем-то серым.

На сцене «морская» история, даже при всей ее карнавальности и костюмированном бале пиратов, проигрывает кино, если только не пользуется преимуществом тонкой психологической интриги. В «Острове сокровищ» суть не в поисках золота. Главное противостояние происходит между юным Джимом Хокинсом, представителем идеалистического мира, и тертым калачом Джоном Сильвером, прожженным скептиком, умело притворяющимся романтиком. Авторы спектакля, выясняя, кто тебе друг, а кто враг, побоялись серьезности и в итоге ушли в игру слов, динамично разворачивая некоторые из сюжетных ходов. Книжный Сильвер остался безнаказанным и единственный из всей компашки вернулся на континент, прихватив причитающиеся ему богатства. На лондонской сцене пиратов и даже выдающегося манипулятора и шантажиста Сильвера засыплет несметным количеством золота. Банальная смерть. Спектакль ‒ гимн бутафорам и гримерам, а также техникам, умело управляющимся со сценой-трансформером. Сценографические преображения постоянно поднимающегося трюма смотрятся развлечением на поворотном круге. Одна декорация уехала, другая приехала. Так и здесь. Опустили Дом, подняли Пещеру. Но вся красота, теряющаяся на экране кинотеатра, сосредоточена в канатах и реях «Испаньолы», неожиданно появившейся откуда-то снизу, в огромном и звездном небе, висящем, как кажется, где-то очень высоко над сценой. К тому же, указующий перст Флинта, составленный как созвездие, тычет в клад, который никак не могут найти недотепы. Впечатляет механический попугай по прозвищу Флинт, именно он, а не Джим, крадет карту, и вообще этот попугай ведет себя как живой.

Сцена из спектакля.

Присутствие женщин в сугубо мужской истории ничего не меняет, происходит осреднение пола. Помимо Джима есть еще доктор Ливси (Александра Маер) — скорее блюстительница закона в пудреном парике, чем врач. Но толку от нее мало, она может только констатировать смерть. Призраки, донимавшие обильно татуированного Билли Бонса (Эйдан Келли), преследуют всех пиратов, в том числе и Долговязого Сильвера. Гениальная выдумка выжившего из ума Бена Ганна (Джошуа Джеймс) — напугать Сильвера голосом старого Флинта — сделана, как трюк из школьного спектакля. Пираты лицом к зрителям страшно боятся неизвестно откуда взявшихся ругательств Флинта, в то время как за их спинами торчит придурковатый адмирал Трелони (Ник Флетчер) и кричит в рупор.

По идее автора пьесы и режиссера жертвой дружбы Сильвера оказывается не только Джим, но и Бен Ганн. И того и другого Сильвер жестоко обманул, выдавая себя за друга. Книжный Сильвер — обаятельный мошенник, вызывающий доверие и этим пользующийся. Умный Хайд, виртуозно притворяющийся Джекилом. Но Артур Дарвилл делает Сильвера злобным простаком. Он с ленцой рассказывает о том, как вычислить путь по звездам, и относится к Джим, как к равной. Не старается подружиться, но его отрицательное обаяние манит сильнее золота.

Стивенсон основной «добродетелью» Сильвера выводил его способность распоряжаться деньгами. Не так трудно заработать грабежом или удачей, труднее сохранить и вложить деньги в выгодное дело. Шальные пиастры редко кто способен потратить с умом. Но создателей спектакля не привлекла такая прагматичность. Пират-прагматик разрушил бы все законы жанра. В этом спектакле все сделано так, чтобы он запомнился визуально и не сильно утомлял реалиями книжной (читай — выдуманной) пиратской жизни.

Комментарии (2)

  1. Boris Tuch

    Хорошо бы добавить, что впервые Джим Хокинс превратился в девушку в советском довоенном киномюзикле по “Острову сокровищ”. Там была совершенно потрясающая пиратская песня “По морям и океанам злая нас ведет звезда”.

  2. Надежда Стоева

    В этом довоенном мюзикле как-то “работало” то, что Джим девушка? Может появлялись какие-то обстоятельства или развязки другие? В английской версии это оказалось не так важно. А песня живет дольше киномюзикла ))), она и сейчас известна.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога