Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

4 апреля 2021

ДАНТОВСКИЙ МОШЕННИК СОРОК ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

К юбилею Сергея Лейферкуса

Всемирно известный баритон Сергей Лейферкус дебютировал на сцене детского музыкального театра «Зазеркалье» в партии Джанни Скикки в одноименной комической опере Пуччини в канун своего дня рождения.

С. Лейферкус (Джанни Скикки).
Фото — Виктор Васильев.

Сергея Лейферкуса знают в мире прежде всего как фирменного оперного злодея — барона Скарпиа в «Тоске» Пуччини или интригана Яго в «Отелло» Верди. Не забыть знатокам и его верховного жреца Дагона в «Самсоне и Далиле» Сен-Санса, повелевшего Далиле поскорей соблазнить Самсона, чтобы лишить его сверхъестественной силы и ослепить. В этот же ряд идеально вписывается иезуит Рангони из «Бориса Годунова» Мусоргского, который дьявольски наущает Марину Мнишек. Певец долго был и незаменимым Онегиным в опере Чайковского, а в его же «Пиковой даме» захватывающе рассказывал историю «Венеры московской» в своей балладе и отчаянно кутил в игрецкой, исполняя шаловливые куплеты про милых девиц.

Урожай партий, исполненных этим невероятным баритоном по всему миру за время долгой и еще продолжающейся исполнительской карьеры, по его подсчетам, приближается к 100. Но комического мошенника Джанни Скикки в опере Пуччини Сергей Лейферкус пел только на заре своей еще тогда ленинградской карьеры — в 1976 году на сцене Ленинградского академического Малого театра оперы и балета. Режиссером того «Джанни Скикки» был Александр Петров, который поставил эту оперу в «Зазеркалье» в 2005-м уже в других декорациях, хотя сочиненных тем же Вячеславом Окуневым, с которым работал в 1976-м. Александр Петров придумал своему другу очень дорогой подарок, предложив Сергею Лейферкусу выступить в новом «Джанни Скикки» сорок пять лет спустя — как второй раз родиться. Пригласили даже дирижера, который выпускал премьеру 45 лет назад, — Александра Анисимова.

Сцена из спектакля «Джанни Скикки».
Фото — Виктор Васильев.

Опера — искусство временнóе, и где как не в нем лучше всего сохраняется время — все о нем воспоминания и его ощущения. Надо было видеть фантастическое преображение певца, вышедшего в костюме пуччиниевского героя: его лицо, озаренное счастливой улыбкой, казалось поюневшим на те самые 45 лет. Партия Джанни Скикки оказалась для Лейферкуса своего рода ролью-талисманом, открывшей новое дыхание, передав импульсы молодости, введя память певца в поток бодрящих воспоминаний, возвращающих его в славное прошлое и дарующих, судя по всему, не менее интригующее будущее. А ведь рядом с ним выразительно суетилось поколение молодых коллег, которым он ничуть не уступал в энергетике, динамике и задоре. Собственно, эта партия вновь рассказала о том, что такое музыкально-артистический феномен Сергея Лейферкуса, на которого и тогда, и сегодня спрашивают «лишний билетик».

Младший ровесник поколения Андрея Миронова, он привнес в период застоя советской оперы азарт новой эпохи, которой хотелось больших перемен и свободы. Его Онегин, на которого певец был ошеломляюще похож, оказывался для публики не просто хрестоматийным героем, сошедшим со страниц Пушкина и Чайковского: он демонстрировал современного денди, эдакого стилягу, по-интеллигентски дразняще заманивающего куда-то туда, в закрытую за железным занавесом Европу, опьяняющий воздух которой чувствовался все острее. Лейферкус делал оперу искусством остро современным, придавая языку классики дерзкую свежесть настоящего, в то же время обогащая его интеллектуальными щедротами прошлого.

С. Лейферкус (Джанни Скикки).
Фото — Виктор Васильев.

В Петербург в последнее время зачастил маэстро Пласидо Доминго, еще один оперный долгожитель, который старше Сергея Лейферкуса на пять лет. Оба сохраняют бодрость духа и, что еще важнее для оперного певца, шокирующую свежесть голоса, благодаря верности профессии, тотальной влюбленности и погруженности в Оперу. Они не раз встречались на одной сцене, в частности, в «Отелло» Верди. У каждого из них сегодня молодежь эпохи гаджетов должна учиться буквально всему — от манер до звуковедения, от внешнего вида до чувства композиторского стиля и запредельной ясности произносимых слов и пропеваемых нот, несущих смыслы, чувства, идеи. В последнем пункте, касающемся слов, Сергей Лейферкус, пожалуй, во многом превзошел своего испанского коллегу. В эпоху скомканного, суетливого говорения, катастрофического сокращения словарного запаса до «обезглашенных» спс и пжлст они во весь голос поют с оперной сцены о сохранении Человека как вида, о сохранении культуры и цивилизации.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога