Петербургский театральный журнал
16+

23 апреля 2010

ФЕСТИВАЛЬ «АРЛЕКИН»

С 20 по 26 апреля на сцене театра-фестиваля «Балтийский дом» проходит Седьмой Всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин» (www.arlekinspb.ru).

В рамках фестиваля проводится конкурс на соискание Национальной премии в области театрального искусства для детей «Арлекин» (в этом году жюри конкурса возглавляет режиссер Анатолий Праудин, в 2006 году — первый обладатель серебряного «Арлекина» в номинации «За лучший спектакль»).

О событии рассказывают авторы «Петербургского театрального журнала».

ЛАБОРАТОРИЯ «МОЛОДЫЕ РЕЖИССЕРЫ — ДЕТЯМ»
И «ЯРМАРКА ИДЕЙ»

22 апреля в крохотном, переполненном под завязку репетиционном зале МДТ — Театра Европы состоялось событие, для Петербурга весьма примечательное. Режиссерские лаборатории в последнее время по всей России растут, как грибы, цели у них весьма благородные и конкретные. Но до недавнего времени Петербург всеобщий лабораторный ажиотаж не разделял, наблюдал, поджав губы, как молодые питерские режиссеры уезжают ставить в провинцию. В прошлом году город буквально взорвался, благодаря безумной и прекрасной Милене Авимской — состоялась Первая Режиссерская Лаборатория ON.Театр (см. № 57 «ПТЖ», там об этом подробно!). Милена, Театр Ленсовета и примкнувший к ним в этом году БДТ продолжают начатое дело, а фестиваль «Арлекин» организовал и провел собственную режиссерскую лабораторию «Молодые режиссеры — детям».

Молодым режиссерам, учащимся или выпустившимся не более, чем 5 лет назад, было предложено представить организаторам лаборатории заявку на участие — краткую экспликацию спектакля для детей до 12 лет. Организаторы отобрали самые перспективные заявки. Шесть молодых режиссеров в течение шести дней подготовили шесть пятнадцатиминутных отрывков — заявок на спектакль и представили их на суд аудитории — главрежей, худруков, директоров российских театров, театральных критиков, выпускников РАТИ 2009 (знаменитых «женовачей», чьи спектакли, родившиеся из такой же лаборатории, идущие сейчас в РАМТе, включены в этом году во внеконкурсную программу «Арлекина»). Результатом лаборатории «Арлекина» должны стать новые детские спектакли в российских театрах на основе лучших заявок-показов. СТД России гарантировало материальную поддержку этих постановок.

Никаких неожиданностей или потрясений не было, но и без позора обошлось. В каждом отрывке было что-то особенное, привлекательное. «Леля и Минька» по рассказам Михаила Зощенко в постановке Рузанны Мовсесян (ученица Камы Гинкаса, выпуск 2005 года) — стильная и прозрачно-печальная история про то, что иногда люди вырастают, но так и не становятся взрослыми, детство держит их, не отпускает. Рузанна продемонстрировала замечательное умение выстраивать подтекст, работать с актерами и литературным материалом, музыкальный вкус и мудрый взрослый юмор. Очень интересно прозвучал отрывок из книги Константина Сергиенко «Картонное сердце» в постановке Алексея Смирнова (СПбГАТИ, курс Игоря Зайкина, 2005). Черный пандус, белое покрывало, черные «тренинговые» костюмы актеров и несколько черных зонтов. История картонного человека, не такого как все, ищущего свое сердце, была рассказана просто, искренне, без нажима и надрыва, со вкусом и фантазией, запомнилась тактичностью и нежной хрупкостью. Валентина Мозолькова (СПбГАТИ, курс Ю. Красовского, 2003) вытащила на свет почти позабытую историю Корнея Чуковского про Бибигона. На крошечной площадке за десять минут был подробно воссоздана атмосфера начала 30-х годов, с патефонами, танцами, платьицами, человеческими типажами. Были отмечены яркие, запоминающиеся актерские работы, точность попадания в эпоху. Молодой режиссер Антон Преснов, студент РАТИ, мастерская Сергея Женовача, уже работает в небольшом театре города Долгопрудный. Он показал ироничную версию «Мухи-Цокотухи» Корнея Чуковского, дополненную стихами Владислава Романова. Режиссер привез актеров своего театра — молодых, очень увлеченных, активных. Очень интересным показался выбор материала Натальей Гариной, (СПбГАТИ, курс Александра Петрова, 2007), она представила зрителю отрывок по мотивам рассказов Людовика Ашкенази «Откуда берутся дети». А Елена Попова(Щукинское училище, III курс Александра Вилькина), выбравшая для показа «Маленького принца» Сэнт-Экзюпери, не побоялась выпустить на сцену шестилетнего мальчика в главной роли.

Сдержанное и короткое обсуждение свелось к выявлению проблемы — молодому режиссеру сегодня не нужна пьеса, они предпочитают брать прозу и сочинять сценический текст, искать театральный язык. В этом присутствовавшие в зале молодые режиссеры были единодушны. В то же время выяснилось, что мало кто из них знает, например, о том, что вот уже два года драматургический конкурс Евразия, проводимый в Екатеринбурге по инициативе Николая Коляды, вручает премию за лучшую пьесу для детей. Заговорили было о проблеме детского восприятия, но быстро закрыли тему — слишком глобальна. Не коснулись и еще одной проблемы — способа актерского существования. Вот как сделать так, чтобы на лицах актеров не появлялось это специфическое выражение: «Дети, сейчас мы сыграем для вас сказку»? Чтобы не было заигрывающего хихикания, пученья глаз, бессмысленного крика? Без этого, к сожалению, в показах не обошлось.

Обсуждение плавно перетекло во вторую часть, эксперимент в чистом виде — «Ярмарку идей». По правде говоря, такие «ярмарки» давно известны и практикуются на кинофестивалях и форумах. Молодые режиссеры представляли идею спектакля для детей, который они хотели бы поставить. Поскольку никто точно не знал, как это следует делать (то есть, ничего не знал о питчинге), то получилось нечто очень неформальное, теплое, заразительное. Блистали обаятельные женовачи. Но идеи спектаклей, более или менее разработанные, по-видимому, не слишком увлекли руководителей театров. А может, просто сказалась духота и отсутствие обеда, но к концу ярмарки крохотный зальчик почти совсем опустел.

К чести организаторов лаборатории и ярмарки, все было сделано с умом и тактом, пресс-релизы исчерпывающе информативны. Актеры и режиссеры, участвовавшие в показах, получили гонорары. Все ясно говорило о том, что лаборатория проводится не для галочки, а от искреннего желания что-то изменить, готовности идти на контакт и о доверии молодым режиссерам. Теперь дело за самими режиссерами и за театрами. О результатах лаборатории и ярмарки мы вам обязательно сообщим. Продолжение следует.

Подробная информация о лаборатории на сайте фестиваля “Арлекин”: www.arlekinspb.ru

«ПОЧТИ ВЗАПРАВДУ» НА «АРЛЕКИНЕ»

Внезапно ее охватила дрожь, и она подумала: «А он вообще-то существует?». Она присела к столу и уронила голову на руки: «Может, я его просто-напросто выдумала?…»

Реплика женщины, отчаявшейся в ожидании своего ненаглядного? Нет! Это Белка глядит вслед исчезающему в лесу Муравью. Герои голландского сказочника Тоона Теллегена наследуют весь опыт, пережитый человечеством в XX веке и не только, начиная от депрессий и заканчивая экзистенциальным ощущением небытия. У персонажей, названных именами животных, не «лапы», а «руки», и различия в росте и весе периодически исчезают. Они скорее сбежали из пьесы абсурда, а не из фольклорного леса (недаром писателя называют «Амстердамским Хармсом»), они все, в принципе, люди, но — со странностями.

В спектакле РАМТа «Почти взаправду» (инсценировка одноименного цикла рассказов Теллегена, сценическая композиция и режиссура — Екатерина Половцева) нет хвостов, рогов, усиков, хоботов и прочих бутафорских частей. Здесь образ возникает с помощью обычный одежды: черный меховой жилет превращает в Ежика, тельняшка и белый фрак — в Тюленя, синий комбинезон — в Слона, красно-синий рюкзак становится отличительной чертой Муравья, а коричневое простое платье наших прабабушек с беленьким воротничком — Белки. Вместо леса здесь пространство, напоминающее чердак, где свалены кованые стулья с изящными спинками, столешница, ящики, порванный чемодан, зонтик, бутылки и банки, колеса от велосипедов и прочих механизмов, странные тюки и другая рухлядь, из которой можно сделать не только перегонный аппарат для меда, но и специальную шкатулку для хранения важных дней с подсвеченным синим экраном (своеобразный компьютер), и даже почту, где письма приезжают к адресату на веревке, протянутой вдоль сцены. Сходство с животными дано полутонами, на уровне отдельных жестов: так Тюлень стучит в дверь не кулаком, а тыльной стороной руки, потому что у него ласты, а не руки.

Способ существования персонажей — эксцентрика, доходящая до клоунады (например, в сцене очередного дня рождения герои «едят» воздух из воздушных шариков разными способами: каждый со своей скоростью, с особым свистом). В спектакле есть уже сложившийся ансамбль: Олег Зима (Шмель, Морж, Крот), Анна Ковалева (Белка), Сергей Печенкин (Муравей), Роман Степенский (Слон), Нелли Уварова (Ласка, Бабочка), Михаил Шкловский (Ежик, Тушканчик, Червяк, Комар) — и каждая роль заслуживает подробного анализа.

Любая сказка Тоона Теллегена состоит из нескольких коротких рассказов, эпизодов из жизни героев, почти анекдотов по форме. Режиссер Екатерина Половцева объединяет их так, что складывается единая история о познании мира во всей его сложности, начиная от того, как это — «скучать», и заканчивая ощущением экзистенциального страха смерти, где есть только «ничто», «нигде» и «никогда»: Муравей с закрытыми глазами рассказывает Белке о том, что мир для него исчез, но через мгновение этот мир оживает, и начинается очередной день рождения, например, Морской Свинки.

Как и всякую хорошую сказку, этот спектакль можно назвать философской притчей о вечных вопросах бытия, на которые нет ответов.

Комментарии (7)

  1. Оксана Кушляева

    «Муравей. Я скучаю по тебе. Муравей …», – кричала Белка отрывисто и удивленно. А Муравей хандрил и просил, чтобы она сказала ему: «Ты такой храбрый, Муравей». И Белка старалась, она на все лады повторяла эти четыре слова, чтобы вышло искренне, «почти взаправду»…

    Если бы в фестивале имени Володина «Пять вечеров» была программа «Володинское – детям», то спектакль Екатерины Половцевой по рассказам Тоона Теллегена «Почти взаправду» точно бы туда вошел. В этом детском мире, который сочинили для нас режиссер и молодые актеры РАМТа, каждый герой создан с вниманием и любовью, каждый скучает, тоскует, негодует, сомневается, болеет, а также радуется, любит, играет, лакомится тортами, танцует на деревьях и отправляет письма.
    В компании экспериментатора Слона, интеллектуала Ежа, декадентки Бабочки, вечно испуганной и сомневающейся Ласки, прямолинейной Белки и романтика Муравья каждую секунду разрешаются самые простые, а вернее, самые сложные вопросы, которые взрослые уже отвыкли себе задавать, и разве что посмеются, когда спросишь у них: «Неужели солнце не может не заходить, если я его об этом прошу?», «Будет ли что-то там или есть только здесь?», или, как спрашивал Володин: «Зачем расставаться с любимыми?»…

  2. Марина Дмитревская

    Что за прелесть эти сказки Т. Теллегена!
    Первый раз видела «Почти взаправду» как кукольный спектакль М. Азизян. Скорее для взрослых.
    — А что именно у тебя устает? — спрашивала Белка Муравья.
    — Не знаю. Просто устаю. Весь, целиком, — отвечал Муравей усталым голосом Сергея Дрейдена…
    Я писала об этом спектакле в «ПТЖ», и рецензия называлась «Все наши комплексы». Наши. Взрослые. Комплексы.
    Нынче — очаровательный спектакль Кати Половцевой, сочиненный легким пером, лиричный, грустный и одновременно азартный. Тут «все наши комплексы» скорее детские (страх, что день рождения не удастся — у Ласки, невозможность владеть восходами и заходами — у Тушканчика), и герои тут дети: Муравей, влюбленный в Белку (хотя это так у них не называется) ходит со школьным ранцем и ревнует Белку к Слону, и стоит — как Ромео под балконом Джульетты (домик Белки высоко).
    Но про Ромео знаем мы и Катя Половцева, а они, зверушки, — в детском счастливом неведеньи.
    Там есть вещи просто очень глубокие. На маскараде, куда все звери наряжаются невиданными хрюнделями и зелюками, Белка притворяется то Шмелем, то Муравьем — и ее не пускают, потому что нельзя переодеться никем из знакомых. А когда она наряжается самой собой, обнажает свою сущность (забирает платье в рыжие штаны и становится из девочки белкой) — пускают.
    Спектакль сделан из самого вещества театра, из воздуха. После него еще долго дышится и слышится…

    Сегодняшний (24 апреля) «Бесстрашный барин» по сказкам Афанасьева (режиссера Марфы Назаровой) тоже из РАМТа, тоже вырос из программы юных женовачей, тоже игровой и азартный, тоже все в нем рождается на наших глазах, и шебутной парнишка, не дающий взрослым спокойно спать, становится «бесстрашным барином», проходит путь приключений и стихает, не став победителем в этой сочиненной жизни…
    С. Женовач научил своих «младших» легкому дыханию, научил делать сценический текст многослойным, многосоставным, смыслы этого театра множатся, но не оседают тоннами, а взлетают, как шарики, воздухом из которых лакомятся зверушки Теллегена. Просто зависть берет! И хочется присоединиться к их пиру, устроенному РАМТом…

  3. Екатерина Гороховская

    Важное дополнение: организаторы лаборатории “Молодые режиссеры – детям” – Российская Национальная премия и фестиваль театрального искусства для детей “Арлекин” совместно с Российским академическим Молодежным театром при поддержке Союза театральных деятелей Российской Федерации и Академического Малого драматического театра – Театра Европы (г. Санкт-Петербург).

  4. Марина Дмитревская

    Я думаю, что на “Арлекине” нынче не присудили главной премии “За лучший спектакль” потому, что лучшие были вне конкурса. Я даже предполагаю, что это были РАМТ-женовачи. Почему-то я думаю, что, посмотрев их (а почему, собственно, они были вне конкурса?), просто уже нельзя было вручать премию кому-то другому… А они — вне конкурса…
    Может, мне так кажется, что видела мало, а их полюбила?

  5. Анна Константинова

    А еще был замечательный внеконкурсный спектакль “Сны Томасины” (Камерный театр г. Череповца, реж. Яков Рубин). Честное слово!
    Искренность и эксцентричность, ирония и органика, и по-настоящему гуманистическое высказывание, для которого неожиданно точной оказалась такая форма… Нехватка “столичного лоска” в этом случае только украсила историю про рыжую кошку (многие ее наверняка помнят по постсоветскому фильму “Безумная Лори”), которую сыграли клоуны и клоунессы, все поголовно в рыжих париках. Наверное, все-таки девчушка, игравшая кошку Томасину, была лучше всех?
    В общем, приз критики они получили не зря и заслуженно.
    И, забавно: если бы рамтовцы привезли “Кота, который гулял где ему вздумается”, то он бы всех положил на обе лопатки, даже Томасину :) )) Впрочем, “Кот” еще возьмет свое, а за рыжую кошку все равно радостно.

  6. Марина Дмитревская

    Причем Череповец тоже был вне конкурса, вот штука-то!
    Не провести ли фестиваль внеконкурсной продукции фестиваля?

  7. admin

    Итоги конкурса на соискание Российской Национальной театральной премии
    «Арлекин» 2010 года и Седьмого Всероссийского фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин» таковы: Российскую Национальную театральную премию «Арлекин» 2010 года в основной номинации «ЗА ЛУЧШИЙ СПЕКТАКЛЬ» не вручать ни одному из конкурсных спектаклей. Денежная часть Российской Национальной театральной премии 2010 года будет возвращена Союзу театральных деятелей Российской Федерации и Министерству культуры Российской Федерации.
    Лауреаты в частных номинациях:

    «ЛУЧШАЯ РАБОТА РЕЖИССЁРА» – АЛЕКСАНДР ТИТИГИРОВ («КАМЕНЬ СЧАСТЬЯ». Театр юного зрителя Республики Саха (Якутия), г. Якутск).

    «ЛУЧШАЯ РАБОТА ХОРЕОГРАФА» с формулировкой «ЗА ПЛАСТИЧЕСКОЕ ОБАЯНИЕ СПЕКТАКЛЯ» – РАМИЗА МУХАМЕТШИНА («МАСТЕР И ПОДМАСТЕРЬЕ». Башкирский государственный академический театр драмы им. Мажита Гафури, Республика Башкортостан, г. Уфа).

    «ЛУЧШАЯ РАБОТА ДРАМАТУРГА» – НИКИТА ВОРОНОВ, автор пьесы «Лорд Фаунтлерой» по повести Ф. Э. Бернетт «Маленький лорд Фаунтлерой» («ЛОРД ФАУНТЛЕРОЙ». Калининградский областной драматический театр).

    «ЛУЧШАЯ РАБОТА КОМПОЗИТОРА» – АНДРЕЙ СЕМЁНОВ («КАРЛСОН, КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ». Академия детского мюзикла, г. Москва).

    «ЛУЧШЕЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОФОРМЛЕНИЕ СПЕКТАКЛЯ» (РАБОТА ХУДОЖНИКА ПО КОСТЮМАМ) – ТАТЬЯНА СТАРИКОВА («ЛОРД ФАУНТЛЕРОЙ». Калининградский областной драматический театр).

    «ЛУЧШАЯ ЖЕНСКАЯ РОЛЬ» – ТАМАРА КАРПОВА за роль Миньоны («МИНЬОНА». Театр «Странствующие куклы господина Пэжо», г. Санкт-Петербург).

    «ЛУЧШАЯ МУЖСКАЯ РОЛЬ» – АНАТОЛИЙ ЛУКИН за роль Графа Доринкура («ЛОРД ФАУНТЛЕРОЙ». Калининградский областной драматический театр).

    Лауреаты Специальных премий «Арлекин»:

    «За великое служение театру для детей» – художественный руководитель Пермского театра юного зрителя н.а. России Михаил Юрьевич СКОМОРОХОВ.
    Награждается Дипломом и серебряной статуэткой Арлекина (автор пластического символа Национальной премии «Арлекин» – художник-ювелир Андрей Ананов).

    «За весомый вклад в развитие детского театра России» – Саратовский академический театр юного зрителя им. Ю.П. Киселёва.
    Награждается Почётным дипломом СТД РФ и высшей наградой СТД РФ – «Золотым знаком».

    Специальный приз зрительских симпатий «Глазами детей»:
    Спектакль «ЛОРД ФАУНТЛЕРОЙ» КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА (режиссер Михаил САЛЕС).

    Специальный приз Дирекции Премии и Фестиваля: Внеконкурсные спектакли Российского академического Молодежного театра (г. Москва) «БЕССТРАШНЫЙ БАРИН», режиссер Марфа Горвиц (Назарова) и «ПОЧТИ ВЗАПРАВДУ», режиссер Екатерина Половцева.

    Специальная премия театральных критиков и журналистов:
    Внеконкурсный спектакль «СНЫ ТОМАСИНЫ». Режиссёр Яков РУБИН. Камерный театр, г. Череповец

    Лауреат Премии Союза театральных деятелей Российской Федерации:
    Творческой командировкой в Москву награждается режиссер ЯКОВ РУБИН за спектакль «СНЫ ТОМАСИНЫ» КАМЕРНОГО ТЕАТРА г. Череповец.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога